Истина, подсвеченная малым огнем

Истина, подсвеченная малым огнем В наше время творчество И. А. Крылова, а именно его басни, прочно ассоциируется со школьными годами. Все мы помним, как учили наизусть его известные басни «Ворона и Лисица» и «Стрекоза и Муравей». Для многих людей Крылов так и остался где-то в прошлом, в детстве, и нам порой бывает трудно воспринимать его творчество серьезно. Но лишь открыв томик Крылова, будучи уже взрослыми, мы по-настоящему начинаем задумываться над смысловым содержанием текстов, над их художественным своеобразием, замечать искрометный юмор, а также невероятную актуальность этих текстов.

Жизненный путь баснописца

Кем же, собственно, был сам Иван Андреевич Крылов? Несмотря на скудное образование, полученное в юности, он самостоятельно сумел добиться высоких результатов, став не просто известным писателем, журналистом, а настоящим классиком. Он рано узнал материальные лишения, еще подростком вынужден был поступить на службу подканцеляристом. По приезде в Санкт-Петербург поступил в казенную палату. Все это дало молодому Крылову возможность заниматься литературным трудом. В столице он пишет драматические произведения, постепенно приобретая известность в петербургских литературных кругах.

В 1805 году Крылов перевел две басни Лафонтена, и с этого началась его деятельность баснописца, которую он продолжал до конца своих дней. Именно басня стала тем жанром, в котором гений Крылова выразился необычайно мощно. Первый сборник его басен вышел в 1809 году и имел большой успех. С этого времени Крылов написал около 200 произведений этого жанра. В течение 29 лет Иван Андреевич также работал помощником библиотекаря императорской Публичной библиотеки. Скончался он в возрасте 75 лет и был похоронен в Петербурге.

У Крылова не было образования, но была безграничная жажда знаний и исключительные способности. Он самостоятельно овладел языками, математикой, скрипкой и стал высокообразованным для своего времени человеком.

Как говорил о И. А. Крылове его близкий друг, литературный критик и поэт П. А. Плетнев, «Крылову удалось проникнуть духом своим, вселиться в помышление миллионов людей, составляющих Россию, и остаться навек присутственным в их уме и памяти». Действительно, его басни являют собой яркие, запоминающиеся произведения, а крылатые слова и выражения из басенного контекста прочно укрепились в реальной жизни: сами собой всплывают строчки: «А Васька слушает да ест», «А воз и ныне там», «А ларчик просто открывался» и т.д.

Но кроме актуальности и художественной ценности, его басни примечательны и той нравственной глубиной, которая в них хранится. Они славят труд, воспитывают скромность, чувства товарищества и другие свойства подлинно человеческого поведения. И одновременно басни Крылова обличают лживость («Лжец»), скупость («Скупой и Курица»), хвастовство («Синица»), лень («Мельник»), преследуют невежество («Мартышка и Очки», «Петух и Жемчужное Зерно»).

«Истина вполоткрыта»

Оптинский старец преподобный Амвросий порой вместо прямого ответа вопрошающим открывал книгу басен Крылова и читал тот или иной стихотворный рассказ баснописца. Книга эта лежала на столе в келейной.

«Батюшка любил басни Крылова, находя их вполне нравственными, и часто для преподавания своих мудрых советов прибегал к ним», – писал архимандрит Агапит (Беловидов) в своем жизнеописании преподобного старца Амвросия. Вспоминает он случай, когда одну монахиню из Шамординского монастыря, нуждавшуюся в совете, отец Амвросий попросил прочесть басню «Ручей». В этой басне небольшой ручеек осуждал «несытую» реку, в которую впадал, за то, что многие тонут в ее водах:

Мне кажется, когда бы мне

Дала судьба обильные столь воды,

Я, украшеньем став природы,

Не сделал курице бы зла.

Но вот разразился ливень – и ручей разлился и затопил стада и дома. Заканчивается басня следующими строчками:

Как много ручейков текут так смирно, гладко

И так журчат для сердца сладко

Лишь только оттого, что мало в них воды!

Еще один Оптинский старец, преподобный Анатолий, также любил крыловские лаконичные произведения. В одном письме к своей духовной дочери преподобный Анатолий писал: «Вчера или третьего дня о. М. сказал, что ты там все пляшешь. Я ему советовал указать тебе басню Крылова "Стрекоза и Муравей". К тебе она подходит. Та тоже любила масленицу и не жаловала поста – все плясала. Говорю это не в укор тебе, а чтобы ты знала настоящее положение вещей и при случае не теряла головы, то есть помнила бы, что за сладостию – расслабление, за мирскою веселостию – скука, за пресыщением – тяжесть и даже болезнь следуют, как тень за телом. <…> И Крылов, светский писатель, сказал свою "Стрекозу" не тебе одной и не мне, а всему свету, то есть, кто пропляшет лето, тому худо будет зимою. Кто во цвете лет не хочет заняться собою, тому нечего ждать при оскудении сил и при наплыве немощей и болезней».

Басни Крылова приходили на помощь старцам. Свои действенные советы преподобные давали в легкой, окрашенной светлым юмором, иносказательной форме. Здесь можно привести фразу архиепископа Иоанна Сан-Францисского (Шаховского) из статьи «Религиозное сознание в русской литературе. Крылов»: «Крыловская истина подсвечена малым огнем, чтобы не поранить больных, привыкших к нравственной тьме и к полутьме, душевных глаз человека, не выносящих яркого света». Сам Крылов называл свое литературное служение «истиною вполоткрыта».

Читая басни Ивана Андреевича, в них мы можем порой заметить некую диалогичность, двойственность. К примеру, в басне «Слон на воеводстве» Крылов утверждает: «Кто знатен и силен, да не умен, так худо, ежели и с добрым сердцем он». Но одновременно в басне «Лань и Дервиш» защищается Лань, которая питала своим молоком волчат, несмотря на то что в будущем они могут пролить ее кровь. В этой басне Иван Андреевич выводит такую мораль: «Кто добр, тому избытки в тяжесть, коль он их с ближним не делит». Мы видим, что отношение к доброму сердцу у Крылова многогранно. Интересно, что и в фольклоре часто наблюдается такое явление. К примеру, тема труда, поднимаемая в басне «Стрекоза и Муравей», обыгрывалась народом так: «Хочешь есть калачи, так не сиди на печи» («плюс» трудолюбивому Муравью), но рядом существует и другое изречение: «От работы не будешь богат, а будешь горбат» («поклон» Стрекозе»). Всё-таки просто не бывает нигде, и однозначных ответов – тоже. Старцы тонко понимали крыловские произведения: их мораль – не аксиома, которой надо руководствоваться во всех случаях. «Принимать» конкретную басенную мораль нужно в тот или иной этап жизни, в той или иной ситуации.

Поэт и мудрец

Но есть у Крылова басни, которые повествуют о несомненных, евангельских ценностях. Одна из таких – «Откупщик и Сапожник». Здесь Крылов рассказывает о богатом откупщике, который был доволен своей жизнью, но не имел отчего-то сна. Его сосед же был – бедняк-сапожник, но добрый и веселый малый, любивший под утро петь. И вот богач подарил бедняку мешок с деньгами. С этого времени изменилась жизнь бедняка: беспокойство за свои сокровища ему не давали уснуть. Недолго думая, сапожник возвращает откупщику деньги: «Вот твой мешок, возьми его назад: я до него не знал, как худо спят». Трудно не вспомнить здесь евангельские строки: Идеже бо есть сокровище ваше, ту и сердце ваше будет (Мф. 6, 21).

Одна из моих любимых басен, «Две Бочки», повествует о двух бочках – одна была с вином, другая – пустая. Та, что была наполнена вином, катилась к своей цели неспешно, тихо и незаметно. Пустая же гремела так, что ее было слышно издалека, а прохожие ее боялись. Но, замечает Крылов, как бы ни была громка Бочка, «А польза в ней не так, как в первой, велика». Удивительно точны последние строки басни:

Кто про свои дела кричит всем без умолку,
В том, верно, мало толку.
Кто делов истинно – тих часто на словах.
Великий человек лишь громок на делах
И думает свою он крепку думу
Без шуму.

О Божьем Провидении замечательно повествует басня «Крестьянин и Лошадь». В ней Лошадь была недовольна своим хозяином – зачем он сеет овес в поле? Но не знала она, что к осени крестьянин ее этим овсом и будет кормить. В заключении мы читаем восклицания автора:

Не так ли дерзко человек
О воле судит Провиденья,
В безумной слепоте своей
Не ведая ни цели, ни путей?

В басне «Безбожники» Крылов открыто предупреждает читателей: «плоды неверия ужасны». Не стоит забывать Бога, слушая мнимых старцев, ведь они лишь «погибельный ваш приближают час».

Н. В. Гоголь писал о Крылове: «Поэт и мудрец слились в нем воедино». Как много сторон жизни, как внешней, так и внутренней, затронул в своих коротких текстах Иван Андреевич. И как много в них говорится о вечном – христианских истинах, смысле жизни, о важности противостояния греху.

От скоротечного воспаления легких в 1844 году завершился земной путь И. А. Крылова. Близкий друг поэта, М. Е. Лобанов, в своем биографическом очерке «Жизнь и сочинения Ивана Андреевича Крылова» писал, что перед смертью великий баснописец «с истинным христианским чувством приобщился Святых Таин, произнес слабым голосом: "Господи! Прости мне прегрешения мои!" — и глубоко вздохнул. Вздох этот был последним вздохом незабвенного Крылова».

Жизнь баснописца, православное мировоззрение запечатлелось в его произведениях. Но ненавязчиво, цельно, мудро. Нам, современному поколению, остается лишь взять его волшебные и такие простые тексты – и, теперь уже осознанно, по-христиански, снова окунуться в детство.

Юлия Ульянова


Комментарии

Оставить комментарий

Православный календарь

22 августа 2017 г. 9 августа ст.ст. вторник. Седмица 12-я по Пятидесятнице. Успенский пост. Монастырский устав: горячая пища без масла.

Икона дня

Собор Соловецких святых
Собор Соловецких святых

Празднуемые Святые

Празднуемые Святые
Совершается служба с полиелеемАпостола Матфия (ок. 63). Cовершается служба, не отмеченная в Типиконе никаким знакомСобор Соловецких святых. Прп. Псоя Египетского (IV). Мчч. Иулиана, Маркиана, Иоанна, Иакова, Алексия, Димитрия, Фотия, Петра, Леонтия, Марии патрикии, протоспафария Григория и двух юношей, за икону Христа пострадавших (730). Мч. Антония Александрийского. Прмц. Маргариты (1918).

Евангельские чтения

«Мысли на каждый день года» свт. Феофана Затворника
«Мысли на каждый день года» свт. Феофана Затворника
(2 Кор. 5, 15-21; Мк. 1, 16-22). Господь учил в синагоге Капернаумской, и все дивились о учении Его: "ибо Он учил их как власть имеющий, а не как книжники". Эта власть - не тон повелительный, а сила влияния на души и сердца. Слово Его проходило во внутрь и вязало совести людские, указывая, что все так есть, как Он говорил. Таково и всегда слово, проникнутое силою Божественною, слово от Духа, или слово помазанное. Таково оно было и у святых апостолов, и после них у всех влиятельных учителей, говоривших не от научности, а от того, как дух давал им провещавать. Это дар Божий, стяжаемый, однако, трудами не над одним исследованием истины, а более над сердечным и жизненным усвоением ее. Где это совершится, там слово проникается убедительностью, потому что переходит от сердца к сердцу; тут и власть слова над душами. Книжникам, говорящим и пишущим от научности, не дается такая сила, потому что они говорят от головы, и в голову пересыпают свое умствование. В голове же нет жизни, а только верхушка ее. Жизнь - в сердце, и только исходящее из сердца может воздействовать на токи жизни.

Фоторепортаж

фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж

Архипастырская поездка в Краснокутское, Новоузенское, Ершовское и Архангельское благочиния
Все фоторепортажи