По благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской Епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Любовь не на словах

Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской празднуется в воскресный день, выпадающий на 7 февраля, или же в ближайшее последующее воскресенье. В этом году – 10 февраля. В числе мучеников и исповедников, пострадавших от советской власти, Церковь чтит память священномученика Александра Миропольского.

«Делайте, как хотите…»

Будущий священномученик с юности решил посвятить жизнь служению Богу в священном сане. В духовном училище, где он получал начальное образование, ему советовали поступать в университет. Способному ученику педагоги усердно преподавали французский и немецкий языки. Но по окончании училища юноша поступил в Казанскую духовную семинарию.

В годы учебы он присмотрел себе невесту, планируя сразу после выпуска жениться. По окончании семинарии в 1868 году Александр отправился домой, где его встретил брат-священник, служивший в селе Новотроицком. Он пригласил вчерашнего семинариста к себе погостить, и они отправились в то село. Недалеко от него, к тому же, жила девушка, которую будущий пастырь хотел взять в жены. По дороге они остановились в доме благочинного, где хозяйствовала его сестра Евгения. Брат спросил Александра: «Не посватать ли нам за тебя сестру благочинного?!» – «И вот как бы какой-то туман покрыл мою голову, – вспоминал он впоследствии, – и я бессознательно отвечал: как хотите...».

Приход в селе Апазове, в котором служил отец Евгении, состоял в основном из крещеных татар. Заручившись согласием будущего тестя, Александр отправился к архиепископу Казанскому Антонию (Амфитеатрову) просить место священника. Получив его, он венчался и был рукоположен во священника ко храму в селе Александровское Чистопольского уезда. А когда тесть тяжело заболел, отец Александр написал священноначалию прошение о переводе в Апазово. Где и прослужил потом большую часть жизни.

Необычная должность

Епархиальный противомусульманский миссионер-проповедник Казанской епархии – на должности с таким непривычным для нас названием подвизался батюшка. Молодой священник свободно говорил по-татарски, хорошо знал культуру народа. Но местные крещеные татары в это время радели за назначение в приходы священников из своей нации, потому отца Александра они приняли холодно.

«В 1881 году… более двухсот душ отпало в мусульманство. Я немного пал духом и хотел уйти в другой приход; но предварительно пошел в церковь, помолился… и о намерении писать прошение после Литургии забыл… Я продолжал служить и работать, насколько мог… Слава Богу, в 1883 году мои отступники все возвратились в Православие, и я еще более ожил духом», – вспоминал позже священник.

Чудесное явление

В тот же год отец Александр овдовел, оставшись с двумя малолетними дочерьми. В глубокой скорби он решил, пристроив их, принять монашество. Но в тот момент Господь чудесным образом остановил его. «Я вижу сон, будто в алтарь апазовской церкви пришел досточтимый молитвенник – протоиерей Иоанн Кронштадтский – и встал перед жертвенником… Он мне и говорит: “Зачем идти в монахи? Как служил, так и служи. Возьми сироту в дом и живи”. После этого я увидел, что в Царских вратах стоит девочка-сирота Анастасия из крещеных татар, да и машет мне рукой. Я рассказал об этом сне дочерям, и мы в тот же вечер взяли ее домой. …Она воспиталась прекрасно», – писал он в своей автобиографической повести «Во сне и наяву».

Продолжая крестить татар и обращать к христианству отпавших от истины, он изучал тогдашние пособия по Закону Божию и нашел в них много недоработок. Горячего проповедника беспокоило, что миссионерские курсы при академии «не преподавая необходимых сведений о христианстве, весьма подробно выясняли учение Мухаммеда, без сопоставления его с христианским – а от сего крещеные инородцы-курсисты отатаривались». Тогда он написал архиепископу доклад для рассмотрения Совета академии и для составления новой программы для курсов.

«Век учись»

В 1900 году отца Александра назначили служить в Троицкий собор в городе Мамадыш. Но через пять лет в связи с революционными волнениями у батюшки начались неприятности – мамадышские интеллигенты упрекали его в отсталости взглядов. Не найдя поддержки местного духовенства и не выдержав такой обстановки, он попросил архиерея перевести его на старое место, но архиепископ Казанский Димитрий (Самбикин) предложил ему вместо этого поступить без вступительных испытаний, как человеку пенсионного возраста, в Казанскую духовную академию. Так в 1906 году в ней появился 59-летний протоиерей-семинарист.

Оценив за свою долгую жизнь важность знаний, он за четыре года не пропустил ни одной лекции, первым приходил в аудиторию и последним уходил, все свободное время проводил в библиотеке. Батюшка был самым усердным богомольцем и священнослужителем академического храма. К тому же призывал и однокурсников, которые годились ему во внуки. «Эх, молодые люди... Вам погулять все хочется, вот дело-то и стало... а ведь жизнь не ждет... В жизни придется волей-неволей быть аккуратными, вот и надо бы приучаться к этому в академии, – мягко наставлял он семинаристов. – Ведь потом, небось, других учить этому будете».

По окончании академии отец Александр отправился в Екатеринбургскую епархию, где его вновь назначили епархиальным миссионером. «В течение всей моей 44-летней службы, – писал священник, – все передвижения мои с места на место были под руководством Промысла Божия, который... направлял службу мою на миссионерское служение инородцам. ... Да будет же святая воля Господа Бога до конца дней моих…».

Опыт свободы…

Делясь с собратьями опытом на поприще миссионерской деятельности, отец Александр писал: «Наша продолжительная пастырская и миссионерская деятельная практика дала возможность убедиться в том, где и в чем скрывается условие успеха... Итак, любовь – любовь не на словах, в виде учения Христова, но любовь – жизнь Христова в нас – крайне необходима для успехов в пастырской и миссионерской деятельности. Только жизнь любви в пастырях и пасомых может обновить приходскую жизнь и “восстановить приход”, раздираемый самолюбием тех и других».

Через несколько лет после принятия закона о свободе совести все наблюдали его влияние на нравственное состояние общества. «Совесть человека есть зеркало жизни его, – писал отец Александр, – догреховная она была совокупностью совершенств,– а греховная она стала отпечатком нравственного уродства сердца человеческого, “сознанием” самолюбивых, чувственных страстей и пороков. “Свобода” таковой “совести” должна быть ограничиваема и утесняема».

Но «свобода», а точнее разгул греха набирал обороты, а гражданская война на Урале сопровождалась особой жестокостью со стороны большевиков.

…и любви

В первый раз семидесятилетнего старца арестовали в конце 1917 года за распространение религиозно-нравственных книг на татарском языке. Но после удостоверения татар, что в книгах нет ничего контрреволюционного, совет рабочих депутатов освободил священника. Вторично протоиерей Александр был арестован красногвардейцами 22 июня 1918 года и в ночь на 23 июня расстрелян. Палачи, не удовлетворившись расстрелом, нанесли ему несколько столь сильных ударов, что лицо его обезобразилось до неузнаваемости, в боку зияла страшная рана, одна нога была сломана и проколота ступня, «и в конце концов его, связанного по рукам, бросили в яму», – писали в газете «Известия Екатеринбургской церкви». Жестокости большевиков поражались даже татары. «За что красный мулла старый убил? Он добра учил, хороша книжка давал», – плакали они.

Тело пастыря-мученика нашли после ухода из селения красногвардейцев. 7 июля 1918 года в Успенском храме Каслинского завода состоялось отпевание протоиерея Александра Миропольского, священников Петра Беляева и Петра Смородинцева и двадцати семи мирян. Пострадавшие от безбожных властей священномученики были погребены около Успенского храма.

При жизни отец Александр много писал, но почти ничего из его трудов не издано. В широком доступе есть только его книга «Любовь – сущность христианства». В ней подробно разъяснено, почему только православное христианство заключает в себе ту самую Божественную жизнь, от которой отпало человечество в лице своих прародителей. К этой жизни Христос приводит человечество Своим учением, примером жизни, страданиями, смертью. И Воскресением – проявлением наивысшей Божественной любви к человеку.

 

 

Татьяна Уютова
Теги: Собор новомучеников и исповедников Российских.
Оставить комментарий
Поделиться в: