По благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской Епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Все, что нужно для монашеской жизни

Иргизский Воскресенский мужской монастырь, что в Криволучье, затерялся в бескрайних просторах волжских степей, затаился на берегу Большого Иргиза, неспешно несущего свои воды, и потому смог стать, как говорит его нынешний наместник игумен Иоанн (Фощий), уединенным местом аскетического подвига, молитвы, настоящего монастырского богослужения. Местом, где есть все, что нужно для отдохновения и спасения души.

Богатое прошлое

Скрытая от глаз мира обитель потомок и наследник славы старообрядческого Нижне-Воскресенского скита, основанного выходцем из польской слободы Ветки иноком Авраамием. На Иргизе старообрядческие общины появились в XVIII веке согласно указам Екатерины II. Императрица вернула из-за границы и центральных мест России бежавших христиан, пообещав им пустующие земли и веротерпимость. Трудолюбивые переселенцы быстро освоили Заволжье и превратили его в хлебный край, край процветающих слобод и хуторов, над которыми плыл колокольный звон первых церквей.

После смерти основателя монастырем управлял монах Андриан, самарский казак. При нем, в 1789 году, в скиту появился пятиглавый деревянный храм в честь Воскресения Христова, построенный на средства откупщика Василия Алексеевича Злобина. Храм отличался необыкновенной красотой и богатством. Его украшали иконы кисти тверского мастера Ивана Пешехонова в тяжелых сребропозлащенных окладах с драгоценными камнями, жемчужинами, семиярусный иконостас, вызолоченные медные Царские врата, огромное паникадило, в котором по праздникам зажигали четыре пуда свечей, колокольня с одиннадцатью колоколами и башенными часами-курантами. Святынями и достопримечательностями храма считались мощевики, маленькая складная деревянная семиглавая церковь, шестипудовая дарохранительница из меди и серебра для большого количества «запасных» Святых Даров и шитая золотом и серебром Плащаница с изображениями двунадесятых праздников, антиминсы, датированные XVI веком.

В 1795 году попечением того же откупщика Злобина в обители появился еще один теплый двухпрестольный деревянный храм. Его главный престол освятили в честь Рождества Божией Матери, а придел – во имя апостола Иоанна Богослова. В то же время у обители появились братские корпуса, хутор, амбары, мельницы, пасека, чуть позже по указу императора Павла Петровича – более 4000 десятин земли, занятых пашней, сенокосными лугами, степными пастбищами и лесом. Однако монастырь славился не земными сокровищами, а духовными.

С учреждением епископской кафедры в Саратове в 1828 году среди старообрядцев стало распространяться единоверие. После долгих перипетий единоверие утвердилось и в монастыре – он вошел в общение с Российской Церковью, подчинился ее священноначалию и Святейшему Правительствующему Синоду. Контролировал этот процесс Саратовский губернатор Александр Борисович Голицын и новый настоятель – архимандрит Платон, в прошлом насельник единоверческого Высоковского монастыря Костромской епархии. Его трудами при монастыре выросло число насельников и наладилась миссионерская деятельность, которую продолжил игумен Марсалий – он открыл при обители училище, а в селе Криволучье – школу. В таком великолепии Иргизский монастырь оказался на пороге XX века.

Скромное настоящее

– У нас на территории монастыря есть храм во имя апостола Иоанна Богослова, несколько корпусов. Один для братии, два других – для трудников и трудниц. Есть игуменский корпус, но в нем мы смогли отремонтировать только крышу. Внутри ничего нет. Потому что средств нет. Как и постоянных ктиторов, – рассказывает о сегодняшнем положении обители отец Иоанн. Вот такое скромное наследство досталось ему, но сначала первому настоятелю современности игумену Максимилиану (Кононенко) после большевистского режима.

К сожалению, братии не удалось сохранить монастырь под видом трудовой артели. В 1918 году его закрыли, в том же году, предположительно, подожгли старинный Свято-Воскресенский храм, разобрали каменный храм в честь Рождества Богородицы, а в келейных корпусах организовали психоневрологический диспансер… Но отец Иоанн не отчаивается. Ему не впервой ни возрождать святое место, ни строить его на пустыре. Это, по мнению батюшки, его святая обязанность. С этого и начиналось его послушание длиною в жизнь – с образования прихода и храма в маленьком поселке Северный Луганской области.

–Промысел Божий – не иначе. Я и сейчас чувствую покровительство Царицы Небесной, призвавшей меня под Свой Покров и на служение Церкви Христовой, – признается отец Иоанн. Конечно, ему не пришлось поднимать монастырь из руин. Все-таки многое здесь было сделано. Просто, как говорит Епископ Покровский и Николаевский Пахомий, предстоит сделать еще больше. И батюшка старается, делает. Он признается – выбирая священническое служение, примерно представлял, что его ждет.

– У нас появился хозяйственный двор, огороды, небольшой сад, столярная мастерская, но она требует ремонта. У нас много старинных разрушенных корпусов, восстановлена только малая часть, – продолжает отец Иоанн. Такой восстановленной малой частью является чудом уцелевшее старинное здание бывшей монастырской ризницы и библиотеки. Сегодня это самостоятельный храм во имя святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова. Таким он стал в 2010 году после Великого освящения, которое совершил Владыка Лонгин.

– Храм реконструировали, фундамент укрепляли, периодически делали косметический ремонт, – делится преобразованиями наместник. Храм действительно очень красивый, ухоженный и опрятный. Чисто выбелен, со вкусом и с любовью украшен. Две большие иконы – икона Божией Матери «Тихвинская» и икона преподобного Сергия Радонежского выделены из иконостаса и убраны в резные кивоты слева и справа от царских врат.  Святые образы – это еще и реликвии храма. Среди них – несколько икон, написанных на Афоне.

– Это «Тихвинская икона». Ей около 250 лет. Икона Божией Матери «Троеручица» и икона апостола Иоанна Богослова – им более двухсот лет и они прибыли к нам со Святой Горы. А еще у нас в храме есть новая икона Рождества Христова – ее Владыка Лонгин подарил монастырю, – рассказывает отец Иоанн. Впрочем, здесь немало и других святынь – выносной крест с землей из Иерусалима, Вифлеема и от Гроба Господня, частички мощей святителя Петра, митрополита Московского, святого благоверного князя Александра Невского. Только вот желающих поклониться им не так много. Братия состоит из игумена, иеромонаха и инока, трех послушников и 10-15 трудников. Паломники здесь редкость. Разве что по воскресным дням и на праздники приезжают немногочисленные гости из близлежащих сел и городов Балаково, Пугачева, Саратова – помолиться за Литургией, потрапезничать с гостеприимными насельниками и хоть сколько-нибудь потрудиться на благо обители и во славу Божию.

– Монастырю всегда требуется помощь: и в воскресные, и в будние дни. Он похож на маленькое государство, живущее по своим правилам, – рассказывает о жизни обители игумен. – Братия соблюдает определенный устав, выполняет послушания, совершает богослужение и правило, на котором должны присутствовать все, кто подвизается в обители.

Богослужение и послушание – основа монашеской жизни. И в Иргизском монастыре ее стараются укреплять и поддерживать всеми силами. Благо, литургическая жизнь возобновилась здесь еще в 2005 году. Сегодня день насельников начинается в шесть утра – братия собирается на молебен перед иконой апостола Иоанна Богослова, совершает молитвенное правило, полуношницу, Литургию, потом расходится на послушания, чтобы вечером снова встретиться в храме.

– Литургию мы совершаем 4-5 раз в неделю. Каждый день не получается – не хватает монашествующих в сане. А про афонскую икону апостола Иоанна вот что расскажу. Ее возвращение чудесным образом совпало с возрождением монастыря. Ее принесли местные жители, сказали, что кто-то перед революцией и разорением святого мета укрыл ее у себя в доме и этим спас, – добавляет батюшка.

…Обитель пока не полна молящимися, но отец Иоанн считает, что все трудности разрешимы, если преодолевать их с верой, упованием на помощь Божию и молитвой.

– Мы подвизаемся в благодатном месте, вдали от крупных поселений, а значит, что и мирской суеты, присущей городским монастырям, здесь нет. Зато есть молитвенный подвиг и богослужение – все, что нужно для монашеской жизни и спасения.

 

Дарья Хохлова
Теги: паломничество, Иргизский мужской монастырь.
Оставить комментарий
Поделиться в: