По благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской Епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

У нас есть любящая Мать

В плотном графике Епископа Манхэттенского Николая, сопровождавшего в Саратовскую митрополию Курскую Коренную икону Божией Матери, — богослужения, встречи, общение со многими людьми. Тем не менее он согласился дать интервью для читателей нашей газеты. Любезность, вдумчивость и спокойная простота отличали наше общение и напоминали о традициях дореволюционной России, преемниками которой считают себя русские православные люди за рубежом. 

– Владыка, можете ли Вы вспомнить момент, когда в Вашей жизни произошла первая встреча с Курской Коренной иконой Божией Матери?

– Это было в самом раннем детстве. Я родился и вырос в Америке, в штате Нью-Джерси в семье благочестивых родителей. Нас дома воспитывали в русском духе, мы посещали все праздничные и воскресные богослужения. Нью-Джерси – это часть Восточно-Американской епархии. В Нью-Йорке, это на север от штата Нью-Джерси, находится Архиерейский Синод Русской Зарубежной Церкви. Он был основан в Манхэттене в 1957 году. Там же есть собор в честь Курской иконы Божией Матери; нижний храм освящен во имя преподобного Сергия Радонежского. В этом соборе и находится Курская Коренная икона, которая прибыла в Америку в 1951 году.

В Нью-Джерси, в городе Джексон, находится храм-памятник во имя равноапостольного князя Владимира, построенный к празднованию 1000-летия Крещения Руси. В июле здесь традиционно проходят торжества – богослужения, встречи. Туда часто привозят почитаемую Почаевскую икону Пресвятой Богородицы из Свято-Троицкого монастыря и Курскую Коренную икону. Там, наверное, в семидесятых годах прошлого века, и произошла моя первая встреча с этой святыней.

Около Нью-Йорка находится Новая Коренная пустынь. Это, можно сказать, первая резиденция чудотворного образа. В день праздника Рождества Божией Матери и в последующий воскресный день там проводятся торжества в честь Курской иконы. Мы с семьей ездили туда. Часто посещали также Свято-Троицкий монастырь в Джорданвилле, где в особые дни, например, в День Святой Троицы, праздник освящался присутствием Курской иконы. В дни Великого поста или на престольный праздник семья наша старалась посещать Знаменский собор при Архиерейском Синоде. В этих местах мы и встречали Курскую Коренную икону.

С детства у меня было благословение молиться перед этой иконой. Помню себя мальчиком лет пяти-шести, когда я учился по субботам в приходской школе при соборе во имя благоверного князя Александра Невского в Нью-Джерси. В нашу школу приехал Епископ Григорий (Граббе) с Курской иконой. Он вместе с приснопамятным протопресвитером Валерием Лукьяновым ходил по классам и благословлял нас чудотворной иконой. Этот момент я как-то особо запомнил.

С детства и по сей день икона является для меня очень близкой и дорогой святыней. Божия Матерь по молитвам у нее утешает все больше и больше людей, которые к ней приходят.

– Ежегодно этот удивительный образ привозят в нашу страну, где святыня посещает одну или несколько епархий Русской Православной Церкви. Какая из этих встреч запомнилась Вам особо?

– В 2009 году Курскую Коренную впервые за много лет принесли в Россию. Мы посетили Москву, а потом Курскую Коренную пустынь. С тех пор так и сложилось – икона посещает Курск, где в сентябре бывает крестный ход, и еще одну епархию.

Нельзя забыть первую встречу в 2009 году. Мы прибыли в день памяти благоверного князя Александра Невского 12 сентября. Икону торжественно встретили в аэропорту, а затем в Храме Христа Спасителя. Перед иконой молился Патриарх Кирилл, епископат наших Церквей, храм посетил Президент. Народ ликовал, все радовались, молились, люди стояли в очереди часами. Спустя 11 дней мы уехали на праздник в Курскую Коренную пустынь. 24 сентября освящали собор в честь Рождества Божией Матери, а 25 сентября состоялся крестный ход. Я никогда не видел такого величественного крестного хода.

С тех пор во всех епархиях чудотворный образ ждут с трепетом, с любовью, достойно встречают. Всегда икону украшают цветами, совершают перед ней непрестанную молитву. Нельзя сказать, что где-то встречают скромнее, проще. Нет, всегда с пониманием и огромной любовью. И мы только рады помочь встрече, с радостью несем послушание хранителей этой иконы.

– Сегодня на службе в нашем кафедральном соборе мы молились и причащались вместе. Это произошло благодаря тому, что в 2007 году был подписан Акт о каноническом общении наших Церквей. Вы в это время были келейником Предстоятеля Русской Православной Церкви Заграницей митрополита Лавра, сопровождали его в той исторической поездке в Россию. Поделитесь, пожалуйста, своими воспоминаниями об этом человеке.

– Владыка был монахом. Будучи Первоиерархом РПЦЗ, он оставался настоятелем Свято-Троицкого монастыря и ректором семинарии. Он проводил жизнь свою в монастыре, посещая богослужения, нес там свое послушание. Примерно раз в месяц он посещал Архиерейский Синод, там тоже служил в соборе и проводил синодальную работу. Владыка много читал, ежедневно вел дневник.

Владыка Лавр был монахом, но в Церкви он был достойным архиереем. Он служил, как подобает архиерею, молился, знал богослужебный Устав, красоту Церкви. Он никогда не показывал свои эмоции, но подавал нам пример своим молчанием и смирением. А сам в свою очередь брал во всем пример с митрополита Анастасия (Грибановского). Будучи с братством преподобного Иова в Женеве в 1940-х годах, он иподиаконствовал у владыки Анастасия в Крестовоздвиженском соборе. Владыка Лавр запомнил эти традиции старой России, ведь владыка Анастасий был хиротонисан в Успенском соборе Московского Кремля еще до революции. Я стараюсь подражать этому, служить так же, как служил владыка Лавр.

Приснопамятный митрополит Лавр нам показал, каким должен быть и монах, и служитель, и добрый православный христианин.

– Свято-Троицкая духовная семинария в Джорданвилле довольно известна в России, с ней связана жизнь многих ученых, богословов, священнослужителей. Чем Вам запомнились годы обучения в этом заведении?

– Наша семинария находится при Свято-Троицком монастыре, и наши семинаристы, как временные послушники обители, носят в знак этого подрясник и пояс. Они посещают утром Литургию, трапезничают вместе с братией, потом учатся, несут послушания. День заканчивается богослужением, в котором принимают участие и монахи, и семинаристы.

В семинарии были прекрасные преподаватели, сам владыка Лавр нас учил. И уроки были блестящие. Но сама жизнь при монастыре – тоже ведь урок. Общение с монахами дает такой опыт, который ты не можешь почерпнуть из книги. Как они себя ведут, как молятся, как трудятся. Помню, как с монахами, в том числе и архимандритами, мы работали на разных послушаниях, и здесь я понял образ послушания и смирения.

Живя при семинарии, пять лет семинарист может не только предметы выучить, но и научиться, как быть смиренным, как быть послушным, как радоваться о Господе, и это передавать другим.

Наши наставники и преподаватели говорили нам, чтобы мы ходили на клирос, изучали богослужение, потому что на приходе батюшка должен все знать: и как служить, и как исповедовать, и как проповедовать, как быть отцом для своей паствы.

– Пять лет Вы являетесь епископом Манхэттенским, викарием Восточно-Американской епархии. Как Вы думаете, что самое важное в устроении современной церковной жизни?

– Священнослужители должны быть рядом с народом, общаться с людьми. Не только во время богослужения, но и вне церковной ограды. Послать открытку к празднику, это ведь дорого для человека – обо мне подумали, ко мне проявили внимание. Сказать доброе слово кому-то, просто поздороваться. Порой ведь одно «здравствуй» может кого-то спасти от отчаяния.

Богослужения нужно проводить очень красиво, очень правильно, достойно. Нужно готовиться к богослужению, красиво ходить, кадить, четко читать и говорить возгласы. Мы ведь служим Богу. И если будет благоговение у нас, служителей, народ это почувствует.

– Как Вам показалось, чем отличается церковная жизнь на приходах в России от того, что есть сегодня за рубежом?

– У нас больше чувствуется семейная обстановка. Все друг друга знают, знают и свои обязанности перед приходом. Все знают, что приход – это наше спасение. Все вместе участвуют в уборках, в подготовке к празднику, вместе говеют, причащаются. В России много верующих, и слава Богу. Поэтому, может, и не всегда складывается такая семейная обстановка. Но к этому, по-моему, можно стремиться, стараться объединять людей вокруг храма. И показывать им правильный путь к спасению.

– Мы беседуем в преддверии праздника Успения Пресвятой Богородицы, а в сентябре будем вспоминать Ее Рождество. Ваша жизнь связана с чудотворным образом Божией Матери. Что бы Вы пожелали нашим читателям, вспоминая об этих великих событиях?

– Чтобы все жители вашего края запомнили, что в дни Успенского поста здесь была чудотворная Курская Коренная икона. Праздник Рождества Богородицы также связан с ней, ведь именно в этот день было ее обретение в 1295 году.

В Рождестве Божия Матерь приходит в мир, а в Успении его оставляет. Но мы все знаем, что Она не оставляет нас. Это любящая Мать, и мы должны обращаться к Ней со словами благодарности за то, что Она приняла послушание быть Богородицей. Молиться Ей, передавать наши просьбы, прошения, а Она приносит их перед Сыном Своим – Господом нашим Иисусом Христом.

Курская икона – небольшого размера, но очень тяжелая. Думаю, в этом есть духовный смысл – более семиста лет люди проливают перед этой иконой слезы. Миллионы людей, среди них наши цари и царицы, преподобный Серафим Саровский, владыка Иоанн Шанхайский и Сан-Францисский. Божия Матерь все это принимает, и так продолжается до сего дня. И мы тоже можем попросить помощи исправить свою греховную жизнь, попросить вразумления, прощения. Или просто поблагодарить.

Нужно жить не с понедельника по понедельник, а вокруг церковного календаря, и включить в свою жизнь все праздники и периоды подготовки к ним. Праздники Божией Матери нам дают понять: кем бы мы ни были, у нас есть любящая Мать – Пречистая Богородица.

 

Марина Шмелева
Оставить комментарий
Поделиться в: