По благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Раннее развитие и позднее раскаяние

Народная пословица гласит: «Маленькие детки – маленькие бедки». Но каждый ли родитель задумывается, сколько взрослых сложностей и проблем произрастают из нежного возраста? С какого возраста учить ребенка читать и писать? Что главное в дошкольном периоде? Над этими и другими вопросами размышляет наш автор – воспитатель детского сада и очень творческий человек.

Ты наша принцесса!

Как много принцесс развелось в нашем городе! Что ни девочка, то принцесса. У каждой воздушное платье, корона и масса милых розовых принцесских штучек для поддержания королевского статуса.

Валена принцесс недолюбливает. Уж очень у них тяжелый характер. Их место – королевский дворец, а их приводят в детский сад. Вокруг них должны быть придворные, а в садике – глупые ребятишки, совершенно не понимающие королевского этикета. В любой игре принцесса должна главенствовать и выигрывать, а здесь придумали какие-то считалки, правила, даже шестерочный дубль в домино перевернули и положили в общую кучу.

Принцесса травмирована окружающим миром. Принцессины платья, розовые оборки и хрустальные туфельки плохо приспособлены для весенних городских улиц. В ее королевстве слишком мало подданных и совсем нет короля. Точнее сказать, король временно исполняет обязанности придворного и подданного. Наверно, до тех пор, пока в королевстве найдутся другие подданные.

Манеры у принцесс совсем не королевские. Одна в борьбе за принцесские привилегии пускает в ход кулаки, другая начинает безутешно плакать. А вот еще две принцессы – толкаются, обзываются и тянут на себя Валенин узорчатый платок, который она, кстати говоря, брать им не позволяла.

Валена не понимает, для чего в обычных русских семьях выращивают Их Высочеств. Полцарства в придачу их принц, скорее всего, не получит. Королевская свита из родителей и бабушек подросшей принцессе станет безнадежно мала. И как в сказке останется принцесса с горшочком, грустно напевающим: «Ach, mein lieber Augustin, alles ist hin!»

Родители часто становятся заложниками ложно понятого аристократизма. Н.С. Михалков рассказывал однажды о первой встрече с Ксенией Собчак. Шестилетняя девочка, пришедшая в гостиную, где он находился, вдруг надула губки и обиженно ушла. Ее мама пояснила: «Она ушла, потому что вы не встали при ее появлении». У этой принцессы есть не только принцесское платье, но и нешуточная королевская свита. Но, если честно, вам бы хотелось, чтобы дочурка стала вот такой принцессой? Если да, то у нас разные вкусы. Главная ассоциация, приходящая на ум Валене, — мещанин во дворянстве.

К чему мы стремимся?

Сегодняшние родители свое детство видят, наверно, как время упущенных возможностей и поэтому своим малышам стараются предоставить все возможности, имеющиеся в их распоряжении. Знать буквы в год, читать в три, на английский в три с половиной, музыкалка, изостудия, ушу, бассейн. Чем раньше, тем лучше. Благо, развивалки-обучалки  на каждом углу. Потом – лучшая школа, лучший вуз, престижная работа.

А теперь подумаем, в какое время у нашего детеныша разовьются навыки самообслуживания и общения с людьми? Вопрос не праздный. На продленке Валена столкнулась с суперподготовленными первоклассниками из английской школы, не умеющими даже пользоваться туалетной бумагой, самостоятельно надевать колготки и аккуратно есть за столом. Детей водили на двадцать пять кружков и секций, а чтобы не опоздать, одевали их родители.

Встречала она ребят, которые с трудом вписываются во взаимодействие со сверстниками. Или, вообще, могут разговаривать только со взрослыми и только отвечая на вопросы. Значительная часть детей не может поймать мячик или перепрыгнуть через веревочку. Затеять на площадке игру в мяч даже среди шестилеток в настоящее время становится тяжелой педагогической задачей. Мало кто из ребят может мяч поймать или догнать, и почти никто не согласен пойманный мяч отдавать.

А сколько времени мы оставим нашему ребенку для эмоционального развития? Смешно будет ответить: сегодня мы десять минут будем развивать радость, завтра пятнадцать минут любовь, а послезавтра шесть минут – неприязнь. Вспомните Человека дождя – персонажа одноименного фильма. Поверьте, кроме информации, поместившейся в черепную коробку, человеку жизненно необходимы физическое, социальное и эмоциональное развитие. И не верьте тому, кто скажет, что это развитие нам дадут в ближайшей обучалке.

Неповторимое время творчества

Есть крохотный период в жизни дошкольника, когда в нем просыпается творец, создающий вселенную из земного праха. Начинается это время в самом конце периода установления границ дозволенного, а заканчивается в школе. И больше никогда не повторяется.

Любо-дорого посмотреть, как этот творец заводит мотор табуретки, мчится на ней по коридору, заводит ее в гараж под кухонный стол, а потом при помощи скалки, вилки и вантуза проводит техобслуживание транспортного средства. Он из толстого справочника сооружает ферму и поселяет в ней пять желудей и три каштана. Делает изгородь из спичек, а потом спичечным коробком, грозно раскрывающим беззубую пасть, охраняет это мирное жилище от двух злобных кубиков. Тапочки в руках этого творца становятся резвыми щенками, которые охотно поедают всякие мелкие предметы, боятся веника, громко лают, а на поясе от халата весело бегают за своим творцом по комнате.

Белой завистью завидую я неудержимой фантазии этих волшебников. И нет для меня более увлекательного занятия, чем наблюдать этот фонтан креатива. В это время мне кажется, что и Господь творит мир, играя, как этот ребенок, а не рассчитывая, как инженер.

Как длительность Петровского поста зависит от даты Пасхи, так и длительность креативного периода зависит от времени установления границ дозволенного, о которых я писала в предыдущей статье, и от того, в каком возрасте ребенка повели в школу или «обучалку». Мама и папа, отсрочивающие установку границы, сокращают этот благодатный период в начале, а, отдавая дитя пораньше в грамоту, закрывают этот период насовсем.

Отсутствие этого периода не повлияет, конечно, на общую полноценность нашего человечка. Не каждому же нужно становиться творческой личностью. Он вырастет грамотным, исполнительным работником, действующим по инструкции. Но, повзрослев, сумеет создать только инструкцию. Или сто инструкций.

О детских художествах

Нет методики обучения креативу. Учитель рисования научит только навыкам (держать кисть, смешивать краски) и законам (композиции, перспективе). Но не эти знания делают художником. Творчеству человек учится, прислушиваясь к Творцу. Если у ребенка есть такая возможность, то для создания шедевров достаточно хорошего запаса бумаги и хороших, всегда заточенных карандашей. Можно и краски. Но только если мама сама может правильно держать кисть, не вмешиваясь при этом в чужой творческий процесс.

В жюри конкурсов детских рисунков Валена, как правило, компетентно помалкивает, позволяя остальным взять ответственность за результат на себя. В одних рисунках чувствуется «заботливая рука матери», от других за версту несет дидактикой и несвойственным детям академизмом. Встречается и откровенная халтура. Но когда среди гектара конкурсных работ обнаруживается что-нибудь по-настоящему, по-детски искреннее, жюри с сожалением признаёт, что рисунок бледненький, бумага дешевая, техники рисунка нет никакой. И нас просто не поймут обыватели – что в этом рисунке мы нашли.

Лучшие свои произведения ребенок создает без участия старших на клочках бросовой бумаги. Часто эти бумажки бережно хранят мамы или бабушки. Малыш сам выбирает, что надо скопировать и творчески осмыслить из окружающих его образцов, поэтому сто раз подумайте, какими зрительными образами будут окружены наши дети. Лучше белая стена, чем ежедневные мультяшки или принцессы на обоях.

Глупо, если малого ребенка мама три часа будет водить по музею. Но если на нашей белой стене в простую рамку мы будем вставлять ежедневно или ежемесячно (в зависимости от темперамента ребенка) новую репродукцию, мы не только украсим интерьер, но и дадим малышу новую эмоцию и новую пищу для творческого осмысления.

А в музей мы поведем ребенка спустя какое-то время, чтобы найти там одну из этих картин, удивиться её размеру, хорошо рассмотреть следы кисти, новые детали, новые оттенки красок, не видимые на репродукции. А потом уже можно побродить по залам без экскурсии в поисках новых впечатлений.

 

Ирина Струкачева
Теги: дети, воспитание, Валена.
Оставить комментарий
Поделиться в: