Самое скорбное из ликований

Вербное8 апреля — Вербное воскресенье

Устала от поста. Ничего — неделя осталась. Лазарева суббота сегодня, а завтра — Вербное воскресенье. Какая весна холодная. Небо в тучах, лужи, грачи орут. Ликуй от радости, дщерь Сиона, торжествуй, дщерь Иерусалима: се Царь твой грядет к тебе, праведный и спасающий, кроткий, сидящий на ослице и на молодом осле, сыне подъяремной. Книга пророка Захарии, 9, 9. Где бы вербочек достать. Ага, вон на скамейке тетка с красным ведерком, пучок — пятьдесят рублей.

Почему мы так любим эти веточки с мохнатыми серыми шариками? Потому что они символизируют те самые вайи, пальмовые ветви, коими приветствовали Христа? Вряд ли. Мы вообще очень любим в Церкви предметы, вещественные знаки веры. Записки, свечки — как это, прийти в церковь да свечку не зажечь? Или масло на полиелее. Или вот эти вербочки. Все это помогает нам, дает возможность внешнего движения — взять, прийти, поставить — которым мы компенсируем недостаток движения внутреннего, духовного. Простой предмет, простое действие занимает нас и удерживает наше внимание тогда, когда у нас не хватает сил удержать его иначе; когда нам слишком трудно постичь богослужение и участвовать в нем.

Кроме того, мы любим обычай, традицию. Традиция дает чувство принадлежности к народу, к культуре и поддерживает нас — там, где мы сами себя поддержать не можем.

Нет, я не хочу сказать, что это все не нужно — свечки, вербочки. Это очень нужно на самом деле. И по вышеназванным причинам — куда денешься, немощные наши души нуждаются в костылях. И потому еще, что вот эти вербочки, к примеру, они дают нам чувство присутствия Божиего в мире, в природе и чувство милости Божией к миру тоже. Это нужно! Просто этого недостаточно.

Вербное воскресенье — праздник. Но праздник проходит. Вербочки свои мы будем завтра святить, а потом поставим их на полку, и будут они пылиться там до следующей весны, не вызывая уже никаких чувств. Иными словами — беда, если Вербное воскресенье для нас — только Вербное, и больше никакое. Если мы не осознаем события, которому оно, любимое наше воскресенье с вербочками, посвящено.

Вход Господень в Иерусалим — самое скорбное из торжеств: вы знаете, что через два дня будет Пасха, и Сын Человеческий предан будет на распятие (Мф. 26, 2).

Время отвязывать молодого осла, сына подъяремной; он надобен Сыну Человеческому для того, чтобы сбылось предрешенное. Для того, чтобы страшной, непостижимой разуму ценой совершилось спасение наше от греха и ада.

На всенощной в храме уже полно народу, и все с вербочками: «Когда будут святить, не знаете? Сегодня будут святить?». Посреди храма — знакомая входоиерусалимская икона: люди с вайями, люди, кричащие «Осанна», стелющие свою одежду под копыта осла. Среди всеобщего ликования — лицо Спасителя. Что чувствует человек, который знает, что через три дня крики «Осанна» сменятся криками «Распни», а затем его заживо приколотят к доскам и оставят так умирать? А Он был — истинный Человек, как и истинный Бог.

Вайи у нас в руках, ветки — как у тех, кто встречал Его тогда на улицах Иерусалима. Те люди с ветками не совсем понимали, что происходит. Они приветствовали Его, потому что Он творил чудеса, Он воскресил Лазаря. Раз мертвого воскресил, значит, может Израиль освободить, вернуть Израилю славу и мощь эпохи Давида, и уже не на время, а навсегда. Значит, Сын Давидов и есть Мессия, тот, которого угадывали в своих видениях пророки: из тебя произойдет Мне Тот, Который должен быть Владыкою в Израиле и Которого происхождение из начала, от дней вечных (Мих. 5, 2). Это было правдой! Но не всей правдой. Пришел Тот, Которого чаяли тысячелетиями… и одновременно — не тот. Ждали освободителя от власти Рима — пришел Освободитель от власти смерти. Ждали посланца — пришел Сам Бог. Сбитый с толку народ поднимает глаза к своим духовным вождям, а те спешат ему напомнить, что называющий себя Сыном Божиим должен умереть (см.: Мф. 26, 63–65; Лк. 22, 70–71; Мк. 14, 62–64).

Они не понимали, они так и не поняли, но мы-то понимаем, знаем. И при всей нашей немощи нам нужно все-таки двигаться к тому, чтобы Вербное воскресенье не с вербой у нас ассоциировалось в первую очередь; чтобы не только тем мы были озабочены, чтобы эти веточки добыть и освятить. Освятить веточки на самом деле — не главное.

Не исключено, впрочем, что эти букетики с мохнатыми серыми соцветиями служат еще и для смягчения, облегчения нашего переживания. Иначе мы бы просто не знали, что делать с этой информацией, с этим страшным впечатлением — от оглашаемой цены нашего спасения (см.: 1 Кор. 7, 23). Нам было бы слишком трудно сейчас — в конце поста, накануне Страстной седмицы, если бы не эта добрая русская традиция.

Народ с вербой толпится вокруг батюшки, брызги с кропила летят на серые шарики, все улыбаются, но нечто очень серьезное чувствуется во всех: каждый ощущает себя на пороге чего-то очень важного, ответственного и трагического. В понедельник Церковь снимет зеленые облачения и оденется в черное. И ничего смягчающего уже не будет в богослужении Страстной седмицы. Утешение будет только одно, зато непреходящее: Христос воскресе.

Марина Бирюкова

Православие и современность


Комментарии

Оставить комментарий

Православный календарь

24 марта 2017 г. 11 марта ст.ст. пятница. Седмица 4-я Великого поста. Великий пост. Монастырский устав: cухоядение (хлеб, овощи, фрукты).

Икона дня

Святитель Софроний Иерусалимский
Святитель Софроний Иерусалимский

Празднуемые Святые

Празднуемые Святые
Cовершается служба, не отмеченная в Типиконе никаким знакомСвт. Софрония, патриарха Иерусалимского (638-644). Совершается служба со славословиемСвт. Евфимия, архиеп. Новгородского, чудотворца (1458). Сщмч. Пиония, пресвитера Смирнского, и иже с ним (250). Прп. Софрония, затворника Печерского (XIII). Свт. Софрония, еп. Врачанского (1813) (Болг.). Перенесение мощей мч. Епимаха. Прп. Патрикия исп (1933). Св. Василия исп., пресвитера (1937).

Евангельские чтения

Евангельские чтения
«Мысли на каждый день года» свт. Феофана Затворника
«Мысли на каждый день года» свт. Феофана Затворника
"Сказал Господь Аврааму: пойди из земли твоей, от родства твоего и из дома отца твоего, в землю, которую Я укажу тебе" (Быт. 12, 1). Это явный образ того изменения сердечного, которое совершается в истинно - верующих, когда они искренно берут на себя крест свой и последуют Христу. Оставляют они отца своего - самость, распиная ее самоотвержением; оставляют род свой - свои личные греховные склонности, страсти и привычки, распявши их решимостью неуклонно во всем следовать страстеубийственным заповедям Господним; оставляют землю свою, всю область греховную, мир, со всеми его требованиями, распиная его решимостью быть для него чуждым, хотя бы для этого необходимо было потерпеть не только потери в имуществе и весе общественном, но и самую смерть.

Фоторепортаж

фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж

В Покровске прошла V научно-практическая конференция «Православная книга – путь к преображению души»
Все фоторепортажи