По благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской Епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Быть регентом

В день выезда – короткой архипастырской поездки – Светлана Владимировна Хахалина встает затемно. Нужно собраться с мыслями, настроиться, еще раз проверить заготовленные накануне вечером нотные комплекты, схватить их в охапку и с первыми лучами солнца унестись в храм. На службу. Времени всегда так мало, что некогда размышлять, что значит быть регентом и управлять хором. И все же в плотном графике, разрываясь между спевками, службами, занятиями и разъездами по епархии, она – регент архиерейского хора Свято-Троицкого кафедрального собора г. Покровска – находит время поделиться, что значит одновременно быть в профессии и служить Богу.

– Светлана Владимировна, каким хором мечтает управлять регент?

– Любой регент хочет работать с профессиональным хором. Профессионалы поют с листа произведения любой сложности. С ними не нужно заниматься разучиванием, изучением азов – нотной грамоты, теории музыки.

– А каким составом приходится управлять на самом деле?

– Наш хор состоит не только из профессиональных певцов. У нас поют и дирижеры-хоровики, и вокалисты, и пианисты, и духовики, и народники. И в этом вся сложность. Профессиональный певец – это или дирижер-хоровик, или вокалист. У него есть хорошие вокальные данные, он умеет петь. Музыканты-инструменталисты певческими навыками не обладают. Да, они могут быть высококлассными исполнителями, виртуозно владеть своим инструментом, но петь так, как профессиональные вокалисты, – нет. Зато их можно научить, ведь у них есть главное – музыкальная база.

– Получается, уровень исполнительского мастерства хора в большей степени зависит от профессионализма и данных певчих?

– Не только. От личности регента – его образования, вкуса, воцерковленности – в том числе.

Если говорить о вкусе, то у каждого регента свои критерии отбора песнопений. Иногда выбираешь просто по принципу «нравится – не нравится». Если нравится тебе, а потом еще и прихожанам, настоятелю, то это замечательно, это значит – ты на правильном пути. Иногда нужно время, чтобы новое произведение «отлежалось» и стало понятно, интересно оно, стоит ли с ним работать.

Очень важен совет и поддержка настоятеля храма. Архиерейский хор, конечно, прислушивается к мнению Епископа Пахомия. Если ему нравится то, что мы выбрали и выучили, мы поем, если нет, то снимаем с репертуара.

На то, какие произведения я беру в работу, состав хора, конечно тоже влияет. И дело здесь даже не в уровне подготовки певчих, а в их умении осмыслить песнопение и исполнить соответствующе. Иногда им нужно помочь – рассказать, о чем песнопение, какое место в богослужении оно занимает, объяснить его характер. Помню, мы записывали диск с хором саратовского Свято-Троицкого собора, и одно произведение, очень красивое, очень сложное – «Боже, Боже мой, вонми ми» Никольского – у нас никак не получалось. Вроде поют, вроде красиво поют, а звучание не то. И я тогда сказала хористам: «Вы понимаете, о чем поете? Вы поете о распятом Христе – о Сыне Пресвятой Богородицы. У вас у всех есть дети – вот и представьте, что мать может чувствовать в такую минуту». Это было жестко, но зато мы записали песнопение с первого дубля, и оно получилось самым ярким на диске. То есть очень важно настроить певчих, объяснить, что церковное пение не должно быть бездумным. Бездумно – значит бездушно, а петь нужно душой, сердцем.

– Во многих церковных хорах нет профессиональных певцов, поют даже любители. Выходит, что собрать хороший состав очень сложно – почему?

– В каждом городе есть музыкальные учебные заведения, а значит, и музыканты. Конечно, отбирать певцов так же щепетильно, как это делал выдающийся регент Данилин, которому, например, было важно, чтобы в партии сопрано были только лирические голоса, не получится. Но собрать хороший состав возможно.

Профессиональные составы не собирают, потому что они просто мало кому нужны. Порой сами батюшки говорят, что им достаточно обихода, а единственное приемлемое пение – это знаменное. Но разве это правильно? Почему храму нужны золотые купола, красивый иконостас, а хорошее богослужебное пение — нет? Богу нужно приносить лучшее. Люди испокон веков это понимали.

Если у человека есть дар регентовать или петь, то он обязан делать это хорошо, обязан справляться с красивыми и сложными произведениями. Потому что он, во-первых, служит Богу, а во-вторых, должен стремиться к саморазвитию. Профессиональный рост возможен только благодаря равнению на лучшее – лучших композиторов, регентов, певцов. И, конечно, благодаря поддержке настоятеля, Архиерея. У меня, слава Богу, такая поддержка была и есть. В Саратове меня поддерживали настоятель и Владыка Лонгин, теперь в Покровске – Владыка Пахомий. Именно они приучили меня слушать духовную музыку, интересоваться ею, не стоять на месте.

– Когда говорят: «Хороший, профессиональный хор не нужен», обычно ссылаются на то, что главное – не мастерство и навыки, а молитвенный настрой. Что Вы об этом думаете?

– Никогда не соглашусь с тем, что профессионализм – не главное. Профессионализм дает возможность роста, дальнейшего развития. Молитвенно – это и есть профессионально, красиво, с любовью к Богу. Служба – это праздник, на котором важно абсолютно все – и священнодействия, и чтение, и пение. Все наполнено глубоким смыслом и торжественностью. Особенно это касается архиерейского богослужения – оно яркое, красивое, праздничное. И рассуждая в таком ключе, что хорошее пение не нужно, можно также сказать о богослужении: «Зачем нужно соблюдать чинопоследование? Главное же – молитва»…

– Мне кажется, дело здесь как в непонимании того, что земная служба – подражание службе небесной, так и в непонимании того, что клиросное служение не такое уж простое.

– Печально, но часто можно услышать, что петь в церковном хоре или управлять им легко. Это очень нелегко, даже физически. Кроме того, музыканты преодолевают непростой, долгий путь становления. Они только учатся своему главному и единственному делу жизни шестнадцать лет! Они осваивают нотную грамоту, чтение с листа, искусство пения или игры на инструменте, а за этим стоят часы и годы упорного труда, репетиций. Мой знакомый подшучивает надо мной, говорит: «Да что такое дирижер? Разве это труд? Ты вот попробуй поработай водителем, как я!» Что на это можно сказать? Только предложить прорегентовать службу.

– Часто ли Вас, как регента, критикуют?

– Как сказать… Раньше в храмах бабушки создавали настоящие общины. Они знали всех, кто ходит в храм, кто, чем занимается, знали репертуар хора. После службы всегда подходили и говорили, как мы спели – хорошо или плохо, спрашивали, почему не спели то песнопение, которое они ждали, очень настороженно относились к новым произведениям. Сегодня ничего подобного нет. Бывает, прихожане подходят, благодарят за пение. Это очень приятно. Твоя работа находит отклик в сердцах людей – это не может не радовать.

Что касается настоятелей, то, как правило, не все живут жизнью хора. Мне повезло, что в Свято-Троицком соборе Саратова настоятелем в 2004 году стал отец Пахомий, теперь наш Владыка. Он сразу же заинтересовался делами хора – велел обновить, то есть полностью сменить репертуар, посещал наши спевки, давал советы и делал замечания. Поначалу было тяжело – новые песнопения, композиторы, очень большой объем информации и нового материала, который нужно выучить. После каждой службы я плакала – ничего не получалось. Замечания воспринимала очень болезненно. Мы с хором столько работаем, стараемся, а в итоге от настоятеля слышим только о недостатках. Но потом как-то отец Пахомий мне объяснил, что он делает замечание не потому, что хор поет плохо, а для того, чтобы хор пел еще лучше. И я поняла – нужно просто работать и смиряться, прислушиваться к советам. Особенно священника и тем более архиерея. Благословение архиерея дает силы, талант. Помню, когда Владыка Лонгин благословил наш хор записать диск с «Всенощным бдением» Рахманинова, я сначала подумала, что это шутка. Мне казалось, что с нашим составом это невозможно. Но надо, значит надо – начали работать, учить, и все получилось. И я уверена – это не моя заслуга.

– Вернемся к разговору о профессионализме и молитвенном настрое. Одна из самых распространенных претензий к певчим – невоцерковленность. Прихожанам не все равно, кто поет в хоре, а Вам?

– Всегда удивляет, когда кто-то берется судить глубину веры другого человека. У меня в хоре пели разные солисты – даже некрещеные и мусульмане. И ни один не остался равнодушным к тому, что увидел в храме. Мусульмане, конечно, своим убеждениям не изменили, но в храме вели себя очень достойно – были вежливы с прихожанами и уважительно относились к священнику, богослужению. Некрещеные певчие рано или поздно начинали интересоваться верой, читать книги и потом принимали Крещение. Поэтому для меня наличие или отсутствие веры не показатель – хороший это человек, певчий или плохой. Шанс нужно давать каждому и никому не преграждать путь к Богу.

– Вы сказали, что регенту и певчим в творчестве, в служении нужно ориентироваться на лучших представителей, исполнителей духовной музыки. На кого ориентируетесь Вы?

– Я ориентируюсь на композиторов Новой московской школы. Тем более что сегодня ее традиции активно возрождают. Ярчайшие представители этой школы – Кастальский, Чесноков, Никольский, Калинников, Голованов, Шведов, Гречанинов, Рахманинов. Они брали древние распевы и на их основе создавали очень красивые произведения. Единственное – композиторы делали упор на партию низких басов. Сегодня дефицит таких голосов – хорошо, если хоть один бас в хоре есть.

Можно брать в работу произведения композиторов русского зарубежья – Ледковского, Константинова, и современных композиторов – Лебедева, Лапаева, Ковальджи, Митрополита Илариона (Алфеева), Архиепископа Ионафана (Елецких). Они пишут хорошую, доступную музыку для небольших составов.

Определенно стоит послушать, как поет коллектив высочайшего уровня – мужской хор Московского Подворья Свято-Троицкой Сергиевой Лавры под управлением Владимира Горбика. И еще мужской хор Сретенского монастыря. Из смешанных рекомендую хор храма в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» на Большой Ордынке.

Для меня лично эталонами исполнения духовной музыки остаются архимандрит Матфей (Мормыль) и Александр Свешников. Отец Матфей удивительным образом передает дух церковной музыки. Хор Свешникова – знаменитого дирижера, хормейстера – тоже очень музыкально, логично и, что не менее важно, церковно исполняет духовные произведения.

– Светлана Владимировна, в завершение беседы предлагаю Вам небольшой блиц. На Ваш взгляд, что нужно, чтобы богослужение прошло хорошо?

– Нужно оставить все мирское, все проблемы и заботы за порогом храма. Настроиться на труд, не отвлекаться во время пения ни на что. Все внимание уделить службе. Это важно помнить и регенту, и певчим.

– Какими качествами должен обладать регент?

– Регент должен быть коммуникабельным человеком, хорошим психологом – в большом коллективе нужно уметь находить подход к каждому. Регент должен быть профессионалом в своем деле, постоянно совершенствоваться, интересоваться чем-то новым. Еще регент должен быть смиренным человеком. Это обязательно – регент ведет службу, но не он главный на этом празднике. Он подчиняется настоятелю или Архиерею, Богу.

– Регентство для вас – это…

– …это моя жизнь. Поначалу думала: «Ну, руководитель церковного хора, и что? Я на это училась». Теперь с каждым годом все больше понимаю, насколько это сложная, трудная, мужская, как сказал Горбик, профессия. И она меня поглощает – я постоянно строю планы, ищу новые песнопения, разучиваю их с хором, что-то слушаю, перекладываю. В общем, живу!

– Светлана Владимировна, Вы часто говорите, что пение хора за богослужением помогает прихожанам сосредоточиться на молитве. Вы чувствуете, когда люди в храме молятся, а когда нет? Что делаете для того, чтобы настроить верующих на общение с Богом?

– Да, бывают такие моменты на службе, когда возникает необъяснимое чувство единства с певчими, священниками, прихожанами. Этого не описать. А чтобы люди в храме молились, регенту самому нужно молиться. Но не забывать о своих обязанностях. Служба – это тонкий процесс, хор должен звучать или молчать тогда, когда это положено. Нужно быть собранным, сосредоточенным и при этом сохранять молитвенный настрой, трепет, благоговение перед Богом. И стараться передать это певчим – жестом, взглядом. Тогда все получится.

 

Дарья Хохлова
Теги: церковный хор, регент, церковное пение, богослужебное пение.
Оставить комментарий
Поделиться в: