По благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Время молиться и размышлять

И снова об уроках пережитого в связи с пандемией коронавируса. Только теперь о том внутреннем и сокровенном, что открывается человеку, когда он остается наедине с собой. А также о том, как сделать эту встречу полезной и менее болезненной. Мы продолжаем беседу с Епископом Покровским и Николаевским Пахомием.

– Владыка, поделитесь личными уроками, полученными за время самоизоляции.

– Мне, конечно, не пришлось самоизолироваться в полной мере. Ведь мы с батюшками продолжали совершать богослужение, духовно окормлять людей, пусть даже дистанционно. Хозяйственная жизнь храмов, епархиального управления была почти парализована, но все-таки не прекращена.

Но даже неполная самоизоляция изменила, конечно, привычный ритм жизни. Все годы моей архиерейской жизни были наполнены службами, встречами, общением со многими людьми. И вдруг – остановка. Появилось время почитать, поразмышлять, это очень непривычно. Но потом все встает на свои места.

Это возможность подумать, оценить пройденный путь, помолиться. Для монаха периодически оставаться одному очень полезно. Святые отцы говорят, что монах в обители должен знать храм и келью. Причем в первую очередь келью своего сердца, где нужно пребывать наедине с Богом. Когда ты несешь послушание сначала настоятеля, потом архиерея, это в полной мере осуществить невозможно. А самоизоляция вернула возможность для созерцательного настроя.

Думаю, что Господь послал нам это время не только для того, чтобы что-то внешне изменилось, но чтобы и духовенство, и миряне остановились и подумали над тем, куда идем, что собрали, что растеряли или не успели приобрести. Поэтому – слава Богу за все.

– Одним из таких уроков для многих стала необходимость лично читать богослужебные тексты, разбираться в последовании служб. Это, наверное, хороший шанс лучше понять богослужение…

– А разве в обычное время богослужебные книги были недоступны? Разве человеку, раз или два раза в неделю приходящему в храм, было настолько сложно изучить богослужебное последование? Не думаю. Помню, когда юношей пришел в храм, я достаточно быстро освоился в уставе. Не в его тонкостях и подробностях, конечно. Но в целом Литургия и всенощное бдение представляли для меня осмысленную картину. Я спрашивал, интересовался, читал. А сегодня с доступностью в Интернете любых, в том числе и богослужебных, текстов просто нет проблем.

Мы не знаем, как люди молились во время самоизоляции, это Бог знает. Но вопрос действительно серьезный: оставшись дома и воздержавшись от посещения храма, что ты будешь делать? Молиться и продолжать жить духовной жизнью? Или просто расслабишься и будешь «отдыхать» от молитвы? Время ограничений дает шанс глубже изучить и понять храмовое богослужение. Но все зависит от самого человека.

Для изучения литургики я бы посоветовал обратиться к первоисточникам – богослужебным книгам. Открыть Часослов, Минею, Октоих. Затем почитать «Руководство к изучению Устава богослужения Православной Церкви» священника К. Субботина, конспекты по литургике для семинаристов, которые сегодня есть в широком доступе. Более серьезный уровень – почитать «Пособие к изучению Устава богослужения Православной Церкви» протоиерея Константина Никольского, еще сложнее – «Богослужебный Устав Православной Церкви» В.В. Розанова. Сегодня много издано отдельных богослужебных последований, по ним тоже можно молиться и знакомиться с ходом богослужения.

– Какие книги могут поддержать и наставить человека во время ограничения его свободы?

– Думаю, что в это время стоит познакомиться с серьезной церковной литературой. Для меня это книги двух направлений: творения святых отцов и труды по истории Церкви и Отечества.

Святых отцов, конечно, нужно читать. Ведь то же Добротолюбие – у всех на языке, а на самом деле мало кто его читал. Спросишь прихожанина: «Святых отцов читал?», а в ответ: «Конечно. Вот “Несвятые святые” хорошая книжка. Еще цитаты в социальных сетях читал». А было бы правильно познакомиться с настоящим святоотеческим наследием – трудами преподобных Ефрема Сирина, Исаака Сирина, к примеру. На бегу, в транспорте их не почитаешь, а дома, в тишине в самый раз.

История — наука довольно бесстрастная, но глубокая и серьезная. Изучая исторический процесс, ты начинаешь мыслить шире. Понимаешь, что многие события, которые сегодня происходят с нами, уже были в веках. Порекомендовал бы прочесть книги А.В. Карташева «Вселенские Соборы», «История Русской Церкви», труды В.О. Ключевского.

«Вселенские Соборы» – фундаментальный труд, написанный очень ярким и живым языком, повествующий о целой эпохе догматических споров. Это история напряженных философских поисков, богословской работы, драматических событий. В них перемешаны святость и грех, любовь и ненависть. Когда видишь мир более сложным, чем может показаться на первый взгляд, начинаешь серьезнее и терпимее относиться к людям, по-другому ощущать то, что сегодня с тобой происходит. Думаю, эта книга обязательна для прочтения всем интересующимся историей нашей Церкви

На основании серьезных трудов историков прошлого можно познакомиться и с лекциями современных ученых, которые широко представлены в Интернете. Их авторы основываются на новых концепциях, это тоже расширяет сознание.

Если углубиться в эти направления, хватит не только на самоизоляцию, но и на всю жизнь.

– В период самоизоляции люди страдают от вынужденной несвободы. А еще от того, что остаются наедине с собой и со своей жизнью. Ваш совет – как сделать эту встречу менее неожиданной и непростой?

– Если человек заметил и понял, что у него есть какие-то проблемы с близкими или с самим собой, это уже замечательно. Это дает возможность что-то переоценить или исправить. Хотя исправлять, конечно, сложнее, процесс этот сложный, тяжелый и растянутый во времени. Надеюсь, что возвращение к обычной жизни произойдет. Но память об этом периоде должна остаться, выводы нужно сделать.

– Сегодня много говорят о помощи больным людям и тем, кто в группе риска. Может быть, потому, что неловко же вообще ничего не делать, когда ежедневно рискуют жизнью медики. Что Вы посоветуете нашим прихожанам и всем людям доброй воли?

– Церковная социальная работа проводилась, проводится и, даст Бог, будет проводиться независимо от внешних обстоятельств. Сейчас спектр этой работы, конечно, несколько уменьшен из-за внешних ограничений. Но несмотря на это в нашей епархии продолжает работу Епархиальный гуманитарный центр «Милосердие», на приходах оказывают помощь нуждающимся. Среди них люди, у которых нет даже элементарной возможности покушать, и сегодня их стало больше. Собираем продуктовые наборы. Помогаем мамам, которые хотели сделать аборт, но отказались от этого страшного шага. Наша работа, может быть, не так заметна и глобальна. Но ведь за этими словами — конкретные имена нуждающихся и тех, кто системно оказывает помощь.

Я предложил бы нашим прихожанам подключаться к этой работе. Одно дело — просто знать, что Церковь кому-то помогает. И другое дело — хотя бы раз в месяц прийти и помочь: разобрать пожертвованные вещи, подготовить и разнести пакеты с продуктами.

– Ваше пожелание нашим читателям?

– Пожелал бы больше ценить церковную жизнь и относиться к ней внимательнее. Выстраивать более тесные отношения со своими братьями и сестрами на приходе, развивать вместе со священником общину. Самому что-то предлагать, спрашивать, в чем нужна помощь. Делать шаги навстречу друг другу. Заботиться о своих храмах. Ведь государство не финансирует Церковь, не помогает оплачивать коммунальные платежи, зарплаты священникам и сотрудникам храма. Она может рассчитывать сегодня только на своих постоянных прихожан.

Испытание, с которым мы столкнулись, многое позволяет увидеть, и прежде всего – самого себя, переоценить свои поступки и намерения. Мы также оглянулись и увидели людей вокруг себя, поняли, что у нас порой есть и разномыслие, и сложности. Что делать дальше? Как и всегда – никого не осуждать и смотреть побольше за собой.

Марина Шмелева
Поделиться в: