По благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Свидетели благой вести

Евангелия, с которых начинается Новый Завет, повествуют о жизни и учениях Христа, Его страданиях, смерти и воскресении, спасении и Царствии Небесном. Почему канонических Евангелий именно четыре, чем они схожи и чем различны? В этом разбираемся вместе с клириком Свято-Троицкого кафедрального собора священником Димитрием Вразовским.

– Отец Димитрий, почему Евангелий канонических именно четыре?

– Дело в том, что единый текст очень легко опровергнуть, а чтобы свидетельство было принято, нужно как минимум два-три свидетеля. А у нас их четыре. Четыре независимых человека говорят об одном и том же, но при этом каждый свидетельствует о чем-то уникальном, раскрывает события, вероучения и жизнь Христа со своей стороны. Они ходили вместе со Спасителем, они видели все, что Он делал, слышали то, что Он говорил, и они записали свои свидетельства.

Из евангелистов Матфей и Иоанн – это два апостола, ученики Спасителя, которые были избраны Им для продолжения Его миссии (см.: Мф. 10, 2-3). Марк – ученик и постоянный спутник апостола Петра, он записывает проповедь своего учителя, и за его Евангелием стоит авторитет первоверховного апостола. Евангелиста Луку в православной традиции очень тесно связывают с апостолом Павлом и с Пресвятой Богородицей. Сам Господь при Вознесении говорит, что апостолы будут Его свидетелями: Вы примете силу, когда сойдет на Вас Дух Святой, и будете Мне свидетелями (Деян. 1, 8). К тому же эти четыре Евангелия являлись авторитетными уже во времена апостольские, именно их зачитывали на первых богослужениях.

– Евангелия начинаются по-разному. А почему так важны именно начала?

– Каждое из Евангелий написано конкретным человеком, который принадлежит к той или иной социальной и культурной среде, оно обращено к определенному кругу людей, к определенной общине и отвечает нуждам этой общины.

– Поэтому самое раннее Евангелие от Матфея начинается с родословия?

– Евангелист Матфей пишет для иудеев. Начало Евангелия от Матфея, которое начинается со слова «родословие», – это не просто перечень имен, это краткий конспект Ветхого Завета. За каждым именем стоит история. Для правоверного еврея человек ниоткуда попросту не будет авторитетен, а человек, который является не только потомком Давида, но исполнением всех пророчеств, действительно может быть Мессией. Потому им было близко и понятно то, о чем пишет евангелист. Ведь Матфей акцентирует внимание на исполнении пророчеств, он ссылается на Ветхий Завет, проводит аналогии прошлого с настоящим.

Кроме того, Евангелие от Матфея укоренено в еврейском быте, в нем мы находим много бытовых подробностей. Например, когда женщина, страдавшая кровотечением, прикоснулась к одежде Спасителя (см.: Мф. 9, 20), только у Матфея отмечается, что она прикоснулась к особым кистям на краях одежды. У других евангелистов женщина касается просто края одежды.

– «Начало Евангелия Иисуса Христа, Сына Божия, как написано у пророков…»это уже Марк. Поясните.

– Считается, что это благовествование простое в понимании для людей, знакомящихся с христианством. Оно раскрывает важное учение о Христе, о Жертве за весь мир. Проповедь была обращена к язычникам, не знавшим ни Ветхого Завета, ни географии Палестины, ни еврейских обычаев. Поэтому апостол, проповедуя язычникам, был вынужден приспосабливать поучения.

Например, если для Матфея достаточно сказать, что Иисус пришел в Храм, то Марк, обращаясь к язычникам, всегда уточняет, что Храм находится в Иерусалиме. Для Матфея достаточно назвать женщину «хананеянка», а Марк объясняет, что женщина была язычница, сирофиникиянка родом. Матфей пишет: в первый опресноков… (Мф. 26, 17), а Марк вынужден пояснить: В первый день опресноков, когда заколали пасху… (Мк. 14, 12). И подобных примеров очень много.

– Если Евангелие от Матфея продолжает традицию ветхозаветной книжности, Евангелие от Марка – запись устной проповеди апостола Петра, то евангелист Лука с первых же слов заявляет о себе как об исследователе…

– Лука действительно историк. Его Евангелие – одно из самых подробных, можно назвать научным, потому что он проводит своеобразное расследование о жизни Христа. Для него важно было донести знания о Христе и его учениках для потомков максимально полным.

Первый же стих его Евангелия говорит, что он пользовался многочисленными письменными источниками, второй – достоверными устными источниками, потому что его информаторами были сами апостолы. Кроме того, очень вероятно, что Лука пользовался также воспоминаниями Божией Матери. Иногда он оканчивает свои повествования словами: Мария сохраняла все слова сии в сердце своем (Лк. 2, 19, 51).

Свое Евангелие он пишет на греческом языке для большой массы народа, чтобы каждый мог соприкоснуться с этой истиной. Принято его благовествование рассматривать вместе с еще одним трудом – книгой Деяний святых апостолов, которая рассказывает о миссии и путешествии Петра и Павла.

– Евангелие от Иоанна отличается от первых трех, непохожесть с первых строк. «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог».

– Евангелие от Иоанна было написано гораздо позднее других, когда его автор был уже глубоким старцем. Язык Евангелия от Иоанна возвышенный, торжественный. И если первые три Евангелия рассказывают о земной жизни Спасителя, то в последнем речь идет о Его страданиях, раскрывается Его Божественное достоинство и глубочайшие таинства веры. Здесь нет многих событий, притч, рассказов об исцелениях, зато есть длинные беседы Спасителя – с Никодимом, с самарянкой, перед самым арестом – с учениками.

Казалось бы, Иоанн Богослов, любимейший ученик Христа, единственный из апостолов, стоявший у Креста, мог описать все, что было, но для него это неважно, важно лишь одно – донести до человека, что Бог есть Слово, и Слово это есть Любовь.

– В Евангелии от Луки мы читаем, что Иисус учил в синагогах и от всех был прославляем. Возникает вопрос: чему учил, что говорил? Почему Евангелия так кратки, ведь любое Его слово ценно для нас?

– Да, для нас все, что Христос говорил, возглашал, проповедовал, на вес золота. Но надо понимать, евангелисты действовали не по своей личной заинтересованности, каждое Евангелие богодухновенно. Многое и другое сотворил Иисус; но, если бы писать о том подробно, то, думаю, и всему миру не вместить бы написанных книг (Ин. 21, 25) – так завершает свое благовествование евангелист Иоанн.

Конечно, по-человечески нам бы хотелось, чтобы написано было больше. Мы понимаем, что апостолы видели и слышали гораздо больше, чем зафиксировано. Но в том, что рассказали нам евангелисты, содержится вся полнота Откровения. Все, что Господь хотел открыть нам, Его ученики донесли до нас. Некоторые святые отцы называют Евангелие лествицей – известным символом Церкви к принятию Бога. И порядок четырех Священных Писаний неслучаен. Начинается с простого – от Марка – и заканчивается от Иоанна, где все пронизано великим слогом и символизмом.

– Во время каждой Литургии в храме читают Евангелие. Мы слышим одни и те же отрывки, предписанные уставом. Почему избраны только отдельные эпизоды?

– Не совсем так. На самом деле, в течение всего богослужебного круга Евангелие вычитывают полностью, по хронологии. Отдельно взятые эпизоды мы выделяем для особого осмысления человеком в праздничные дни, прежде всего, в воскресенье. Чаще всего мы читаем отрывки, посвященные воскресению Христа, свидетельства об этом апостолов, жен-мироносиц. В дни богородичных праздников мы читаем отрывки, связанные с почитанием Божией Матери. Говоря о почитании святителей, читаем Евангелие, говорящее о пастырстве, так как святитель – это пастырь, ведущий свое стадо ко Христу. К преподобным – мы слышим в храме заповеди блаженства, так как эти люди достигли святости своей благочестивой жизнью.

– Часто нас призывают читать Библию непременно с толкованиями святых отцов. Какие из книг порекомендуете для прочтения?

– В первую очередь, это святые отцы каппадокийцы, скажем, толкование на Евангелие святителя Иоанна Златоуста. Однако его язык и слог может быть не всем понятен. Поэтому начинать можно с более простых исторических толкований, той же «Толковой Библии» А.П. Лопухина, где приводятся краткие комментарии к историческим событиям. Из наших русских святых отцов – толкования святителя Феофана Затворника, он будет близок по душе каждому. Но самое главное – приступать к чтению Евангелия надо с благоговением, рассуждением, тогда эта духовная работа пойдет на пользу.

 

Людмила Питайчук
Поделиться в: