По благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Настоящий ребенок

Прежде чем приступить к статье об этом детском авторе, я раздумывала несколько месяцев. Причина моей нерешительности роднила меня с чиновниками из шведской государственной комиссии по детской и учебной литературе: в ее книгах слишком много проказ и слишком мало нравоучений.

Без назидательной морали

Как часто мы, взрослые, пользу для души от того или иного сочинения для детей определяем по обязательной морали, которая, по меткому замечанию Марка Твена, должна помахивать куцым хвостом в конце каждого сочинения. А в книгах знаменитой шведской сказочницы Астрид Линдгрен той самой поучающей морали нет. Если и делает сказочница какой-то душеполезный вывод, то очень деликатно, на равных. Может, поэтому так любят ее сказки взрослые и дети и не перестают переиздавать ее сочинения? В Швеции говорят, что если весь тираж книг Астрид Линдгрен поставить в вертикальную стопку, то будет она в 175 раз выше Эйфелевой башни.

За свою 95-летнюю жизнь Астрид Линдгрен написала тридцать с лишним книг, которые были переведены на 85 языков. А началось все в 1941 г., когда дочь писательницы Карин заболела воспалением легких и каждый вечер Астрид рассказывала ей перед сном всякие истории. Однажды девочка заказала историю про Пеппи Длинный чулок. Так появилась на свет всемирно известная девочка с рыжими косичками, а мама Астрид постепенно превратилась в знаменитого детского писателя. Вслед за книгами последовали премии: медаль Нильса Хольгерссона, премия Сельмы Лагерлёф, шведская Государственная премия по литературе, орден Улыбки, диплом почетного доктора университета в Линчепинге, франкфуртская Премия мира... и, наконец, самая главная награда сказочников – Золотая медаль Ганса Христиана Андерсена. На родине писательницы уже при жизни установили ей памятник, а вскоре после смерти открыли удивительный музей, в котором живут все персонажи ее сказок и где дети могут свободно играть и веселиться.

Ее первые книги нарушили, как любят выражаться литературные критики, дидактические и сентименталистские традиции детской литературы Швеции. Астрид выступала за воспитание, которое учитывало бы мысли и чувства детей и таким образом проявляло уважение к ним. Она стала автором, пишущим с точки зрения ребёнка. Но читать ее книги детям действительно страшновато. Как заметила одна мама, нужно говорить с детьми об этих книгах, чтобы они не восприняли их как руководство к действию. Да что там дети, и взрослым-то порой хочется повторить озорные проделки Мадикен из Юнибакена или Карлсона, «в меру упитанного мужчины в самом расцвете сил».

Дни, полные проказ

Но есть одна книга, которая все же, на мой взгляд, очень назидательна. Для взрослых. Хотя по стилю и содержанию «Эмиль из Леннеберги» мало чем отличается от других произведений писательницы.

В книге увлекательно и очень весело описаны приключения маленького Эмиля, который живет с родителями и сестренкой Идой на хуторе Катхульт. Он еще не ходит в школу, и жизнь его полна проказ, после которых вся округа жалеет его родителей и даже собирает деньги, чтобы отправить мальчика в Америку, подальше от родной деревни. Но родители горячо любят своего сына и отказываются с ним расставаться, а домработница Лина скептически замечает: «Об американцах тоже надо подумать. Они не сделали нам ничего плохого, за что же нам насылать на них Эмиля?»

Но не стоит думать, что Эмиль злобный озорник или отчаянный хулиган наподобие «вождя краснокожих» из рассказа О´Генри. Нет, он любит своих родных, работника Альфреда, жалеет животных. Несмотря на то, что папа периодически запирает его в сарае, а порой и отвешивает подзатыльники, Эмиль очень свободен и может делать то, что современному дошкольнику просто не снилось: скакать верхом на лошади, доить коров, самостоятельно зарабатывать мелкие деньги и совершать выгодные покупки. И несмотря на трагические рассуждения мамы о будущем сына, книга полна радости и напоминает о детстве самой писательницы на таком же сельском хуторе.

В будущем – славный человек

Кстати, о будущем. Здесь-то и начинается назидание для взрослых. Постоянные проделки Эмиля (которые порой получаются ну просто сами собой) делают его грозой округи. Порой родителей даже приглашают в гости без детей. Но писательница упрямо в каждой главе пишет, что Эмиль, «когда вырос большой, стал, ни много ни мало, председателем сельской управы и самым уважаемым человеком во всем Леннеберге».

Как часто мы, взрослые, классифицируя детей по группам «хорошие – плохие», на самом деле хотим сказать «удобные – неудобные». Астрид против такого подхода к детям, она призывает смотреть в детскую душу глубже и упрямо доказывает нам, что проказник Эмиль на самом деле не просто добрый ребенок, а настоящий человек.

Скажите, положа руку на сердце, кто из нас готов пригласить в свой дом в рождественскую ночь стариков из дома для бедных, отдать им всю еду, которая предназначалась для обеспеченных гостей, и в ответ на робкий вопрос сестренки: «А ты уверен, что нам не попадет?» солидно ответить: «Лучше кормить тех, кто голодает». Не присоединимся ли мы со всем своим знанием о необходимости милосердия к мнению мамы Эмиля: «Бедный мальчик… Конечно, он очень добрый, но все-таки чуть-чуть тронутый».

А у Эмиля слова не расходятся с делом. И если уж он любит работника Альфреда, то в момент смертельной опасности не руками разводит, а везет его в ужасный снегопад в город к врачу, чем спасает от верной смерти. Да и учится Эмиль, вопреки мрачным предсказаниям сельчан, отлично, хотя и проказы не забывает. Но при этом самокритично отдает учительнице тетрадь с описанием своих проказ для потомков, чтобы они не выросли похожими на него.

Эту книгу прочитать будет не столько полезно, сколько радостно всем. Детям, которые увидят в Эмиле не правильного мальчика, удобную игрушку для взрослых, а друга, озорного, но по-настоящему доброго и великодушного. И взрослым, особенно мамам, которые, записывая подобно маме Эмиля проказы (подчас небезобидные) своих сорванцов в тетрадь, чтобы потом объяснить детям, почему они так рано поседели, найдут утешение в том, «что из отпетых мальчишек могут со временем вырасти отличные люди».

Марина Шмелева
Поделиться в: