По благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской Епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Исповедь – путь к исцелению души

Покаяние, Таинство исповеди нередко профанируется, превращается в «отчет о проделанных грехах». Хотя всем известно: исповедь имеет целью очистить совесть кающегося грешника и дать ему возможность исправить свою жизнь. На самом деле, не все так ясно даже для верующих, достаточно долго ведущих церковный образ жизни. Мы посвятили этой теме беседу с настоятелем храма в честь иконы Божией Матери «Умиление» с. Безымянное священником Георгием Шматко.

Аще что будет разрешено на земли, будет разрешено и на небеси.

 (Мф. 18, 18).

 

– Отец Георгий, обязательно ли исповедоваться перед каждым Причастием или эти два таинства не так строго сопряжены?

– Таинство исповеди и Причастие были связаны с древнейших времен, и ныне эта традиция сохраняется во многих Православных Церквах. Мы читаем у святых отцов о том, что вся духовная жизнь человека зиждется на покаянии. Исповедь – главное средство для глубокого покаяния, как же можно им пренебрегать?

Допускаются исключения, например, на праздники, когда с амвона во всеуслышание объявляют, что можно подходить к Чаше без исповеди. Если человек живет напряженной церковной жизнью, часто причащается, Причастие следует одно за другим с маленьким промежутком времени, можно подходить к Чаше без исповеди. Но делать это надо не по своему разумению, а только с благословения священника, который допускает к Причастию и несет за это ответственность. Этот вопрос всегда решается только индивидуально.

Большая часть наших прихожан причащается не так часто – один-два раза в месяц. Ничего не мешает им накануне вечером прийти на исповедь. Тогда на Литургии не надо будет ни на что больше отвлекаться, а побыть наедине с Богом, с вниманием помолиться.

Когда мы каемся в каком-то грехе, то обещаем больше его не совершать. Но как можно давать такое обещание Богу, если этот грех повторяется снова и снова?

– Исповедь – это осознание своего греха и твердое желание от него избавиться. Мы должны прилагать для этого все усилия и, стиснув зубы, как в спорте, стремиться к результату. Спортсмен ради победы постоянно тренируется, ограничивает себя во всем, соблюдает строгий режим. Так и в духовной жизни – надо прилагать максимум усилий. Покаяние есть исправление, покаявшийся всем сердцем должен возненавидеть прежнюю греховную жизнь и положить твердое намерение воздерживаться от всего, что неугодно Богу. Если человек исповедуется и тут же возвращается к своему греху – где же здесь раскаяние? Никакого покаяния он не совершил.

Бывает, что какая-то страсть сильно человека держит, надо сказать об этом священнику, он даст совет, возможно, даже наложит епитимью, но относиться к исповеди надо как к врачеванию, а не как к перечню своих грехов.

В человеке, за редким исключением, не могут действовать все страсти одновременно, какая-то из них наиболее сильна, поэтому разумно направить свои силы на борьбу с тем грехом, который больше всего тревожит. Точно так, как мы убираем квартиру: сначала выносим видимый мусор, а потом заглядываем в каждый угол, выметаем каждую ворсинку.

Можно утром встать с постели, увидеть беспорядок в своей квартире, посокрушаться о том, как все плохо, и остаться лежать на диване. Так и с душой. Знать свои грехи — это еще не значит каяться в них. Одно дело, когда мы увидели в себе то или иное прегрешение, и другое, когда стали от него усиленно избавляться.

– Отец Георгий, бывают такие грехи, в которых стыдно даже себе самому признаться. Как же можно открыть их священнику?

– Нужно понимать, что за грех всегда будет стыдно, стыд – это неизбежное следствие греха, без стыда исповедоваться невозможно. Чтобы не было стыдно – проще не грешить. Здесь еще страсть гордости мешает, мы стараемся казаться лучше, чем есть на самом деле, и потому умалчиваем свои грехи, стыдимся их открывать. Но кто скрывает свой грех, никакой пользы не получает. Как бы человек ни сокрушался о своих грехах, если он их не назовет на исповеди, то эти грехи на нем останутся. А священника стыдиться нечего, он такой же человек, как и все, и знает наши немощи.

– Отец Георгий, нужно ли в вечернем правиле перечислять все грехи, если ты их не совершал? Можно ли самому подкорректировать это правило?

– Когда человек только приходит к духовной жизни и начинает читать утреннее и вечернее правило, он не всегда понимает слова молитв. Но постепенно вдумываясь в тексты святых отцов, которыми и являются молитвы, смотрит через призму их опыта на свою собственную духовную жизнь и начинает в себе эти грехи замечать.

В вечерней молитве перечисляются не все, но основные грехи, которые человек может совершить, и надо очень постараться, чтобы за день столько много нагрешить. И если человек не объедался, не пьянствовал, не унывал и ничего не похищал, каяться в этих грехах и не надо. Этот перечень научает нас, в чем мы должны каяться и как. Когда же приобретается хотя бы небольшой опыт, то исповедование своих повседневных грехов происходит уже осознанно, человек кается только в том, в чем он действительно грешен.

– Но может ли быть такое состояние, когда человеку не в чем исповедоваться и он просто что-то выжимает из себя только для того, чтобы получить право причаститься?

– Такого состояния у христианина быть не должно. Святые отцы, оставившие нам покаянные молитвы, считали себя первыми из грешников, а мы думаем, что у нас все благополучно! Апостол Иоанн Богослов обращается к нам с такими словами: Если говорим, что не имеем греха, обманываем самих себя, и истины нет в нас (1 Ин. 1, 8). Все дело в погруженности в свою духовную жизнь, внимательности к себе. Если человек живет внимательной жизнью, у него не может быть такой ситуации, что ему не в чем исповедоваться, и никогда не возникнет вопрос, надо ли исповедоваться перед Причастием. «Не только за дела и слова, но и за мысли, когда в них не каемся, дадим Богу ответ», – научает нас преподобный Макарий Оптинский.

Обычно люди, неопытные в духовной жизни, не видят множества своих грехов, «бесчисленных, как песок морской». Все мы, постоянно нарушающие заповеди, обязаны иметь настроение души, как у мытаря, и не искать в себе достоинств. Если же человек не замечает своих грехов, значит, он так горд, так ослеплен, что может и отпасть от Бога.

– Скажите, отец Георгий, можно ли и нужно ли мирянину каяться в своих помыслах или это чисто монашеская практика?

– Практика эта действительно пришла к нам из монашеской среды, потому что эти люди вели наиболее внимательную духовную жизнь, их борьба сводилась уже в область помыслов. В конце каждого дня монах или монахиня открывают духовнику все свои греховные мысли, слова и поступки, совершенные в течение дня. Нечто похожее мы имеем в нашем вечернем правиле, когда исповедуем свои повседневные грехи. Но на исповедь мирянину не нужно выносить каждый свой помысел, это не его духовная мера.

На этот счет есть притча. Ученик спросил своего учителя, как остановить греховные помыслы, которые постоянно крутятся в голове, обуревают душу. Старец вывел ученика на открытую местность и велел ему распахнуть свою одежду. Ветер тут же ворвался в нее, стал трепать рясу. Тогда старец сказал: «Останови ветер!». Инок ответил: «Не могу!». Учитель произнес: «Так же ты не можешь остановить и помыслы, они всегда будут приходить и уходить, главное – не надо на них сосредотачиваться». Если какой-то помысел обуревает человека длительное время, тогда в нем надо покаяться, чтобы он не перерос в грех. А просто исповедовать каждый свой помысел мирянину не стоит, потому что, как сказано в притче, ветер остановить невозможно.

– Отец Георгий, мы грешим постоянно, каждый день и каждый час. Если к человеку пришло сокрушение о своем грехе, и он сразу обратился к Богу: «Прости меня, Господи!» – обязательно ли говорить об этом грехе еще и на исповеди?

– Если человек голоден, может ли он насытиться, глядя на картину с едой? Так и здесь. Да, Господь видит нас везде, но это не заменяет Таинства исповеди, потому что человеку требуется не только прощение грехов, но и благодатная помощь, которая подается только в церковной исповеди.

Увидеть в себе грех – это сигнал к тому, что надо прийти на исповедь и обязательно покаяться в нем, назвать его перед священником, чтобы Господь тебя простил и дал силы не повторять больше содеянный грех. Исповедь – это исцеление, это получение Божией помощи, зачем же от нее отказываться? Святитель Николай Сербский говорил: «Чем чаще исповедуешься, тем лучше». Пренебрежение исповедью – это непонимание сути таинства.

Часто приходится наблюдать, как исповедь превращается в долгую беседу с батюшкой. Допустимо ли это? Каким должно быть это таинство в идеале?

– На мой взгляд, идеальная исповедь – одна в жизни. Покаялся – и больше к греху не вернулся. Но Церковь говорит: Несть человек, иже жив будет и не согрешит (Екк. 7, 20). Исповедь – это разговор не со священником, а с Богом, и он должен быть кратким, тем более что за тобой стоит очередь других исповедующихся.

Конечно, бывают разные ситуации. Если человек исповедуется впервые, впервые раскрывает свою душу перед Богом, ему недостаточно нескольких минут. Но надо понимать, что исповедь — это не духовная беседа о твоих недостатках, сомнениях, перипетиях семейной жизни, для подобных бесед на приходах есть дежурные священники, и с ними следует решать свои духовные проблемы.

Когда же мы приходим на исповедь, каемся, а не занимаемся самооправданием, не объясняем священнику «смягчающие обстоятельства», наше покаяние не может быть долгим и витиеватым. Все это признаки самолюбия и отсутствия глубокого покаяния.

К исповеди надо готовиться, постоянно помышлять, в чем провинился перед Богом и перед ближними своими. И когда таким образом приготовишь себя к Таинству исповеди, смело иди и знай, что получишь прощение от Господа, ибо сердце сокрушенно и смирено Бог не уничижит (Пс. 50, 19).

Ольга Стрелкова
Оставить комментарий
Поделиться в: