По благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Подвиг взросления: аскетика семейной жизни

 

В патриархальном обществе подготовка к семейной жизни была налажена. Например, 100 лет назад в русской деревне семьи были многодетные. Ребенка постепенно вводили во взрослую жизнь, приучали помогать по хозяйству, старшие дети нянчились с младшими. Уклад жизни строился так, что дети постепенно взрослели, становились самостоятельными. Вот ключевой момент: именно самостоятельность отличает ребенка от взрослого.

Конечно, по отдельным вопросам совершеннолетние крестьянские дети оставались зависимыми, в важном вопросе выбора невесты решение принимали родители. Не стоит идеализировать патриархальную семью – были у нее свои достоинства и недостатки. К тому же абсолютное большинство семей сейчас не патриархальные, и возврат в прошлое невозможен.

Поэтому двинемся ближе к нашим дням. Уже в 1950-м г. православный писатель Сергей Фудель указывал сыну на опасность, которая коверкает жизни молодых людей:

«Покрасоваться собой часа два где-нибудь на пикнике – это одно дело, а прожить вместе 20 лет, в буднях и болезнях, – это совсем другое дело. Недавно один мой знакомый... доктор наук, сказал мне серьезно, что он признает только брак по сватовству. В этом верно то, что перед вступлением в брак должен быть какой-то расчет, какое-то зрелое рассчитывание того, как, с учетом характера и свойств ‟моих” и ‟ее”, правильно построить жизнь... не думаю, чтобы брак ‟по страсти” был бы в итоге счастлив... Страшно, если мало любви, то есть если ее заряд только два часа, а не на 20 лет».

Видите, брак по сватовству Сергей Фудель уже не рассматривал как реальность его времени. С другой стороны, он считал брак по страсти, по скороспелой влюбленности – обреченным на несчастье. Что же нужно для семейного счастья? Нужна зрелость, взрослый ум – обдумать, как жених и невеста с их характерами будут жить вместе 20 лет, а не два часа. И, конечно, требуется аскетическая борьба за счастье. Здесь праздничной влюбленности мало, нужна любовь и зрелость, чтобы стойко пережить будни и болезни, сохранив и приумножив радость.

Подростковый возраст

В наши дни мы наблюдаем нездоровый ход взросления: сначала детей подгоняют скорее-скорее перейти в категорию подростков (это травмирует, инвалидизирует детей), а потом притормаживают, не дают подросткам стать взрослыми (мешают развиваться). Восьмилетним детям в массовом порядке навязывают «сексуальное воспитание», подростковую развязную музыку и показушные стереотипы поведения, имитирующие взрослых. Подростками легче манипулировать.

Конечно, не только низовой слой массовой культуры виноват в том, что людей загоняют в подростковое состояние. Каждый из нас наблюдал, как живущая по соседству мать-одиночка растит сына «для себя». 30 лет сын живет с мамой, приготовить себе еду не может, жены и детей нет. В 1980-е гг. считалось, что подростковый возраст – примерно от 12 до 18 лет. Сейчас сложнее: 9-летние дети ведут себя как подростки, а 40-летний мужчина бросает жену и ребенка, с подростковым легкомыслием оправдывая свой грех. Как ему объяснить, что такое мужская ответственность за семью?

Это чисто аскетическая задача – отвечать за свои поступки. Покаянная память о Страшном Суде помогает нам в этом. Некоторые считают, что покаяние снимает с человека ответственность за злые дела и слова. Напротив, настоящее покаяние выращивает в нас чувство ответственности. Покаяние помогает нам быть взрослыми, а не казаться взрослыми, – подросток выругался матом, глотнул пива и на этом основании чувствует себя мужчиной. У людей вырабатывается установка быть «вечно молодым» подростком.

Нашим детям сейчас трудно взрослеть, требуется настоящий подвиг взросления, приходится плыть против течения. Поможем им. Без взросления человек неспособен раскрыться, создать семью, повести за собой вверенных ему Богом людей. Конкретнее это сформулировал протоиерей Феодор Бородин:

«Если ребенок научился, допустим, без напоминаний, сам следить и отвечать за вынос мусорного ведра, то, когда он вырастет, любая задача будет ему по плечу», – он и семью крепкую создаст, и предприятием управлять сможет. Так и есть.

Большое дело – помочь детям: потихоньку приучать их к самостоятельной жизни, распределяя обязанности по дому. Чтобы сынишка четко знал: мусорное ведро выносит он. Постепенно приучать его обслуживать себя, выполнять свой круг обязанностей для всей семьи. Чтобы он привыкал думать о приготовлении обеда, покупке одежды, зарабатывании денег. Планировал, реализовывал, как взрослый.

Работа и хобби

У каждого из нас есть талант от Бога. Яркий талант человека можно увидеть даже в его детских играх. Говорят, Саша Суворов так замысловато играл в солдатики, что друг семьи Суворовых, заметив в игре талант мальчика, попросил отца подумать о военной службе для Саши. В результате получился гениальный полководец, отважный воин, защитник России.

Детские игры перерастают в увлечения. Один ребенок ходит в кружок рисования, другой увлечен моделированием летательных аппаратов, третий бежит в секцию вольной борьбы. Эти увлечения могут ставить вопросы о будущей профессии ребенка. Кому-то в школе математика дается, а литература – нет. Значит, у ребенка математический склад ума, возможно, юный математик будет работать программистом. Конечно, для этого нужно настойчиво учиться годами. Серьезная учеба и есть для ребенка аскеза, не сомневайтесь. От родителей требуется забыть о своих мечтах, сосредоточиться на интересах ребенка, не навязывать сыну или дочери чужую линию жизни, разглядеть талант в ребенке, вникнуть в его интересы, помочь таланту раскрыться. Всё это – с терпением и любовью, бережно и целеустремленно. Вот аскеза для родителей и для ребенка, синергия (содействие).

В XIX с работой было достаточно ясно и стабильно: обучился ремеслу – и работай, как твои деды; поступил на службу – и занял место, подходящее для твоего сословия. Промышленные революции и прочие общественные события изменили нашу жизнь. XXI век заставляет нас учиться в университете, доучиваться на рабочем месте, через 5 лет работы переучиваться. Мы приобретаем знания и навыки в одной профессии, а потом приходится переключаться на другие навыки или на вторую профессию.

Современные профессии православный мыслитель и трейдер Нассим Николас Талеб делит на две большие группы:

  1. В Среднестане оказываются профессии «середняков», в которых не происходит ничего из ряда вон выходящего. Так, человек учится на стоматолога, работает, будет иметь нормальный стабильный заработок, но не разбогатеет за один день.
  2. В Крайнестане живут трейдеры, писатели, здесь учеба и работа не дает стабильного результата. Победитель получает всё, проигравшие живут на положении «бедняков». Кто окажется победителем, зависит от так называемого «черного лебедя», то есть от непредсказуемого события, которое влечет за собой большие последствия. В современном мире наблюдается массовый отток людей в Крайнестан.

Бизнес-сообщество высоко оценило книги Талеба «Черный лебедь», «Антихрупкость», «Рискуя собственной шкурой». Книги Талеба – о том, как человек может жить в современном мире с его рисками, неопределенностью, используя эту неопределенность как шанс укрепить свои позиции. В своих книгах он опирается на знание законов американской экономики и оснований европейской культуры, на свой житейский опыт, исторические примеры и – что важно для нас! – на Евангелие, на православную традицию. Жаль, что в русских переводах Талеба религиозная составляющая передана крайне неудачно. Для Талеба размышления о работе и духовной жизни неразделимы.

Отделять работу от хобби/волонтерства – еще одна аскетическая задача для взрослеющих подростков. То, чем я увлекаюсь, что люблю делать, – может быть не очень-то и нужно людям, значит, и заработка не даст. Или другой вариант: это востребовано в обществе, но я не умею делать это хорошо, не выдерживаю конкуренции с профессионалами. Что тогда? Пусть это будет моим хобби, а не профессией. Надо смириться и найти подходящую работу, при этом не бросать любимое дело, заниматься им на досуге.

С работой сопряжены две крайности. Первая крайность – ленивый паразитизм: «Мама заставила поступить в университет. Диплом я получил. Нормальной работы по специальности нет». Однако есть расчет, что мама будет кормить. Такое пассивное отношение к жизни, инфантильное, недостойное взрослого человека, несовместимое с созданием семьи, кончается часто катастрофой.

Вторая крайность – нездоровый карьеризм: «Жить от зарплаты до зарплаты не для меня. Надо устраиваться по-умному. Хорошая работа – когда поменьше работаешь, побольше получаешь и ни за что не отвечаешь». С таким настроем хотят уехать на социальном лифте на верхние этажи. Не взбираться по социальной лестнице, проходя все ступеньки, а сразу оказаться в нужной кабинке, нажать кнопку и взлететь под облака. Много есть грязных способов взлета: «съесть» конкурента, заключить брак по денежному расчету. На «людоедстве» и фиктивном браке счастья не построишь.

Сергей Фудель с женой и сыномСергей Фудель с женой и сыномРабота предполагает добросовестный квалифицированный труд, ради работы приходится чем-то жертвовать. Труд может быть скучным. Работать, преодолевая скуку и другие трудности, – это аскеза. Епитимья от Бога, данная падшему Адаму. Сергей Фудель говорил сыну:

«Не труд страшен, а бессмыслица в труде. Но советую тебе и в этом не унывать, то есть и среди бессмыслицы искать какую-то свою тропинку». Кто ищет, тот найдет.

Выше работы находится служение (воинское, священническое, врачебное). Оно требует от человека большего, чем обычная работа, – готовности в нужный момент пожертвовать собой, жизнь отдать. Подумаем над судьбой апостола Павла. Он учился у Гамалиила – знатока Священного Писания, зарабатывал изготовлением палаток – простым физическим трудом. При этом Христос призвал его на апостольское служение, к мученическому подвигу. В судьбе апостола было служение и работа. У других людей – работа и хобби. Или две работы (для заработка и для души).

И люди, ушедшие из мира, продолжают трудиться. Преподобный Венедикт Нурсийский призывал монахов: «Ora et labora», то есть: «Молитесь и трудитесь». Вот два занятия, которые создают ритм жизни всех христиан.

Брак

Среди молодых людей сейчас распространено нежелание создавать настоящую семью. Семью подменяют незаконным сожительством, лукаво именуя его «гражданским браком». Ведутся лукавые разговоры о том, что штамп в паспорте «Семейное положение» – простая формальность. Хочется спросить: «Тогда и весь паспорт – формальность? Тогда не надо паспорт получать? И деньги тоже формальность? – Тогда не пользуйтесь документами и деньгами, возвращайтесь к доисторической эпохе».

Всё это подростковое лукавство. В суррогатный «гражданский брак» вступают не повзрослевшие люди. Не берут они ответственность за свои поступки, поэтому и отговорки придумывают… «Муж» не хочет идти в ЗАГС. «Жена» делает аборт. Это всё аскетические проблемы. Избегая ответственности за свои поступки, люди находят им благозвучные названия. Вместо «блуд» говорят «гражданский брак». Нейтральным словом «аборт» называют грех, равный по тяжести детоубийству.

Важная сторона аскетической подготовки к семейной жизни – избегать любых суррогатов супружеского ложа, сохранить себя до брака. Сейчас это особенно трудно. Секс-индустрия сделала «девственность» ругательным словом, украла исконное благородство в звучании этого слова. А ведь в нашем народе потерять девственность до брака традиционно понимали как «потерять себя».

Тем семейным людям, у которых была добрачная связь, нелегко сохранять супружескую верность. У них нет того единственного человека на всю жизнь: была одна связь, потом вторая, брак; в принципе, возможна и третья связь. А супружеская неверность – предательский страшный удар – разваливает даже крепкие семьи.

Хорошо сказал старец Иоанн (Крестьянкин) о супружеских отношениях:

«Плотская любовь – это одна из составных частей брака – и благословляется она в таинстве брака, и грех тому, кто дерзнет ухудшать брак. Богом благословлено два пути ко спасению – брак и монашество, и оба пути крестные».

В подвиге взросления участвует не только взрослеющий подросток, здесь много зависит от родителей. Подвиг родителей – помогать своему ребенку взрослеть:

«С ранних лет готовить детей к будущей семейной жизни, чтобы нахлынувшие чувства не выбили почву из-под ног молодого человека. Мать с дочерьми должна говорить, отцу удобнее сыновей воспитывать».

Один из критериев взросления – у подростка меняется отношение к родителям в лучшую сторону. Всем известное подростковое непонимание, неприятие родителей тает. Возобновляется любовь к родителям, которая была в детстве. Но теперь эта любовь не детская, а взрослая. Взрослая, зрелая!

Поделиться в: