От ближнего — жизнь и смерть

От ближнего — жизнь и смерть «Любовь к ближнему есть стезя, ведущая в любовь к Богу: потому что Христос благоволил таинственно облечься в каждого ближнего нашего», — писал святитель Игнатий (Брянчанинов). Ежедневно нам приходится общаться со многими людьми — родными, коллегами, с теми, с кем мы встретились случайно в транспорте, магазине и так далее. И что скрывать — не всегда это общение бывает приятным… Как научиться относиться ко всем по-христиански, именно как к ближним? Об этом мы говорим сегодня с Митрополитом Саратовским и Вольским Лонгином.

— Владыка, объясните, пожалуйста, как нужно понимать святоотеческие слова: «От ближнего — жизнь и смерть»?

— Это значит, что через наши отношения с ближними, с теми людьми, с которыми мы сталкиваемся в течение всей жизни, проявляется и наше отношение к Богу. У апостола Иоанна Богослова, которого называют апостолом любви, есть замечательные слова: Кто говорит: «я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит? (1 Ин. 4, 20). В выражении «От ближнего — жизнь и смерть» имеется в виду вечная участь человека. Если человек с Богом, если он любит Бога, живет согласно заповедям Божиим — а значит, в мире с ближними — то он наследует жизнь вечную. И наоборот: если человек живет, сопротивляясь Богу, не поступает по Евангелию, то он близок к гибели.

Вообще, через отношение к ближнему проявляется наше отношение к окружающему миру и даже к самим себе.

— Научиться любить всех, любого человека, каким бы он ни был — разве это возможно?

— Исполнение заповедей требует определенных усилий. Мы с вами уже упоминали в наших беседах слова Евангелия о том, что Царство Небесное силою берется (по-славянски это звучит как «нудится»), и употребляющие усилие восхищают его (Мф. 11, 12). Каждому из нас нужно очень много трудиться. И любовь к ближнему, так же, как и воспитание в себе любых других добродетелей, результат очень долгого, напряженного внутреннего труда человека над самим собой.

У нас с вами есть пример святых. Ведь это были обычные земные люди, такие же, как мы. Есть очень точное славянское слово — «подобострастные» нам, то есть они обуревались теми же страстями, у них были такие же немощи, как и у нас, но они смогли это сделать — полюбить Бога и людей. Другое дело, что невозможно исполнить какую-то одну, отдельно взятую, добродетель. Нельзя быть «обычным» человеком, то есть погрязшим в суете, в мирских заботах, в своих немощах, не замечающим других людей — но при этом избирательно добродетельным. Все евангельские добродетели, все добрые качества человека воспитываются только в том случае, если он будет трудиться над всеми сразу, стараясь воспитать в себе и терпение, и смирение, и, конечно же, любовь к ближнему. Но, естественно, во главе всего этого должна быть любовь к Богу. Она является тем побудительным мотивом, который заставляет человека работать над собой.

— Владыка, у нас всегда много вопросов от наших читателей о взаимоотношениях с другими людьми, и проблемы, о которых идет речь, как правило, характерны для многих.

Спрашивает Вас Анна: «В последнее время меня часто раздражают люди, и я чувствую злобу. К тому же я сама не всегда могу понять, почему у меня такая реакция. Что поможет избавиться от приступов злобы и стать добрее?»

— Жизнь по Евангелию. А еще надо научиться останавливаться. Это вообще очень полезно делать каждому человеку, для того чтобы понять, где ты находишься, что с тобой происходит, какие ценности для тебя главные. Время от времени надо «закрывать» себя, что называется, на переучет, оглядываться назад: почему произошло то, что со мной случилось? Надо постараться найти причину и с этой причиной начинать бороться. Те недобрые чувства, о которых идет речь в этом вопросе, — злоба по отношению к людям, раздражительность — гнездятся всегда только в нас самих. Наверное, бывают совершенно исключительные случаи: например, есть некий человек, который, как только увидит нас, начинает на нас бросаться… Всё случается в жизни, но такое бывает редко. А в основном люди вокруг нас — совершенно обычные. И наше отношение к ним зависит от нашего внутреннего состояния, от нашего устроения. Только в себе и надо разбираться.

И, конечно же, первое, что нужно сделать, — жесточайшим образом запретить себе всякие проявления вовне этих своих недолжных чувств, чтобы кто-то это увидел, почувствовал, заметил. Допустим, я терпеть не могу какого-то человека — но эту личную неприязнь проявлять нельзя. Надо волевым усилием запретить себе это делать. Ну, а потом уже начинать разбираться и бороться с причиной в самом себе.

— Владыка, мы помним, что в подобных случаях Вы советовали также творить дела любви…

— Это не мой, это святоотеческий совет. Да, это следующий этап. Когда мы хотим избавиться от неприязни к какому-то человеку, который живет рядом с нами, то надо делать дела любви по отношению к нему. То есть надо поступать с этим человеком так, как если бы мы его по-настоящему любили: заботиться о нем, оказывать ему внимание, помогать ему, не осуждать его. Представьте себе, что есть человек, которого вы любите, — вы встаете и ложитесь с доброй мыслью об этом человеке. Примерно так же надо стараться относиться и к тому, кто вам сегодня не нравится, но вы решили победить в себе это неправильное отношение. И когда человек начинает делать дела любви, понуждает себя к этому, тогда как минимум у него исчезают плохие мысли и всякие недобрые пожелания в адрес этого человека. А потом, может быть, действительно нам удастся этого человека полюбить.

Надо только сознавать, что когда мы говорим о любви, то имеем в виду ее христианское понимание. Это не любовь мужчины и женщины, даже не любовь родителей и детей — это несколько иное чувство, более возвышенное, освобожденное от каких-то личных пристрастий и, самое главное, от эгоизма, потому что близких нам людей мы очень часто любим как свою собственность. Это особенность наших человеческих взаимоотношений: мы любим себя в этих людях или этих людей как то, что нам принадлежит. Но христианская любовь — это несколько иное чувство.

— В подтверждение Ваших слов такой вопрос: «Я очень люблю, чтобы все было по-моему, особенно в семье. Это грех? Ведь я всегда хочу близким только добра. Марина»

— Это распространенное явление, оно встречается сегодня очень часто. Знаете, ко мне иногда подходят и говорят: «Владыка, благословите на добрые дела». Но мне всегда хочется спросить: «А вы уверены, что они добрые?». Где критерии? Все мы люди, у всех нас есть свои недостатки, какие-то страсти. Не случайно возникло известное выражение: «Благими намерениями дорога в ад вымощена». Кто мы такие, чтобы быть уверенными в своих намерениях и знать за других людей, что им полезно и что нужно? У родителей в отношении детей это еще может быть, до определенного возраста. Но чаще всего это просто преувеличенная оценка своих собственных мыслей и чувств. И если вы видите, что есть какое-то сопротивление этому, например, в семье, это говорит о том, что надо задуматься.

И вообще, когда человек любит, чтобы «все было по-моему», это категорически неверно. Я бы настойчиво рекомендовал отказаться от такой оценки собственных мыслей и поступков. И ни в коем случае не настаивать всегда на своем мнении, чтобы все подчинялись.

— «Как научиться радоваться с радующимися? Пока я чаще чувствую зависть и ничего не могу с собой поделать. Татьяна»

— Да, действительно, радоваться с радующимися — это сложная добродетель, и ее очень трудно приобрести. Но опять же, нужно начинать с самого начала — начинать исполнять в своей жизни заповеди Божии, нужно учиться любить Бога и людей. И когда эта любовь будет хотя бы отчасти прививаться к нашему сердцу, тогда мы начнем потихоньку радоваться радости другого человека. Повторю, невозможно исполнить какую-то отдельную добродетель. Особенно здесь: как можно усилием воли заставить себя радоваться? Это должно быть естественным чувством, оно должно исходить из сердца, а сердце должно быть с Богом — тогда придет и радость.

— «Как стать менее чувствительной и впечатлительной? Разные события, взаимоотношения с людьми — все это очень сильно на меня влияет. Если сталкиваюсь с грубостью, и я сама становлюсь грубой и злой. Если кто-то делает мне замечание, обижает или просто не оказывает мне внимания, уважения, для меня это трагедия, унываю. Можно ли справиться с этим валом эмоций? Ксения»

— Я думаю, повышенная эмоциональность — это особенность характера. Есть очень популярная книга «Несвятые святые» Епископа Тихона (Шевкунова), и там, говоря об одном из своих героев, автор несколько раз повторяет: «Характер не лечится». Но изменить свой характер все-таки можно, здесь большое поле деятельности. Для этого нужно, я думаю, и Богу молиться, и просто приобрести постоянный навык осаживания самого себя. В первую очередь нужно научиться держать себя в руках. Ну и, конечно же, воспитывать в себе христианские добродетели. Это вообще универсальный ключ ко всем проблемам личности. Надо становиться настоящим, полноценным христианином. А хрис­тианство проявляется, в том числе, и в правильных реакциях на окружающий мир.

— Владыка, в одном из своих интервью Вы советовали избегать того, что «слишком»…

— Это также святоотеческий совет: все чрезмерное всегда вредит. Недаром есть такое выражение «царский путь» — говоря обычным языком, золотая середина. Плохо, когда человек совсем не эмоционален, бесчувственен, когда он равнодушно смотрит на все, что его окружает. И так же плохо, когда эмоциональность зашкаливает, и человек очень бурно реагирует на происходящее. Поэтому можно просто пожелать Ксении начать над собой работать. Это очень долгий процесс — тренировка души, так же, как тренировка тела. Она требует больших усилий, постоянных и повседневных. Святые отцы часто сравнивали духовную жизнь с олимпийскими играми, подвижников со спортсменами. Даже сегодня, представьте: человек поставил себе задачу добиться красивой фигуры. Но ведь нельзя прийти в спортзал и за одно, два, три занятия добиться результата. Надо ходить долго и упорно, заниматься, потеть, изнемогать. И если ты добился каких-то результатов, но после этого тренировки бросил, то через месяц вернется все то, с чем ты расстался, и даже больше.

Точно так же происходит и с человеческой душой. Она тоже требует постоянного внимания, постоянной работы над собой, и эта работа должна продолжаться всю жизнь. Не может такого быть, что я что-то сделал, чего-то достиг — и этот уровень за мной закреплен, дальше я буду расти только вверх. Ничего подобного! Зазевался — и тут же опять опустился не только туда, откуда начал, а даже ниже.

— Следующий вопрос, Владыка, непростой. «Я часто путешествую и вижу, что только в России люди кричат на своих детей, даже бьют их, разговаривают с ними очень грубо. Почему так?» — спрашивает Ангелина.

— Я не думаю, что здесь можно обобщать. К сожалению, такое происходит во всем мире в большей или меньшей степени. Эта проблема связана с невоздержанностью, с невоспитанностью чувств, неумением себя вести, раздражительностью.

К сожалению, уровень раздражительности среди нашего населения порой выше, чем во всем мире, это правда. Но слишком много причин тому, и объективных, и субъективных. Я думаю, что это связано и с нашим общим наследием, и с той ситуацией, в которой мы живем сегодня.

— У нас есть, на мой взгляд, два похожих вопроса. Бывает, что отношения с окружающими не ладятся. «У меня проблема в отношениях с людьми, — пишет Мария. — Мне кажется, я ни с того ни с сего начинаю раздражать людей без причины, меня никто не любит. Это очень тяжело. Муж говорит, что это у меня социопатия. Как мне молиться, каким святым, чтобы измениться? Душа болит». И еще вопрос: «С коллегами по работе не складываются ни дружба, ни отношения. Никто со мной не хочет общаться. Вроде я никому ничего плохого не делаю, стараюсь жить со всеми мирно, а меня как-то избегают. Может, за какие­то грехи? Ольга»

— Автору первого письма я бы посоветовал прислушаться к словам супруга. Я думаю, не может быть того, о чем она пишет: что она всех раздражает. Это какое-то внутреннее состояние, которое надо преодолеть. Может быть, стоит даже попробовать обратиться к психологу, специалисту по межличностным отношениям. Далеко не всегда и не сразу нужно употреблять какие-то духовные средства врачевания. Бывают проблемы, которые вполне решаются обращением к соответствующему специалисту, к врачу и так далее.

Я очень не люблю отвечать на вопросы, каким святым по какому поводу молиться. Мы молимся Богу и призываем ходатайства тех или иных святых, но попытки разделить святых «по специализации» (вот один отвечает за зубную боль, другой за головную, третий за хорошее настроение) — это профанация, и я не поощряю таких вещей. Хотя часто понятно, почему сложились такие предпочтения, они исторически объяснимы. И если люди это понимают, то нет ничего плохого, скажем, молиться мученику Вонифатию от избавления близких от пьянства, потому что сам святой страдал этим недугом до своего мучения, и так далее.

Сначала нужно разобраться с собой, может быть, с помощью близких людей успокоиться, прийти в себя. А молиться Богу надо всегда, в любое время.

В вопросе Ольги, возможно, тоже звучит некое преувеличение. Бывают люди чрезмерно чувствительные. Но есть одно очень хорошее правило. Если есть какие-то недоразумения в коллективе, нужно прислушаться, что люди говорят об этом. Обычно человек склонен думать, что все вокруг к нему придираются, что его не понимают, не любят, не слушают. Но надо попробовать узнать, что говорят обо мне, а узнав, опять же, остановиться и внимательно посмотреть: а вдруг это правда? Бывает, что мы вообще не видим своих недостатков. Все мы, абсолютно все, по отношению к себе крайне комплиментарны, мы кажемся себе гораздо лучше, чем есть на самом деле. А люди, которые смотрят на нас со стороны, видят наши недостатки очень хорошо. На самом деле, это такая житейская мудрость: надо обязательно слушать тех, кто тебя не любит, и исправлять то, о чем они говорят. Да, они могут преувеличивать, могут, в конце концов, даже неправду сказать. Но надо подумать: что в моем поведении, в моих словах вызвало у них такое отношение — и опять же стараться исправиться.

— Надо ли делать замечания в храме — об этом следующий вопрос. «Был на службе в церкви. Рядом стояли две дамы и разговаривали, не переставая. Я стою и думаю: "Надо бы замечание сделать". А с другой стороны, кто я такой, чтобы обличать грехи других, тем более тех, кто значительно старше меня? В общем, подошел и высказал им. К моему изумлению, эти двое извинились и разошлись. А у меня осадок на душе, мол, осудил. Правильно ли я поступил? Олег»

— Правильно. Думаю, что или автор вопроса сделал замечание тактично, или эти люди были достаточно правильно настроены, раз они послушались и извинились. Конечно же, если человек явно нарушает правила поведения в храме, надо сказать ему об этом. Мне самому приходится это делать на бого­служении. Иногда приходится даже останавливать службу и объяснять людям, что храм — это не клуб, не место, где они общаются, говорят о погоде, о родственниках и прочих вещах. Это одна из причин, по которой я категорически против установки скамеек в наших храмах. У нас во всех храмах есть небольшое количество скамеек для пожилых людей, но часто они становятся похожи на лавочку около подъезда. Я вынужден останавливать службу, объяснять. На какое-то время помогает, потом опять приходится повторять. Ну что делать, так уж устроен человек. У нас у всех много недостатков, надо относиться к ним со снисходительностью, но делать замечания надо — только с любовью.

— В заключение приведу такой вопрос: «Можно ли недобрым отношением к человеку, завистью к нему навлечь на него реальные беды?».

— Нет. Это магическое отношение к жизни.

Скажем, любовью можно растопить человеческое сердце, воодушевить человека, помочь ему — а ненавистью, если она высказана, можно его ожесточить, расстроить. Человеческие чувства — достаточно тонкая материя. Поэтому категорически нельзя проявлять свое отрицательное отношение к другому человеку. Но не потому, что мы боимся на него что-то «навлечь», а просто потому, что это противоречит христианскому отношению к миру и ближним.


Подготовила Наталья Горенок

Православие и современность.Ru


Комментарии

Оставить комментарий

Православный календарь

18 ноября 2017 г. 5 ноября ст.ст. суббота. Седмица 24-я по Пятидесятнице. Поста нет.

Икона дня

Патриарх Тихон
Патриарх Тихон

Празднуемые Святые

Празднуемые Святые
Cовершается служба, не отмеченная в Типиконе никаким знакомМчч. Галактиона и Епистимии (III). Совершается служба со славословиемСвт. Ионы, архиеп. Новгородского (1470). Свт. Тихона, патриарха Московского и всея Руси. Апп. от 70-ти Патрова, Ерма, Лина, Гаия, Филолога (I). Свт. Григория, архиеп. Александрийского (ок. 813-820). Сщмч. Гавриила пресвитера (1937).

Евангельские чтения

«Мысли на каждый день года» свт. Феофана Затворника
«Мысли на каждый день года» свт. Феофана Затворника
(2 Кор. 11, 1-6; Лк. 9, 1-6). "И послал их" (св. апостолов) "проповедывать Царствие Божие". В этот раз только по Палестине, а потом и по всей вселенной. Проповедь, начатая тогда, не прекращается до сих пор. Всякий день слышим мы преданное св. апостолами от лица Господа во св. Евангелии и посланиях апостольских. Время не делает разности: мы слышим св. апостолов и Самого Господа так, как бы они были перед нами, и сила, действовавшая в них, действует до сих пор в Церкви Божией. Ни в чем и никого из верующих не лишает Господь: что имели первые, то имеют и последние. Вера всегда так содержала это и содержит. Но пришло суемудрие и разделило между настоящим и первоначальным. Ему показалась тут пропасть великая, голова закружилась, глаза помутились, и Господь со св. апостолами погрузились у него в мрак, который кажется ему непроницаемым. И поделом ему: пусть пожинает плоды своего сеяния; в нем одно только крушение духа. Что оно точно погрязает во мраке и не видит света, сознания в этом нельзя не признавать искренним-но кто виноват? Оно само себя отуманило и продолжает отуманивать. До сих пор ничего еще не сказало оно такого, почему можно было бы слова Писания новозаветного не считать истинным словом св. апостолов и Самого Господа. Только безустанно вопит: "я не вижу, я не вижу". Верим, верим, что не видишь! Но перестань испускать из себя туман - атмосфера около тебя проветрится, свет Божий тогда может быть покажется и увидишь что-нибудь. "Но ведь это то же, что перестать мне быть мною". Экая беда! Ну, перестань; другим покойнее будет. "Нет, нельзя. Мне определено быть до скончания века, да искуснейшие явятся. Я началось в первом тварном уме, еще прежде этого видимого мира, и буду, пока мир стоит, нестись подобно вихрю по путям истины и подымать против нее пыль столбом". Но ведь ты себя только туманишь, а кругом светло. "Нет, все кому-нибудь да запорошу глаза; а если и нет, так пусть знают меня, каково я. Молчать не буду и никогда вам со своею истиною не удастся заградить мне уста". Кто же этого не знает? Все знают, что твое первое титло "пизма" (греч.) - упорное стояние на своем, несмотря ни на какие очевидности, обличающие твою лживость. Ты - хула на Духа Святого; так и жди же себе исполнение приговора, уже определенного за это Господом.

Фоторепортаж

фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж

Епископ Пахомий совершил Чин Великого освящения и Божественную литургию в храме в честь Покрова Пресвятой Богородицы с. Клинцовка
Все фоторепортажи