По благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской Епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Снова в путь

В этом году в четвертый раз прохожу крестным ходом путь из Саратова в Вавилов Дол. На этот раз впервые целиком. Целых 22 дня, и каждый из них — неповторим. Это только на первый взгляд — идешь и идешь, молишься соборно одной, Иисусовой, молитвой. Но у каждого дня своя особенность. Будь то интересный маршрут, любимое место стоянки или удивительные люди, которых встречаешь в пути.

 

Похожие разные дни

Уже много лет люди доходят пешком до Вавилова Дола — живописного лесного массива, где в годы советской власти были убиты насельники пещерного монастыря. Этот крестный ход проходит ежегодно с 2000 года, хотя сначала отправной точкой был город Балаково, а не Саратов. Посвящен он памяти всех новомучеников и исповедников Российских, в том числе — мучеников Вавилова Дола. За 22 дня крестоходцы проходят путь чуть больше 500 км, останавливаясь на ночлег в городах и селах.

Конечный путь первого дня — поселок Расловка. Около половины пути идем по Саратову. Люди смотрят, на камеру снимают, а крестоходцы руками машут: «Под икону становитесь!». Во главе крестного хода плывет икона царственных страстотерпцев. Члены царской семьи — тоже новомученики. Их память отмечается 17 июля, именно в этот день в Вавиловом Доле — конечной точке крестного хода — совершается праздничная Литургия.

Идем первые переходы: ум радуется, душа радуется — я в крестном ходе! Но молитва идет с трудом. Вспоминаю свой первый крестный «поход» в 2010 году — как на крыльях летела. Бог так близко был, будто с нами рядом шел — и для меня это было так естественно. Сейчас же все не так. Подобное знание, подобное чувство заработать надо. Подарки и авансы, что были в первом моем путешествии, закончились.

На привале даже садиться не хочется — так ноги радуются ходу, движению. Люди подходят, знакомые и незнакомые, идущие лишь день или случайные прохожие, и заводят разговор. Расспрашивают меня: «А это что такое? (я несу хоругвь) А сколько ты идешь?» Многие желают побольше терпения, дойти с Божией помощью до конца. Кто-то из говоривших не решался пройти больше дня, кого-то удерживают дела или семья. Но сколько неравнодушных людей!

Наш путь проходит мимо поселка Дубки. Звонят колокола — значит, храм уже близко. Наступает мой любимый момент — нас, крестоходцев, встречают люди. Жители поселка, прихожане храма в честь святых царственных страстотерпцев стоят на коленях, поглядывая на крестоходцев. Ждут, когда проплывет над ними икона. Умилительно и радостно видеть это. Чуть позже эти же люди гостеприимно угощают нас вкусной водой и булочками. Спасибо вам!

0745a0fe14c225e9b4fcf13c4f20aad4[1].jpgСледующие дни идти — одно удовольствие. Дождь — это приятное событие для крестоходцев в пути. Это вам не палящее солнце и сорокоградусная жара. Ничего не мешает молиться (только если сам себе). В лагерь приходим, а ноги будто и не чувствуют, что проделали путь в 20–30 км. Вот только ночью холодно. Но на этот случай у каждого крестоходца есть теплая, сухая одежда.

По пути в п. Елшанку всем крестным ходом делаем остановку на 30 минут — собирать землянику на компот. Она маленькая, еле разглядишь. Как уж тут ягоды на 90 человек найдешь? Но не прошло и 20 минут, как из маленьких мешочков, собранных крестоходцами, вырастают два больших мешка чудесной земляники. Так и в молитве, отмечает отец Александр Степовик — клирик Свято-Троицкого собора г. Саратова, а по совместительству духовник крестного хода. Каждый вносит свою лепту в общую молитву, а получается настоящая сила.

На привале все равно отдыхаем. Все-таки не привыкли пока к такой ходьбе. Глядя на нас, растянувшихся на земле, Сергей Михайлович Чамышев, руководитель хода, утверждает, что настоящий крестный ход еще и не начался. Он начинается лишь к пятому дню. «Только к этому времени человек успокаивается, и в его душе наступает мир».

Вечернее богослужение (которое, как и Литургия, совершается в крестном ходе каждый день) служится сегодня в палаточном храме. Совершать вечерню приехал молодой священник Андрей Солодко — клирик храма во имя святого великомученика Георгия Победоносца г. Саратова. Изумленно служит. В конце богослужения, оборачиваясь к молящимся с благодарным словом, говорит: «Совсем как первые христиане молились!»

После молитвы идем на источник святой Параскевы Пятницы. Немногие решаются купаться в студеной воде. Глядя на неприступную, на первый взгляд, воду забываем, как горячо становится на душе после купания. Но отбрасываем сомнения и ныряем в воду с головой.

L900pZqElM8[1].jpgВ этом году впервые за долгое время из Елшанки направляемся в с. Кошели, переплывая для этого на моторной лодке Терешку. Выходим из лодок и попадаем прямо в сказку. Кругом хвойный лес со своим лечебным, свежим запахом. Тишина в этом лесу. А в конце пути нас встречает деревянный, уютный храм, освященный во имя преподобного Сергия Радонежского. Местные жители были рады гостям, так долго к ним не заходившим.

Самый тяжелый переход наступает на следующий день. В село Воскресенское приходим почти в семь часов. Но что удивительно: чем жарче становится, чем тяжелее ногам — тем сильнее соборная молитва получается. Все в один голос поют, к Одному направлены все помышления. А как на месте оказываемся, одно с губ слетает: «Слава Богу, дошли!». Вообще, частотность таких высказываний, как «слава Богу», «если Господь даст», «по промыслу Божию», зашкаливает. В крестном ходе люди поистине знают, Кто утешает их в горести и дарует радости.

На шестой день доходим до Семенова хутора. А там красота — Волга! Наконец можно искупаться. Много приятнее подходить к Святому Причастию чистыми не только душой (после Таинства Исповеди).

Следующий пункт нашего пути — село Рыбное. Переход дался тяжело. Но люди не ропщут, идут, превозмогая невзгоды. В лесу встречаем полчища комаров, как будто целый год поджидавших нас, чтобы напасть разом. По выходе из леса — страшное пекло. Но не унывают люди, ведь знали, на что шли. Сергей Михайлович, глядя на нас в такой день, говорит: «Большой поход, или Повесть о железных людях».

Если оглядеться по сторонам, какая красота! Русские поля, луга, раздолье, трав и цветов видимо-невидимо. Не захочешь, а залюбуешься. Столько запахов, разнообразных красок — где еще такое можно увидеть?

Уже вечером в Рыбном, перед ежедневным молитвенным правилом, позади себя слышу слова: «Никогда бы не подумал, даже представить себе не мог, что буду читать вечернее правило, глядя на раскинувшуюся впереди Волгу». И правда: Волга раскинулась перед нами. За четыре года уже привыкла, не замечаю ее красоты. А теперь, глядя на нее, как будто лучше воспринимаю слова молитвы.

Таким образом, сами того не замечая, пересекаем Вольск, село Терсу и подходим к Балаково. Много людей там к нам присоединятся. Наша «пешая колонна» должна увеличиться, а значит, пополниться новыми историями.

Люди крестного хода

d66c1bb5cdc44d2dc727041a107cbcd6[1].jpgЛюди крестного хода — это отдельная история. У каждого из них своя судьба, своя семья и своя причина. Каждый из крестоходцев, кто ходит не первый год, согласится со мной, что первый крестный ход не забудешь никогда. Своими впечатлениями, связанными с первым ходом, поделился со мной Александр.

Впервые он отправился в этот путь в 2006 году. Однажды, зайдя в храм, увидел кружку — сбор пожертвований на крестный ход в честь святых царственных страстотерпцев. Александр задумался — ему уже не раз хотелось помолиться за возрождение православной России. А тут такой случай — иди и молись. Решил сходить на разведку. И как только принял такое решение, в городе начались страшные ливни. Думал, не хватит решимости в такой дождь пойти. Но в самый день выхода дождь неожиданно прекратился. Так он и очутился здесь, в крестном ходе.

Что такое первый крестный ход для Александра? Кратко его можно определить одним словом — радость. В душе радость огромная. В то время мужчин шло мало, человек восемь. Поэтому икону несли почти бессменно, нагрузка на спину колоссальная. Александр шел, молился, а из глаз постоянно текли слезы. Он не понимал, почему так происходит, — только поднимет глаза к небу, и слезы, слезы… Батюшка ему объяснил: «Господь сердца твоего касается, оттаивает оно, оттого и слезы».

Первый ход — это постоянные открытия, через которые Бог разговаривает с тобой. Как только душа соприкасается с Господом в искренней молитве, которая особенно ощущается в крестном ходе, — забыть этого уже невозможно. И тогда ты, по выражению Сергея Михайловича, «заболеваешь» крестным ходом. Естественно, последующие годы не похожи на первый. Здесь ты никогда не знаешь, где и в каком месте найдет тебя Господь и коснется Своей благодатью. Потому люди, испытав это раз, проходят этот путь снова и снова. В городе всегда есть дела, семья, работа, учеба. Здесь — только Бог.

Но после таких моментов, добавляет Александр, бывает, и затихаешь. Таким образом Господь наглядно показывает, как с Ним хорошо и как без Него плохо. И человек меняется, работает над собой, старается избавиться от страстей.

Много рассказывал Александр, всего и не запомнишь. И каждый из крестоходцев может поведать не меньше. Их жизнь полна чудесной осмысленности, они стремятся во всем происходящем видеть то, что называется промыслом Божиим.

В другом мире

Вот мы и в Балаково. Но впереди еще почти две недели пути. Тринадцать дней, во время которых можно долго и упорно стучать в дверь своего сердца. И когда будет надо, она обязательно откроется.

Вспоминаю невольно подслушанный разговор по телефону серьезного московского бизнесмена: «Нет, я не в городе. Нет, я вообще в другом мире». Это действительно так. Кто окунулся раз в этот «другой мир», никогда не забудет этого чуда и всегда будет любить крестный ход. Даже если не всегда будет возможность пойти.

Юлия Ульянова

 

Теги: Крестный ход, Вавилов Дол, святые Царственные Страстотерпцы, Новомученики и исповедники Российские.
Оставить комментарий
Поделиться в: