По благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской Епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Болезнь коллектива

Пора ученичества – одна из самых ярких и запоминающихся в жизни. Она многих вдохновляет на создание фильмов, песен, стихов, рассказов. Правда, не всегда основанный на реальных событиях сюжет весел и приятен, а финал полон светлых надежд. Почему так бывает? Вместе с психологом Татьяной Анатольевной Твердохлебовой обсудим причину, по которой школьные годы могут оказаться совсем не чудесными, – травлю.

– Татьяна Анатольевна, скажите, что же такое травля? В чем ее суть, как ее отличить от конфликта?

– Конфликт – это столкновение интересов. Он может возникнуть в любой самой заурядной, бытовой ситуации. Конфликта не нужно бояться – это источник развития. Особенно если решать его конструктивно – обмениваться мнениями, искать точки соприкосновения. Если конфликт решать неконструктивно – ругаться, оскорблять – он перерастет в травлю. А травля – это беспричинное, длительное эмоциональное подавление человека, издевательство.

– Если нет видимой причины, что же выступает катализатором проблемы?

– Нездоровая обстановка в коллективе. На фоне закрытости людей, нежелания, неумения строить личные отношения один человек может начать подавлять другого, чтобы самоутвердиться, возвыситься.

– Есть какие-то критерии выбора жертвы?

– Жертвой может быть выбран любой: толстый, лысый, любимчик или ничем непримечательный человек, ребенок. Повод незначителен. Существует психологическая теория, утверждающая, что агрессор и жертва похожи. Только агрессор привык подавлять других, а жертва – себя. Есть люди, которые выглядят так, что их можно обижать. Они тихие, спокойные, не дают отпора, когда требуется. Впрочем, нередко тихие, очень своеобразные дети находят свое место в коллективе. Но в любом случае, выбирая жертву, зачинщик сначала прощупывает ситуацию. Если человек не защищается, он становится жертвой. Если он дает понять, что издеваться над ним не получится, агрессор отступает. Чтобы искать новую жертву.

– Что заставляет агрессора самоутверждаться за счет других?

– Воспитание, личностные качества. Например, ребенок привык действовать напором, агрессивно. Почему? Потому что в семье видел такую модель поведения. Родители ведут себя импульсивно, нетерпеливо, чуть что – срываются на крик, дают подзатыльник. Бывают больные – психопатичные – дети, но их не так много. Они не умеют контролировать себя. Бывают дети гиперактивные – они тоже не умеют сдерживаться, но по причине избытка сил, энергии. На таких часто вешают ярлыки: драчун, неслух. Но хуже всего дело обстоит с ребенком, который не просто не умеет правильно реагировать, а который не хочет этого делать: «Я могу, но не хочу сдерживаться, потому что этот человек мне не нравится, раздражает и должен быть подавлен».

– Поэтому обычно и говорят, что слаба на самом деле не жертва, а ее обидчик?

– Да. Если агрессор попадет в коллектив, где есть дети сильнее его, он запросто станет жертвой. А жертва в других обстоятельствах проявит себя как агрессор, причем с еще более жестокими нравами.

– Травля – это болезнь коллектива. Соответственно, есть не только жертва, зачинщик, но и его сторонники. Какую роль играют эти дети, а главное – откуда у них желание причинять боль другому ребенку, да еще и коллективно?

– Группа поддержки агрессора своим содействием или бездействием – молчаливым согласием – подогревает травлю. При этом дети в группе могут испытывать разные чувства – кто-то рад, что травят не его, кто-то боится заступиться и оказаться новой жертвой, а кому-то нравится издеваться, не проявляя себя. Травля как способ самоутверждения существует не только в детских, но и во взрослых коллективах – это сплетни, пересуды.

– Чаще все-таки слышно о травле в средней и старшей школе. Почему?

– Травля – самый легкий, примитивный способ самоутверждения. Часто травля сопряжена с оскорблениями, порчей вещей, в запущенных случаях – с причинением вреда здоровью. Взрослым за это грозит уголовная ответственность, это во-первых. Во-вторых, с годами у человека вырабатывается гибкость поведения, появляются новые возможности для самоутверждения. У детей нет ограничений в виде наказания, но и знаний о том, как действовать по-другому, тоже нет. Они выбирают самый простой, соответствующий воспитанию, характеру способ.

– Наверное, подростковый возраст виноват?

– Есть такое. В детском саду, в начальной школе дети смотрят на взрослых, на то, как они оценивают происходящее. Если взрослые ведут себя корректно, уважительно, то и дети будут вести себя так же. У подростков взрослые не обладают прежним авторитетом. В этот период дети входят в силу, а главной деятельностью становится общение со сверстниками. Они учатся взаимодействовать, принимают на себя взрослые роли, формируют мнение о себе и об окружающих. Они пытаются понять, кто они, какими хотят быть и чего добиться. Отсюда и выяснение отношений.

– Для школьника травля очевидна. А как родителю понять, что происходит что-то неладное?

С ребенком с ранних лет нужно общаться, строить доверительные отношения. В таком случае всегда можно заметить, что что-то происходит, что ребенок изменился. Нужно обращать внимание на отношения со сверстниками. В начальной школе родители обычно забирают учеников после занятий, поэтому посмотрите, как дети общаются, как относятся к вашему ребенку – с ним приветливо разговаривают или толкают. В средней школе – перезванивается ли с друзьями, ходит ли с ними гулять, в каком настроении уходит в школу и возвращается, в каком состоянии его школьные принадлежности. Травля сопровождается порчей вещей, поэтому портфель, одежда могут быть порваны, испачканы, тетради измяты, изрисованы.

– Что же делать, если опасения подтвердились: ребенка травят?

Никогда не нужно торопиться – необдуманные поступки только усугубят ситуацию. Действуйте аккуратно и по обстоятельствам. В случае, когда ребенка бьют, подойдет одно решение, а когда обзывают – другое. Сначала разберитесь в ситуации: выясните, какая обстановка в классе, обижают ли целенаправленно только вашего ребенка или еще кого-то.

Иногда достаточно не замечать обидчика и его нападок. Дело в том, что некоторые специально выводят жертву из себя. Им интересно посмотреть на реакцию – как ребенок будет плакать, кричать, бросать вещи. Дети разные – кто-то плохо переносит обиду и легко теряет контроль над собой, а кто-то ведет себя спокойно. Постарайтесь научить ребенка быть сдержанным, вежливым, не отвечать злом на зло или отвечать с юмором. В то же время объясните ему, в какой ситуации можно ответить грубо или даже ударить обидчика. Я не за то, чтобы бить, но часто агрессор понимает только физическую силу. Здесь средства зависят от ребенка – сможет ли он ими воспользоваться.

В моей практике был такой случай: способную девочку, отличницу, ученицу музыкальной школы, обижали две менее способные одноклассницы из зависти. Я посоветовала ей их как-нибудь похвалить или предложить во что-нибудь поиграть. И у нее получилось с ними подружиться. В другой ситуации этот совет может не сработать. Если травля слишком далеко зашла, лучше сменить коллектив, школу и обязательно поработать с ребенком. Он получил травму, и не факт, что теперь сможет адаптироваться в новом коллективе.

– Некоторые родители иногда говорят детям: «Сам виноват, надо было быть гибче, добрее». Как Вы думаете, это правильно?

– Это очень обидные слова. Родители не должны отделяться от ребенка. Они, наоборот, должны поддержать его, понять. Даже если ребенок оказался виноват, с ним все равно поступают неправильно – его травят, ему делают больно. Разберитесь в ситуации, обсудите его поведение, объясните, в чем он не прав. Совет «быть гибче» не поможет. Ребенок не сможет быть гибче, потому что он не знает, что это значит. Кроме того, ситуация может развиваться непредсказуемо, в худшую сторону, где изменением поведения ничего не добьешься.

– Если говорить о травле как о болезни коллектива, то в школе таким коллективом управляет учитель. Как он может повлиять на ситуацию?

– Учитель может и предотвратить травлю, и спровоцировать ее. Последний вариант возможен, когда педагогу или воспитателю в детском саду не нравится ребенок, и он его постоянно ругает. А дети его копируют. В средней школе такая ситуация маловероятна – у учеников уже свое мнение, на счет учителей в том числе. Лучше всего, чтобы учитель с самого начала строил между учениками личные отношения. Например, организовывал бы интересные внеклассные мероприятия, чтобы дети могли лучше узнать друг друга – когда у кого день рождения, кто и что любит, есть ли у кого-то домашние животные. Или проводил занятия так, чтобы дети работали сообща – вместе выполняли задания, рисовали газету, участвовали в эстафете. Дети в коллективе должны контактировать, видеть, что их окружают точно такие же люди, с интересами, чувствами, и их нельзя обижать. Ведь почему травля возможна? Потому что агрессор обезличивает жертву. Относится к ней, как к вещи, которая ничего не чувствует, которую можно сломать.

– Возможно ли агрессора переубедить?

Если в своей агрессии он не зашел слишком далеко, то еще можно объяснить, что от его действий кто-то страдает. Если зашел слишком далеко, то говорить с ним бесполезно. По возможности, нужно создать обстановку, в которой он не сможет вести себя привычно. Например, расформировать коллектив, в котором он имеет поддержку. Можно также попробовать привлечь специалистов – психолога, сотрудника полиции, чтобы он рассказал о последствиях такого поведения.

– Как помочь ребенку, если он вольно или невольно стал свидетелем травли?

– Ребенка нужно воспитывать с чувством собственного достоинства. Учить его уважать себя и окружающих людей. Учить его не бояться постоять за себя и за других, особенно, если что-то угрожает. Тогда не будет ни агрессоров, ни жертв. Соучастники и наблюдатели поддерживают агрессию. А если бы они возмутились, объединились, встали на защиту, агрессор бы струсил, и травля прекратилась. Детям обязательно надо объяснить, что они могут и имеют право влиять на ситуацию, которая им не нравится. И главное – объяснить, как это сделать.

– Получается, от травли страдают все. Татьяна Анатольевна, а как пережитый детьми опыт скажется на их будущем?

– В долгосрочной перспективе хуже всех агрессору. Как правило, он остается безнаказанным и еще больше утверждается в своей «правоте». Он не захочет и не будет меняться. В итоге его накажет жизнь. У жертвы есть пути развития. От нее зависит, какой она изберет: примет ли на себя роль жертвы окончательно или же отпустит обиду, переработает ее в опыт. Наблюдатели или будут тяготеть к агрессивному поведению, или научатся давать отпор, или будут иметь страх стать жертвой.

 

Дарья Хохлова
Теги: травля, дети, Малая Церковь, школа, коллектив, отношения.
Оставить комментарий
Поделиться в: