Смирение ведет к свободе

Смирение ведет к свободе

У каждого человека помимо прав и свобод есть и обязанности, а в Церкви еще существует такое явление, как послушание. В продолжение разговора о свободе вместе с Епископом Покровским и Николаевским Пахомием мы выясняем, что есть послушание и в чем его смысл, кого или чего должен слушаться христианин и как отказ от собственной воли может дать человеку настоящую свободу.


— Владыка, скажите, в чем разница между свободой и своеволием?

— Своеволие — это страсть. Своевольный человек ни с чем и ни с кем не хочет считаться, на первое место всегда ставит себя. Синонимом своеволия я бы, наверное, назвал эгоизм. Интересно, что в современном обществе слово «эгоист» порой воспринимается как положительная характеристика. В свое время были даже споры на этот счет. В Саратове открыли элитный магазин, который назывался «Эгоист». И реклама позиционировала это место как элитное. В умах людей культивировали мысль, что эгоизм — это достойное к себе отношение. А вообще-то и в русской культуре, и в христианской традиции слово «эгоист» считается почти что ругательным, ведь так раньше называли детей, чтобы пристыдить их.

Поэтому своеволие — это, конечно, страсть, греховное состояние души, с которым нужно бороться. Другое дело, как? Можно смиряться, а можно бездействовать, быть равнодушным, но это ведь не одно и то же. Если человек борется со своеволием и по-настоящему смиряется, он совершает подвиг, приобретает добродетель, а если он хочет бороться со страстью так, чтобы только не прикладывать никаких усилий и не трудиться над собой, то ни о каких добродетелях речи и быть не может. Такая «борьба» ввергает человека в еще более тяжкое греховное состояние.

— В Церкви, в отличие от мира, требующего свободы, есть такое понятие, как послушание. Есть ли связь между свободой и послушанием?

— Истинное послушание принимается добровольно и является настоящим подвигом, потому что слушаться кого-то или чего-то всегда сложно. Борьба со своеволием — это как раз и есть исполнение послушания.

Истинное послушание — как отказ человека от собственной воли, как ограничение себя — и само является добродетелью. Но только в том случае, если человек смиряется искренне, по своей воле, а не ради какой-либо выгоды. Если же человек лицемерит, пытается достичь каких-то благ в этой жизни, и для этого ему приходится порой молчать, где-то наступать себе на горло, то, само собой, это уже не добродетель, а корысть. Человек должен останавливать себя, по-настоящему смиряться, при этом молиться Богу, не искать выгоды или наживы. Только в этом случае послушание будет истинным, за что Господь и вознаградит человека.

Конечно, нужно делать разницу между монашеским послушанием и послушанием мирского человека. Монастырь предполагает и предлагает человеку, послушнику путь полного отречения себя. Во всех смыслах этого слова, в том числе и в ограничении себя в личных нуждах. В миру такое отречение невозможно хотя бы потому, что мирской человек трудится на светской работе, имеет обязательства перед своей семьей, ему действительно приходится проявлять желания и стремления. Естественно, он не может полностью отказаться от своей воли. Каждому человеку дается свой путь и таким же образом с каждого человека и спрашивается по-разному. С монаха — одно, а с мирянина — другое.

— Скажите, в чем заключается смысл послушания, зачем оно нужно христианину?

— Истинное послушание — это отказ от собственной воли. Человек творит послушание и в каком-то смысле вверяет свою душу, себя другому человеку, а значит, имеет право надеяться на того человека, которому он доверился. Почему родители своих детей наказывают, поручают им задания, смиряют их волю? Почему детям приходится творить послушание своим родителям? Потому что ребенок полностью от них зависит и полностью им доверяет, а родители в полной мере несут ответственность за него. Это проявляется даже в том, что вместо малолетнего, совершившего преступление, наказывают его родителей, ведь именно они ответственны за свое чадо.

Истинное послушание возможно только в том случае, если один человек готов брать на себя ответственность за другого. Конечно, бывают люди в принципе безответственные. Они не хотят ни за что отвечать, и им нужен кто-то, кому можно было бы делегировать эти полномочия. Но это, скорее, исключение, а не правило.

То же самое касается и тех, кто хочет, чтобы их слушались. Для этого нужно уметь отвечать за свои поступки, уметь брать ответственность на себя. Поэтому в монашеской практике, в практике христианской Церкви понятия «послушник» и «старец» имеют глубокие корни. За ними стоит традиция, складывавшаяся на протяжении многих столетий. Отказываясь от собственной воли и принимая иночество, человек отрекается от своих стремлений и желаний, что дает ему возможность полностью открыться благодати, совершать добродетельные поступки. Но при этом у инока должен быть руководитель, который в полной мере может принять его послушание, постараться взять на себя хотя бы часть ответственности за этого человека. Если этого не происходит, то и послушание, и управление, то есть старчество, будет ложным.

— Кого или чего должен слушаться христианин?

— Прежде всего, Господа. Настоящий христианин должен стремиться узнать волю Божию. Именно об этом должна быть главная молитва человека: «Господи, дай мне знать и научи меня творить волю Твою!». Эти слова мы часто встречаем в богослужебных текстах, молитвах нашей Церкви, и из них следует, что человек должен творить послушание Богу. А в чем оно проявляется? В повседневной жизни — в послушании конкретным людям. Для детей послушание Богу заключается в послушании своим родителям. Для семьи — в послушании жены собственному мужу. Если мы говорим о монашестве, то послушник обязательно должен слушаться своего старца, а если о светской работе, то подчиненный должен выполнять поручения своего начальника. Иначе ничего просто не будет работать и, как следствие, не будет необходимости в существовании той или иной организации. На самом деле, весь мир держится на послушании. Если эту добродетель презирать, пытаться избавиться от нее всеми способами, то добром это не кончится — воцарятся хаос и несправедливость.

Другое дело, как понять, какое послушание является истинным, а какое ложным. Если послушание, которое ты творишь тому или иному человеку, организации, не противоречит заповедям Божиим, то его можно творить и дальше, а если от тебя требуют послушания в том, что обличает твоя совесть, Сам Христос в Евангелии, то этого ни в коем случае нельзя делать. Потому как это уже жизнь не по Богу, послушание не Богу, а испорченной воле того, кто от тебя требует совершения неблаговидных поступков.

— Как Вы думаете, чем сложно послушание и его выполнение?

— Послушание сложно тем, что нужно в чем-то ограничить себя, отказаться от собственной воли, от самого себя. К сожалению, человек, как говорят святые отцы, удобопреклонен ко греху. В результате грехопадения первого человека Адама в человеческом естестве случилась перемена — мы стали склонны к совершению греховных дел. Как это ни страшно, но нам всегда проще совершить проступок. Нам для этого не нужно прилагать никаких стараний и усилий, а вот для того, чтобы сделать доброе дело, исполнить заповедь, приобрести добродетель, человеку нужно понудить себя. Поэтому когда мы понимаем, что находимся на неправедном пути, мы должны себя утеснить, смирить. Это тяжело и требует труда, потому-то нам и не хочется этого делать. Но другого выхода у нас нет.

— Не лишается ли своей свободы человек, если выполняет послушание, например, данное духовником?

— Конечно, лишается. Но задумайтесь, для чего человек вопрошает духовника? Он ждет совета. Он спрашивает, потому что готов что-то слышать. Если человеку дали совет, то его свобода будет нарушена только в том случае, если он последует этому совету. Если же человек с этим советом не согласен, то никто и ничто не может заставить его что-либо сделать. Прислушавшись к совету, ты начинаешь работать над собой, так как надеешься, что твои труды принесут тебе пользу. Но бывает и так: человек просит, чтобы Господь научил его послушанию, но на деле он никого и ничего не хочет слушаться, соответственно, научить его чему-то будет невозможно. Бог ведь не может нарушить свободу человека и насильно спасти его.

— Чем грозит непослушание?

— Все прекрасно знают, чем. В Священном Писании сказано об Адаме и Еве — главном примере непослушания. У них была одна-единственная заповедь, но запретный плод, как мы знаем, сладок, поэтому наши прародители и ослушались Бога. Это привело к тому, что они потеряли рай, утратили истинную свободу. Это привело к трагедии мирового масштаба — все последующие поколения уподобились своему отцу и до сегодняшнего дня пожинают плоды его непослушания. Из повседневной жизни можно привести следующий пример. Родители всегда оберегают детей, говорят: «Не делай этого». Но дети не слушают, требуют свободы и совершают ошибки. Поэтому непослушание всегда приводит к падению, большим и маленьким трагедиям.

— Владыка, а какие плоды может принести послушание?

— Если человек старается творить послушание, жить духовной жизнью, то плодами его трудов будут любовь, радость, милосердие, кротость, воздержание. Бог награждает человека смиренного. Господь говорит: на кого Я призрю: на смиренного и сокрушенного духом и на трепещущего пред словом Моим (Ис. 66, 2). То есть только человек внимательный, прислушивающийся к голосу Бога, Церкви и собственной совести, следующий евангельским заповедям, обретает настоящую свободу, сердечную тишину и рай, причем еще здесь, на земле.

Беседовала Дарья Хохлова

Фото Екатерины Ульяновой


Православный календарь

19 сентября 2017 г. 6 сентября ст.ст. вторник. Седмица 16-я по Пятидесятнице. Поста нет.

Икона дня

Чудо Архистратига Михаила в Хонех
Чудо Архистратига Михаила в Хонех

Празднуемые Святые

Празднуемые Святые
Совершается служба на шестьВоспоминание чуда Архистратига Михаила, бывшего в Хонех (Колоссах) (IV). Cовершается служба, не отмеченная в Типиконе никаким знакомМчч. Евдоксия, Зинона и Макария (311-312). Мчч. Ромила и с ним многих (ок. 107-115). Прп. Архиппа (IV). Мчч. Кириака, Фавста пресвитера, Авива диакона и с ним 11-ти мучеников (ок. 250) Сщмч. Кирилла, еп. Гортинского (III-IV). Прп. Давида (VI). Сщмч. Димитрия пресвитера (1918). Сщмчч. Иоанна и Всеволода пресвитеров (1937). Киево-Братской (1654) и Арапетской икон Божией Матери.

Евангельские чтения

«Мысли на каждый день года» свт. Феофана Затворника
«Мысли на каждый день года» свт. Феофана Затворника
(Гал. 5, 11-21; Мк. 7, 5-16). "Ничто, входящее в человека извне, не может осквернить его; но что исходит из него, то оскверняет человека". Это место и подобные ему, напр. : "брашно не поставляет нас пред Богом" - выставляют обыкновенно нелюбители поста, полагая, что этим они достаточно оправдывают свое непощение, по уставу и порядку Церкви. Насколько удовлетворительно это извинение, всякому верному Церкви ведомо. При пощении постановлено воздерживаться от некоторых яств не потому, что они скверны, а потому, что этим воздержанием удобнее достигается утончение плоти, необходимое для внутреннего преуспевания. Такой смысл закона поста столь существен, что считающие какую-либо пищу скверною причитаются к еретикам. Неблаговолителям к посту не на этом надо бы настаивать, а на том, что пост не обязателен, хоть он точно средство к одолению греховных позывов и стремлений плоти. Но это такой пункт, на котором им устоять никак нельзя. Если преуспевание внутреннее обязательно, то обязательно и средство к тому, считающееся необходимым, и именно пост. Совесть и говорит это всякому. Для успокоения ее твердят: я другим способом возмещу опущение поста; или: мне пост вреден; или я попощусь, когда захочу, а не в установленные посты. Но первое извинение неуместно, потому что еще никто не ухитрился помимо поста сладить со своею плотью, и как следует устанавливать свое внутреннее. Последнее также неуместно, потому что Церковь - одно тело и особиться в ней от других противно ее устроению; удалить себя от общих чинов Церкви можно только выходом из нее, а пока кто член ее, тот не может так говорить и того требовать. Второе извинение имеет тень права. И точно, в ограничениях поста снимается обязательство его с тех, на которых постное действует разрушительно, потому что пост установлен не тело убивать, а страсти умерщвлять. Но если перечислить таковых добросовестно, то окажется такая их малость, что и в счет их нечего ставить. Останется один резон - нехотение. Против этого спорить нечего. И в рай не возьмут против воли; вот только когда осудят в ад - хочешь не хочешь, а ступай; схватят и бросят туда.

Фоторепортаж

фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж

Епископ Пахомий принял участие в праздновании дня Собора Саратовских святых
Все фоторепортажи