Служа Богу, послужить и людям

Служа Богу, послужить и людям

Монах в переводе с греческого означает «один». Основным принципом истинного монашества святые отцы считали полное отречение от мирской суеты, а потому монахи и уходили в пустыни и леса, где пребывали в непрерывной молитве и ежедневных телесных подвигах. Монастыри становились опорой Церкви, ее оплотом и, говоря современным языком, ее передовым отрядом. Изменились ли задачи монашества за прошедшие сотни лет, что сегодня представляют собой монастыри и оправдывается ли их существование в современной церковной жизни? Беседу на эту тему мы записали с Епископом Покровским и Николаевским Пахомием.

— Скажите, Владыка, почему, чтобы спасти мир, надо уйти из него?

— Чтобы увидеть реальность, то, что на самом деле происходит в мире с человеком, нужно, прежде всего, посмотреть на самого себя. Это невозможно без уединения и отречения от всего вещественного, земного, порабощающего дух. В прежние времена люди понимали, что если хочешь изменить мир, надо начинать с самого себя, очиститься от собственных грехов и немощей.

Мне часто приходится видеть, как малоцерковному человеку, обремененному мирскими заботами, невыносимо тяжело находиться в храме, наедине с Богом. Современный человек абсолютно неспособен сосредоточиться на собственном душевном состоянии. Для этого требуется отойти от каждодневной суеты, а он порабощен ею. Поэтому монахи в старину уходили в пустыню и там наедине с Богом творили молитву.

Вспомним преподобного Сергия Радонежского. Его уход от мира имел одну цель — послужить Богу. Никаких высоких идей о спасении мира и исправлении всего человечества не было. Он не искал для себя славы, но Господь дал ему великий дар наставлять, утешать и помогать людям. Уникальность преподобного Сергия состоит в том, что он первым на Руси стал проповедовать пустынническое жительство, за ним последовали его ученики. Как в спасительную гавань устремлялись люди в благословенный Радонежский лес за исцелением истомленных грехом душ, за ответом на вопрос: как жить, чтобы спастись? Прошли годы, столетия, и к преподобному Сергию собралась вся Россия. Этот человек оказал колоссальное влияние на всю российскую историю, российскую государственность и прославился на весь мир.

— Вот Вы вспомнили о преподобном Сергии Радонежском, недавно Церковь отмечала день памяти другого почитаемого святого — преподобного Серафима Саровского. Но мы знаем, что только после долгих лет уединения эти и другие святые выходили из затвора, становились доступны людям. Сейчас монастыри открыты, они строятся в городах, находятся в центре мирской жизни. Возможно ли в таких условиях жить уединенно и достигать тех целей, которые были заложены в монашество?

— И в прежние времена обители располагались не только в пустынных местах. По традиции Православной Церкви монастыри создавались в крупных селах, городах как центры распространения христианства, центры культуры, образования. Это была лучшая возможность христианизации народа. Монахи становились примером христианского образа жизни для многих тысяч людей. В монастыри шли, чтобы увидеть благочестивую жизнь монахов, почерпнуть знания о православной вере, спасении.

Спастись можно и в миру, но там много соблазнов, и только в монашестве, когда иноки пребывают в ежедневных трудах, посте и непрестанной молитве, появляется возможность подниматься выше, к духовному совершенству. Насколько это достижимо, зависит от самого человека, его произволения и Промысла Божиего о нем. В Евангелии есть история о встрече Христа с богатым юношей, который спросил: «Учитель благий! что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную?» (Мф. 19, 16). Христос ему ответил: «Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди» (Мф. 19, 17) и перечислил заповеди, данные человечеству. Юноша сказал: «Всё это сохранил я от юности моей; чего еще недостает мне?» (Мф. 19, 20). Тогда Господь предложил ему: «Если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною» (Мф. 19, 20). Но для молодого человека, имевшего положение в обществе, имение и деньги, эта жертва оказалась непосильной. И Господь его не осудил. У каждого человека своя мера и свой предел возможностей.

– В последние годы у нас в стране появилось большое количество монастырей, много молодых людей принимают монашеский постриг. Чем объяснить такое стремление к иночеству у современной молодежи?

– Я бы уточнил: период активной монашеской жизни пришелся на 90-е годы прошлого столетия. Изменился общественный строй, и Церковь получила свободу после многолетнего притеснения. Молодежь устремилась в духовные семинарии, было открыто множество женских и мужских монастырей по всей России. Молодые люди, придя в монастыри, открыли для себя красоту православной веры, истинно христианскую жизнь. Сегодня, на мой взгляд, этот процесс приостановился, желающих стать насельниками монастырей поубавилось. Это нормальное течение жизни, развития истории, в которой есть периоды подъемов и периоды спада.

– Бывает, что человек принимает монашеский постриг, не обдумав серьезно этот шаг. Как быть, если монашеская жизнь не приносит радости? Возвращаться в мир или оставаться в монастыре и быть плохим монахом?

– Для этого есть проверенный способ, установившийся в Православной Церкви много веков назад. В монастырях существует институт послушничества или трудничества. Каждый кандидат на монашеский постриг несет послушание, подвизается вместе с братией, но при этом он пока не связан никакими обетами. Порой проходит не один год, прежде чем послушник станет настоящим монахом.

Здесь очень многое зависит от наставника, духовника. В монастырях – это игумен, который видит изменения, происходящие в душе будущего монаха. Он поможет, подскажет, поддержит или, наоборот, поймет, что молодой человек выбрал не свой путь.

Не все склонны к монашеской жизни, но в Православии любому человеку, с любым душевным устроением дается возможность послужить Богу. Это может быть и монашество, и священство, когда христианин становиться «белым» батюшкой, заводит семью. Для кого-то это пение на клиросе, работа в свечной лавке или даже уборка в храме. Это тоже служение Богу в той мере, которая доступна человеку.

— Расскажите о Вашем опыте монашеской жизни.

— Мысль о монашестве зародилась рано, когда я только начал воцерковляться. Это было в Троице-Сергиевой Лавре, куда я приезжал сначала с родителями, а потом и один. Господь свел меня с очень интересными людьми, оказавшими огромное влияние на мою дальнейшую судьбу. Очень помог архимандрит Кирилл (Павлов), знаменитый старец, лаврский духовник, ответивший мне на самые важные жизненные вопросы. Я общался со старейшим насельником Лавры схиархимандритом Михаилом — замечательным и очень мудрым человеком, встречался со многими священниками, монахами. После таких встреч укреплялась во мне мысль о монашестве и решимость посвятить свою жизнь Богу.

Я ездил по разным монастырям, трудился и жил вместе с братией, пока не понял окончательно, что монашество — тот самый верный путь, на котором я принесу бо/льшую пользу Церкви и обрету спасение. И в это время по воле Божией я встретился с игуменом небольшой монашеской общины — нынешним Митрополитом Саратовским и Вольским Лонгином. Обитель находилась в Москве, городе, где я родился и вырос. В то время это было совсем маленькое Подворье Троице-Сергиевой Лавры в центре столицы с полуразрушенным храмом — ничем не примечательная обитель, лишенная каких-либо святынь.

Со стороны мой выбор мог показаться странным, у нас обычно стремятся попасть в известные монастыри — в Оптину пустынь или на Валаам. У меня даже были мысли отправиться на Афон. Но потом я понял, что должен остаться здесь и участвовать в восстановлении монастыря, крайне расстроенного и запущенного. В этой скромной обители я и принял монашеский постриг. Главное — слушать голос своего сердца, прислушиваться к тому, что говорит тебе Господь. А Он, как правило, говорит через людей, которым доверяешь. Если не ищешь чего-то для себя, а готов служить Богу на любом месте, то Господь все правильно устроит в твоей жизни.

— Бытует обывательское мнение, что молодые люди уходят в монахи либо от житейских проблем, либо потому, что ничего лучшего не сумели добиться. Сочувствуют родителям, что их сын или дочь избрали мало кому понятное служение Богу вместо того, чтобы преуспеть в жизни, сделать карьеру, создать семью. Люди не могут понять: что же за «изъян» такой есть в молодом человеке, что он добровольно отказывается от всех земных благ и уходит в монастырь?

— У нас в монастырях всегда говорили так: «В монастырь не уходят, в монастырь приходят». Очень важно, с каким настроением отправляются молодые люди монашествовать. В свое время преподобный Амвросий Оптинский говорил: «Если бы мир знал все скорби, трудности, с которыми монах сталкивается в монастыре, никто бы в монастырь не шел. Но если бы мир знал те радости, те утешения, которые Господь посылает монахам, весь мир давно бы оказался в монастырях». Земное счастье непрочно, временно и зыбко. О себе могу сказать: самые счастливые моменты в жизни я испытал в монастырских стенах.

– Но есть другие радости, которых лишены монахи: радость любви, семейных отношений, радость продолжения рода. Это тоже огромное счастье, угодное Богу.

– Все правильно, Господь нам предлагает много путей достижения Царствия Божиего. Это заключено в Его словах: «Могущий вместить, да вместит». То есть у каждого свой путь достижения Бога. Благочестивая семья, воспитание детей в православной вере – один из них. Как и все на земле, семейная радость дается людям Богом, но у монахов свой путь и иные радости, которые так же дает им Господь. «Ничто не было для меня столь вожделенным, – говорит святитель Григорий Богослов,– как, еще на земле пребывая, оставлять землю и духом возноситься горЕ». Огромное количество радостей дает Господь на выбранном мною поприще. Самое главное — служа Богу, ты можешь послужить и людям, быть им полезным.

— Сегодня монахи несут свое послушание и вне монастырей. Они преподают в духовных учебных заведениях, служат на приходах, занимаются миссионерством. Но эта задача далека от той, что стояла перед древними монахами: молиться за всех, пребывая вне мира.

— Есть такие обстоятельства, которые от нас не зависят. Если Церковь дала послушание — его надо выполнять. Так было и со мной. Уйдя из монастыря, я все время служил на приходах. И не потому, что хотел покинуть монастырь, но в этом была церковная необходимость: духовенства не хватает, особенно в больших городах.

В нашей Церкви есть традиция: в епископы рукополагают только из монашествующих. Поэтому каким-то монахам приходится жертвовать своим пребыванием в монастырском уединении и выходить на общественное служение.

— Вы об этом сожалеете или, принимая монашеский постриг, надеялись в дальнейшем на высокое назначение?

— Нет, конечно. Есть поговорка у военных: «Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом». В отношении монашества можно сказать по-иному: «Плох тот монах, который хочет быть епископом». В монашестве человек ищет прежде всего духовного роста, самоотречения, уединения. Я с трудом расставался с монастырем, куда пришел именно с этими целями. Но монастырь — это еще и хорошая жизненная школа, которая помогает мне сейчас на месте церковного руководителя.

— На Ваш взгляд, по какому направлению будет развиваться монашество в России?

— Трудно сказать. Знаете, жизнь стремительно меняется, и сегодня в ней остается мало места для жертвенного служения, аскетических подвигов, как это было во времена преподобного Сергия Радонежского. Святитель Игнатий Брянчанинов на вопрос: «Почему в монастырях нет хороших старцев?» — ответил, что для этого в миру должен быть иной дух. Это было сказано в XIX веке, с тех пор мир изменился, и не в лучшую сторону. В современном монашестве я вижу много проблем, на мой взгляд, количество монастырей не всегда соответствует их качеству. Новые обители, воздвигнутые на святых местах, должны пройти испытание временем, трудностями, искушениями, прежде чем в их стенах будет накоплен духовный опыт, появятся учителя, подобные великим русским святым. Уверен, что Господь не оставит нашу Церковь, каждого из нас.

— 19 августа Церковь отмечает Преображение Господне. Как известно, множество монашеских обителей во всем мире посвящено этому празднику. Каков внутренний, сокровенный смысл этого праздника для монашества, стремящегося к совершенству?

— Преображение — монашеский праздник. Все мы помним Евангельскую историю о Преображении Господа на Фаворской горе. Господь явил ученикам Свое Божественное естество, тем самым дал им знания и силу, укрепил веру. Для монаха, который отрекается от мира, от его искушений и забот, очень важно найти то, ради чего совершается это отрешение. Несчастен тот монах, который не нашел в своей жизни Преображенного Христа и не задумался о собственном преображении. Именно поэтому в монастырях так много внимания уделяется непрестанной молитве, стяжанию Духа Святаго.

Всем нашим читателям я желаю поступать по совести, искать встречи со Христом в своем сердце. Достигнув этого, человек обязательно будет счастлив.

Беседовала Ольга Стрелкова


Православный календарь

19 сентября 2017 г. 6 сентября ст.ст. вторник. Седмица 16-я по Пятидесятнице. Поста нет.

Икона дня

Чудо Архистратига Михаила в Хонех
Чудо Архистратига Михаила в Хонех

Празднуемые Святые

Празднуемые Святые
Совершается служба на шестьВоспоминание чуда Архистратига Михаила, бывшего в Хонех (Колоссах) (IV). Cовершается служба, не отмеченная в Типиконе никаким знакомМчч. Евдоксия, Зинона и Макария (311-312). Мчч. Ромила и с ним многих (ок. 107-115). Прп. Архиппа (IV). Мчч. Кириака, Фавста пресвитера, Авива диакона и с ним 11-ти мучеников (ок. 250) Сщмч. Кирилла, еп. Гортинского (III-IV). Прп. Давида (VI). Сщмч. Димитрия пресвитера (1918). Сщмчч. Иоанна и Всеволода пресвитеров (1937). Киево-Братской (1654) и Арапетской икон Божией Матери.

Евангельские чтения

«Мысли на каждый день года» свт. Феофана Затворника
«Мысли на каждый день года» свт. Феофана Затворника
(Гал. 5, 11-21; Мк. 7, 5-16). "Ничто, входящее в человека извне, не может осквернить его; но что исходит из него, то оскверняет человека". Это место и подобные ему, напр. : "брашно не поставляет нас пред Богом" - выставляют обыкновенно нелюбители поста, полагая, что этим они достаточно оправдывают свое непощение, по уставу и порядку Церкви. Насколько удовлетворительно это извинение, всякому верному Церкви ведомо. При пощении постановлено воздерживаться от некоторых яств не потому, что они скверны, а потому, что этим воздержанием удобнее достигается утончение плоти, необходимое для внутреннего преуспевания. Такой смысл закона поста столь существен, что считающие какую-либо пищу скверною причитаются к еретикам. Неблаговолителям к посту не на этом надо бы настаивать, а на том, что пост не обязателен, хоть он точно средство к одолению греховных позывов и стремлений плоти. Но это такой пункт, на котором им устоять никак нельзя. Если преуспевание внутреннее обязательно, то обязательно и средство к тому, считающееся необходимым, и именно пост. Совесть и говорит это всякому. Для успокоения ее твердят: я другим способом возмещу опущение поста; или: мне пост вреден; или я попощусь, когда захочу, а не в установленные посты. Но первое извинение неуместно, потому что еще никто не ухитрился помимо поста сладить со своею плотью, и как следует устанавливать свое внутреннее. Последнее также неуместно, потому что Церковь - одно тело и особиться в ней от других противно ее устроению; удалить себя от общих чинов Церкви можно только выходом из нее, а пока кто член ее, тот не может так говорить и того требовать. Второе извинение имеет тень права. И точно, в ограничениях поста снимается обязательство его с тех, на которых постное действует разрушительно, потому что пост установлен не тело убивать, а страсти умерщвлять. Но если перечислить таковых добросовестно, то окажется такая их малость, что и в счет их нечего ставить. Останется один резон - нехотение. Против этого спорить нечего. И в рай не возьмут против воли; вот только когда осудят в ад - хочешь не хочешь, а ступай; схватят и бросят туда.

Фоторепортаж

фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж

Епископ Пахомий принял участие в праздновании дня Собора Саратовских святых
Все фоторепортажи