По благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Быть сельским священником

Как простой мирянин становится священнослужителем? Что означает «призвание», когда речь идет о простом сельском священнике, пастыре маленького прихода? Бог не ошибается, поэтому, когда человек услышал внутри себя мощный глас Божий, призывающий на служение, – это его христианский путь. Но бывает, что Господь призывает на служение человека, совсем не готового встать на этот крестный путь. Почему человек соглашается, ведь он мог бы заняться другим делом и жить спокойно? Станет ли он хорошим священником, сможет ли вдохновлять, вести за собой паству? Эти вопросы до сих пор задает себе настоятель храма во имя равноапостольного князя Владимира в селе Камышево священник Владимир Заграничнов, не только никогда не мечтавший о церковном служении, но и проживший большую часть своей жизни вне Церкви. 

– Впервые о Боге я задумался в 15 лет. Даже не о Боге, Его я не знал, а о том, зачем живу, если придется умирать? Отгонял эти мрачные мысли и продолжал жить как все. Отслужил в армии, получил профессию, женился. В церковь не ходил и даже не знал – крещеный я или нет. Но однажды мой ребенок, вернувшись из детского сада, стал просить купить ему крестик. Все дети с крестиками, а у него нет.

В Озинках, где мы жили с семьей, к тому времени уже был построен храм, и жена с сыном покрестились. Без меня, мне это не нужно было. Потом сынишка стал проситься в воскресную школу, я начал его водить. Чтобы не скучать, пока шли занятия, стал понемногу помогать в храме. Врагом Церкви я никогда не был и через некоторое время покрестился. Как я мог оставаться некрещеным, если сын с женой уже причащаются, ходят на службы, я должен быть с ними рядом.

Помню, с каким трудом выстоял первую службу. Мало того, что ничего не понял, так еще и стоять оказалось трудно, уже через 15 минут захотелось убежать. Рядышком бабушки стоят – и ничего! Стал буквально заставлять себя, и с каждым разом становилось легче. Хотя долгое время я не понимал смысла богослужения, но в храм тянуло. Сначала приходил раз в месяц, потом через две-три недели. Пришло время, когда мне уже этого не хватало, стал бывать в храме каждую неделю.

В храме мне было хорошо, все здесь нравилось, хотя исповедоваться долго не решался и еще не мог заставить себя подойти к кресту и поцеловать руку священнику. Первый раз я взял благословение даже не в храме, а на улице. Это был наш благочинный протоиерей Стахий Жулин, к другому я бы, наверное, не подошел.

Отца Стахия, своего будущего духовника, я уже тогда выделял из всех священников. Я работал в «Энергосбыте», приходилось постоянно обзванивать и вежливо напоминать о долгах за электроэнергию. Так вот, отец Стахий в должниках никогда не числился, расплачивался всегда вовремя. А я вам скажу: как люди думают о священнике, так думают и о Церкви. Только так!

К отцу Стахию я сразу проникся уважением, и с первой своей исповедью пришел к нему. Он очень мудрый и как священник, и как человек. Однажды после службы отец Стахий подозвал меня с женой и сказал: «Хочу, чтобы вы стали семьей священника». Это было так неожиданно, что я, не раздумывая, сразу согласился.

А когда пришли домой, стали думать – проживем ли? У меня была хорошая работа, стабильный заработок, а какая жизнь у сельских батюшек – я видел. Одни проблемы. И я отказался. И стало мне очень плохо. Все из рук валится, места себе не нахожу, на работе тоже пошли одни неприятности. Это я сейчас понимаю, что пошел против воли Божией, а тогда просто впал в уныние. Жена, видя мое состояние, сказала: «Иди к отцу Стахию, соглашайся!» Я начал алтарничать.

Здесь вся моя родня поднялась, даже тетка из Кургана звонит, отговаривает, родители кричат: «Опомнись! У нас в роду никогда попов не было!» Опять у меня сомнения на душе: куда я лезу? Какой из меня священник? Перестал в храм ходить, неделю, две, три не прихожу, потом не выдержал, пришел в алтарь. Отец Стахий спрашивает: «Чего пришел?» А я ему в ответ: «Все! Больше не уйду!» И не ушел. И стал я усердно молиться, исповедоваться, причащаться, батюшка даже как-то спросил, что это я так зачастил? Говорю: батарейки сели. Отец Стахий часто потом вспоминал про мои батарейки.

Для многих стало неожиданностью, как резко я изменил свою жизнь. К тому времени мне уже было за сорок, но я горел желанием учиться, несколько месяцев прослужил в алтаре и поступил в духовную семинарию. Я всегда много читал, с детства любил книги, и Библия меня увлекла. Сейчас без ежедневного чтения Евангелия, Апостола не могу обойтись, чувствую, что Новый Завет дает мне благодать. Через год Епископ Покровский и Николаевский Пахомий рукоположил меня в сан диакона, это было в 2014 году, а еще через год я стал священником. 

– Отец Владимир, а не обидно, что Вы служите в таком маленьком селе, на окраине епархии?

Наверное, Владыка решил, что раз я Владимир, то должен стать настоятелем храма в честь великого князя Владимира. Шучу, конечно. Все нормально. Понимаете, мы верующие, знаем, зачем живем. Только ради вечной жизни мы и живем. Недавно окрестил в больнице молодую девушку, она на следующий день умерла. Хотя она была мусульманкой, я верю, что она спаслась. А вот за себя не уверен, далеко не уверен.

Я ведь как начинал? Прихода не было, в храме ни копейки, сотовой связи нет, машина стоит без резины, с чистой водой тоже проблема. Вроде мелочи, но первое время было трудно. Признаться, я даже унывал, злился, грешные вопросы себе задавал. Матушка поначалу тоже плакала, в Озинках у нас жизнь была налажена, а здесь надо было все начинать с нуля.

Постепенно привыкли, матушка изучила богослужение, создала хор. Регентом я бы ее не называл, поем по-простому, кто хочет, тот и поет. А первое время все молчали, в храме просто стояла гробовая тишина. Я распечатал литургические песнопения, раздал бабушкам, они старательно все выучили наизусть и теперь тянут на клиросе. И службы совсем по-иному проходят.

Не сразу люди прониклись ко мне доверием, долго приглядывались, но потом появились помощники, теперь они всегда рядом. Село есть село, здесь все нараспашку, и с гнилой душонкой не проживешь. В храме все делаю сам. Но что о том говорить? Любой мужчина в своем доме все делает своими руками, а сельскому батюшке на кого надеяться?

Со временем и отношение благотворителя храма – генерального директора «МТС – Ершовская» Александра Григорьевича Бесшапошникова – тоже поменялось. До меня здесь несколько священников служили, но надолго не задерживались. Поэтому он мне сразу условие поставил: «Будешь служить — буду помогать». И помогает. 

– Скажите, отец Владимир, в чем Вы сегодня находите опору?

– В молитве, Священном Писании и в богослужении. Мне надо обязательно много служить, иначе мне плохо. Даже если храм пустой, а на всенощной так бывает часто, служу в пустом храме. Матушка, свечник да я.

И Владыка поддерживает. Знаете, когда я рядом с ним нахожусь, меня такая благодать накрывает, что в эти минуты ничего не боюсь. Куда бы он меня ни послал – поеду. Не потому, что надоело жить в Камышево, я свой приход никогда не оставлю. А потому, что в Церкви главное – послушание.

Мне, к примеру, совершенно не хочется, чтобы Вы писали обо мне в газете. Но раз Владыка сказал, значит, надо. Я ведь в Церкви поздно оказался, позже всех крестился, опыта у меня никакого нет. Герой одного из рассказов моего любимого писателя митрополита Вениамина (Федченкова) называет себя «пылью церковной», так это обо мне.

Беседовала Ольга Стрелкова

Оставить комментарий
Поделиться в: