В память о Вознесении Господнем

В память о Вознесении Господнем

На сороковой день после Пасхи Церковь празднует Вознесение Господне, напоминая нам о том, как Христос явился апостолам в Иерусалиме, вывел их на гору Елеонскую, где сообщил им о скором ниспослании Святого Духа, затем благословил и вознесся на небо. А о самом празднике напоминают нам храмы и монастыри, освященные в его честь. Давайте вспомним некоторые из них.

Красота целого

Церковь Вознесения Господня в Коломенском, пожалуй, первой приходит на ум. Этот храм, построенный по случаю рождения Иоанна Грозного, один из самых известных в России, в 1994 г. он был включен во Всемирный список исторического и культурного наследия ЮНЕСКО. В его внешнем облике архитектору удалось удивительно точно передать главную идею праздника – стремление ввысь.

Вознесение Господне призывает нас помнить – человек на земле всего лишь гость, странник, который совершает свой «крестный ход» в вечность. А Господь указывает ему путь восхождения к ней. В восхождении, устремлении ввысь заключен глубокий смысл. Куда вознесся Господь? Не просто в небо, а в то Царство, которое «внутри нас есть». Вознесение – это не утрата Бога, не разрыв с Ним, а призыв к преображению, к вознесению вслед за Господом, в Его Царствие.

Церковь Вознесения Господня в Коломенском получилась необычной: это был первый на Руси шатровый храм, сделанный из камня. И сегодня высокий белокаменный храм удивит гуляющего по Коломенскому человека. А тогда, в первой половине XVI века, когда в Москве большинство зданий были деревянными, ослепительно белый храм выглядел как самое настоящее чудо. «Бе же церковь та вельми чудна высотою, красотою и светлостью, яко не бывало прежде сего в Руси», – читаем мы в летописи.

Несмотря на внушительную высоту (62 м), храм Вознесения имеет очень маленькую площадь. Подобно стреле, неудержимо рвется вверх его одетый в каменную сетку гигантский шатер. И где-то высоко в небе тает, растворяется в воздухе его небольшая главка, увенчанная крестом.

В облике храма все подчинено идее стремления ввысь. Нет ничего лишнего, церковь кажется очень легкой – и это при почти толщине стен, составляющей от двух до четырех метров! Знаменитый французский композитор Гектор Берлиоз, побывавший в Коломенском, был потрясен: «Ничто меня так не поразило, как памятник древнерусского зодчества в селе Коломенском. Я видел Страсбургский собор, который строился веками, я стоял вблизи Миланского собора, но, кроме налепленных украшений, я ничего не нашел. А тут передо мной предстала красота целого. Гармония красоты законченных форм. Я видел какой-то новый вид архитектуры. Я видел стремление ввысь».

Утраченное наследие

Кремлевский Вознесенский монастырь был одной из первых женских обителей в Москве. Лишь два московских монастыря – Зачатьевский и Рождественский – были немного старше его. Великая княгиня Евдокия, супруга благоверного князя Димитрия Донского, основала в Кремле Вознесенскую обитель в память о победе в Куликовской битве и о рано скончавшемся муже. В этой обители она собиралась принять постриг.

О точной дате основания Вознесенского монастыря нет достоверных сведений. Под Вознесенский монастырь Евдокия отдала свои кремлевские чертоги: он был основан на том месте, где, по преданию, великая княгиня провожала мужа на Куликово поле и где встречала его с победой. К моменту пострига своей основательницы монастырь был уже достаточно обустроен и готов к принятию святой инокини. В нем стоял деревянный собор в честь Вознесения Господня, а в бывших великокняжеских теремах устроены кельи.

В обители княгиня приняла иноческий постриг с именем Евфросинии и уже через несколько дней повелела заложить каменный Вознесенский собор на месте деревянного. Прожив в иночестве всего несколько недель, 7 (20) июля 1407 г. святая мирно отошла к Господу. На глазах москвичей, столпившихся в Кремле, чтобы почтить память своей любимой правительницы, у ее гроба сама собой возгорелась свеча. Потом у гробницы еще не раз совершались исцеления и чудеса.

Святыней Вознесенского собора был древний образ Божией Матери «Одигитрии» («Путеводительницы»). По преданию, сама княгиня Евдокия спасла его из огня во время нашествия Тохтамыша в 1382 году. Ровно через сто лет эта икона сгорела, и тогда знаменитый иконописец Дионисий написал на обгоревшей доске новый образ Богоматери. В великие праздники эту икону выносили навстречу царю и патриарху, и они прикладывались к ней у ворот обители. В наше время образ хранится в Государственной Третьяковской галерее.

Все русские государи не забывали Вознесенскую обитель и делали богатые вклады – ведь в ее стенах покоились их матери, жены, сестры, дочери… Перед военными походами или странствиями на богомолье государи шли не только в Архангельский собор, где по традиции погребали русских князей и царей, но и в Вознесенский монастырь – поклониться праху своих матерей. Приходили сюда государи и в Великий пост, а на Пасху возлагали на гробницы красные яйца – символ Воскресения Христова.

Вознесенский монастырь находился под покровительством русских правительниц и считался царским: его настоятельницы могли входить к великим княгиням и царицам без доклада. Многие его инокини сами принадлежали к царскому роду. По древней традиции, в Вознесенской обители пребывали до венчания обрученные государевы невесты.

Было здесь и училище для знатных девиц, где их обучали грамоте, этикету, рукоделию и церковному пению. Особенно славилась в Москве «изукрашенная верба», которую делали монахини Вознесенской обители. Это были букетики вербы, украшенные декоративными цветочными гирляндами, плодами и фигурками, изготовленными из воска. Поход в Вознесенский монастырь за вербой был настоящим праздником для детей.

В 1907 г. в Вознесенской обители чествовали 500-летие со дня преставления его преподобной основательницы. После праздничного богослужения из монастыря на Красную площадь отправился крестный ход, в котором шествовала и великая княгиня Елизавета Федоровна, основательница московской Марфо-Мариинской обители. Она подарила ко гробу преподобной Евфросинии золотую лампаду и цветочные гирлянды. Это было одно из последних торжеств в жизни Вознесенского монастыря.

В марте 1918 г. в Москву переехало большевистское правительство, разместившееся в Кремле. Вскоре монахиням велели покинуть обитель: последние его инокини вместе с игуменьей нашли себе временный приют при больнице в Лефортово.

Последний час Вознесенского монастыря пробил в 1929 г. Он погиб вместе с древней Чудовой обителью, основанной святителем Алексием Московским, когда расчищали территорию под строительство Военной школы им. ВЦИК. За древний монастырь безуспешно вступился директор Ленинской библиотеки В.И. Невский, позже расстрелянный большевиками. Ученым удалось добиться перенесения белокаменных гробов из усыпальницы в подклеть Архангельского собора, где они пребывают и ныне. В том же 1929 г. Вознесенский монастырь взорвали. На месте монастыря архитектор И. Рерберг построил громоздкое здание, неуклюже стилизованное под кремлевский классицизм, чтобы оно гармонировало с соседними Сенатом и Арсеналом.

Свидетель исторических перемен

В самом центре Москвы, недалеко от станций метро «Арбатская», и «Охотный ряд», находится старинный храм с загадочным названием «Малое Вознесение» на Большой Никитской. Это старейшая из двух Вознесенских церквей на этой улице. Новая церковь была построена в начале XIX в. и получила обиходное название Большое Вознесение, а старая, соответственно, стала именоваться Малым.

Впервые Вознесенский храм на Никитской улице упоминается в летописи за 1548 г. Со второй половины XIV века здесь проходила дорога на Великий Новгород через Волоколамск, и храм, предположительно, возник как центр находившейся здесь слободы новгородцев и устюжан. Каменная церковь была построена «на месте древней» царём Фёдором Иоанновичем в память его коронования в день праздника Вознесения Господня.

Особую известность в Москве храм Малого Вознесения получил в период с 1873 по 1890 г., когда его настоятелем был протоиерей Гавриил Сретенский. Отец Гавриил горячо сочувствовал делу святителя Николая Японского и собрал большие пожертвования на развитие православной миссии в Японии. Также отец Гавриил сделал многое для Православного Палестинского общества и в 1886 году стал его почетным членом. В храме Малого Вознесения любой желающий мог получить помощь для самого трудного для русского паломника пути – к святыням Иерусалима. А большой четырёхэтажный церковный дом становится местом, где в домашней обстановке встречаются у отца Гавриила историки, археологи, духовные лица, меценаты.

После революции храм действовал еще 20 лет и был закрыт в 1937 г. Верующим его возвратили в 1992 г. Реставрировали его он силами прихожан церкви Воскресения Словущего на Успенском вражке. И с тех пор Вознесенский храм вновь становится центром приходской жизни, соединяя в своей истории прошлое и настоящее.

Подготовила Марина Шмелева


Комментарии

Оставить комментарий

Православный календарь

20 ноября 2017 г. 7 ноября ст.ст. понедельник. Седмица 25-я по Пятидесятнице. Поста нет.

Икона дня

Убиение святителя Кирилла, митрополита Казанского и ихже с ним.
Убиение святителя Кирилла, митрополита Казанского и ихже с ним

Празднуемые Святые

Празднуемые Святые
Cовершается служба, не отмеченная в Типиконе никаким знакомМучеников в Мелитине: Иерона, Исихия, Никандра, Афанасия, Маманта, Варахия, Каллиника, Феагена, Никона, Лонгина, Феодора, Валерия, Ксанфа, Феодула, Каллимаха, Евгения, Феодоха, Острихия, Епифания, Максимиана, Дукития, Клавдиана, Феофила, Гигантия, Дорофея, Феодота, Кастрикия, Аникиты, Фемелия, Евтихия, Илариона, Диодота и Амонита (III). Cовершается служба, не отмеченная в Типиконе никаким знакомПрп. Лазаря Галисийского (1053). Мч. Феодота корчемника (303). Мчч. Меласиппа и Касинии и сына их Антонина (363). Прп. Зосимы Ворбозомского (1550). Обретение мощей прп. Кирилла Новоезерского (Новгородского) (1649). Мчч. Авкта, Тавриона и Фессалоникии (739). Сщмч. Кирилла, митр. Казанского, Михаила, Александра, Александра, Михаила, Александра, Николая, Алексия, Павла, Василия, Павлина пресвитеров, Иоанна и Вениамина диаконов, мч. Николая, мц. Елисаветы (1937). Сщмчч. Сергия, архиеп. Елецкого, Николая пресвитера и мч. Георгия (1937). Обретение мощей сщмч. Константина пресвитера (1995). Иконы Божией Матери "Взыграние", Угрешской (1795).

Евангельские чтения

«Мысли на каждый день года» свт. Феофана Затворника
«Мысли на каждый день года» свт. Феофана Затворника
(2 Фес. 1, 1-10; Лк. 12, 13-15. 22-31). "Кто поставил Меня судить или делить вас?" - сказал Господь просившему о разделе с братом своим. Потом прибавил: "не заботьтесь", что есть и пить и во что одеться. Прежде же учил: оставите мертвых погребать своих мертвецов; в другой раз внушал, что лучше не жениться. Значит, внимание и сердце христиан, отклоняющиеся от всего житейского, и свобода от молв и уз житейских составляют одну из черт духа христианства. То, что Господь благословляет брак и утверждает его неразрывность, что восстанавливает силу заповеди, определяющей отношения родителей и детей, и оставляет свое значение за гражданскою властью и гражданскими порядками, не изглаживает этой черты и не дает христианам права уклоняться от хранения ее и водружения в сердце. Сопоставь то и другое, и увидишь, что на тебе лежит обязанность, при всем житейском строе, держать сердце свое безжитейским. Как же это? Реши сам своею жизнью; в этом вся практическая мудрость. Господь руководит к решению сего следующим правилом: "ищите прежде Царствия Божия". Обрати всю заботу на то, чтоб воцарился Бог в тебе, и все житейское потеряет для тебя вяжущее и тяготящее обаяние. Тогда будешь вести дела свои внешне, а внутренним твоим, твоим сердцем, будет обладать иное что-то. Но если, вследствие этого, родится решимость пресечь и это внешнее отношение к житейскому, - не будешь в убытке: станешь ближе к цели, которую даст тебе вера Христова.
(2 Фес. 1, 10-2, 2; Лк. 12, 42-48). Притча о приставнике указывает на то, как должен держать себя христианин в отношении к житейскому. Приставник и старательно ведет дело, но сердцем ни к чему не привязывается, свободен от всяких уз, ко всему относится внешне. Так и христианину надо поставить себя ко всему житейскому. Но возможно ли это? Возможно. Как есть внешнее благочестие без внутреннего, так возможна и житейскость только внешняя без внутренних уз. Но в таком случае, все между нами обратится в одну форму безжизненную, от всего будет веять холодом, как от мраморной статуи? - Нет, тогда среди житейского разовьется другая жизнь, которая привлекательнее самой полной житейскости. Житейское, как житейское, действительно, останется формою, а то, чем будет согреваться сердце, станет исходить из другого источника и всякий, пьющий из этого источника, уже не будет испытывать жажды. Но в таком случае лучше все бросить? - Зачем же? Ведь и бросив все внешне, можно быть связанным в сердце, и не бросив можно быть свободным от уз. Конечно, тому удобнее совладать с своим сердцем, кто внешне отрешится от всего. Избери же, что тебе удобнее; только настройся так, как заповедует Господь.

Фоторепортаж

фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж

Епископ Пахомий совершил Чин Великого освящения и Божественную литургию в храме в честь Покрова Пресвятой Богородицы с. Клинцовка
Все фоторепортажи