На передовой — дети

На передовой — дети

Белое от страха лицо, перекошенное от боли, — худенький солдатик, совсем еще мальчишка, одетый в форму времен Второй мировой войны, падает на снег, глядя мне прямо в глаза, пока кто-то безжалостно наносит ему удары ножом. Он судорожно пытается защититься рукой, но кто-то продолжает добивать его, уже лежащего, штыком. Этот кто-то жесток и неумолим, он мастерски управляется с оружием. Этот кто-то — мой семилетний сын.


«Мама, мы освободили Сталинград! Мама, мы взяли Берлин!» — звонки из дома, как весточки с фронта. Пока мама на работе, дома идет бой. Дома — новая компьютерная игра, и мой сын — на передовой.

Помню, как радовалась, когда сынок в полтора года научился включать компьютер, у него уже тогда были свои игры — стрелять по птичкам, что он освоил очень быстро. Это было так удобно — усадить ребенка за компьютер, а самой заняться своими делами.

Он рос, «взрослели» и игры, и если в пять-шесть лет он гонял на безобидных танчиках, играл с Лунтиком и Смешариками, то на свое семилетие сам — на подаренные ему деньги — выбрал себе игру. Конечно же про войну, потому что желание стрелять и убивать — вроде бы естественный этап взросления мальчишек. Так я считала. Или так мне хотелось думать?

Помню, как в детстве мы тоже играли в «войнушку» — в казаков-разбойников, собирали гильзы от пуль (мое детство прошло в военном городке), играли на бомбоубежищах — с них так здорово было кататься зимой на санках. А когда по телевизору показали фильм про Робин Гуда, всем двором мастерили себе лук и стрелы. Мы мечтали защищать обиженных, помогать обездоленным. Никто не хотел быть на стороне Плохиша. Никто ни за что не предал бы друга за банку варенья.

У моего сына друзей нет. Тех ребят, с которыми он общается в школе и изредка ходить гулять, трудно так назвать. Они не звонят друг другу, чтобы рассказать про интересную книгу или фильм, не навещают, когда кто-то заболел, не радуются успехам, всегда готовы ударить и поиздеваться, придумывают друг другу обидные прозвища, ябедничают, могут предать и даже не понять, что предали. Они просто проводят вместе время, потому что им… скучно.

Впервые я услышала это слово от сына, когда попыталась запретить ему компьютерные игры. Сразу же после того, как увидела белое, перекошенное от страха и боли лицо на экране и моего совершенно спокойного сына, хладнокровно орудующего виртуальным ножом. Современная компьютерная графика передала эмоции его виртуального врага настолько реалистично, что мне самой стало страшно и больно.

Почему же я раньше не обращала на его игры внимания, хотя вроде бы и понимала, что они не так безобидны, как кажутся, или просто не давала себе труда задуматься и осознать это? Я ведь читала статьи о вреде и разрушающем влиянии виртуальных «стрелялок-убивалок». Но мне всегда казалось, что пишут о ком-то другом, и с моим ребенком этого никогда не может произойти. Пока не посмотрела в интернете видео «Маленький компьютерный наркоман», где рыдающий ребенок бил и обзывал свою мать и бабушку за то, что они запрещали ему играть в компьютер. Я почти узнала в нем своего сына. Конечно, он не обзывал и не бил меня. Пока.

Почему я не остановила это раньше? Я ведь видела, каким возбужденным он становился всякий раз, как ему удавалось «победить», как тяжело он переживал, когда «проигрывал», как трудно было его успокоить и переключить внимание на что-то другое. И каким недобрым становился всякий раз, когда я пыталась игру прекратить. Почему я не запретила ему играть, прежде чем у него развилась болезненная компьютерная зависимость?

На все мои запоздалые «почему» один ответ: мне было так удобно. Компьютер включался каждый раз, когда нужно было «выключить» гиперактивного старшего, чтобы поспала младшая, или надо было выполнить срочное дело — и даже совсем не срочное, или просто хотелось отдохнуть пару часов… Причин всегда находилось множество, и каждый раз я, обещая себе если не запретить, то хотя бы ограничить время пребывания сына у компьютера, шла на поводу у этого «мне ску-у-учно», не имея желания, сил и времени развлекать своего ребенка.

Почитай книжку — скучно. Порисуй — скучно. Наведи порядок в комнате — скучно. Вымой посуду — скучно. Поиграй с сестренкой — скучно!

Помните ли вы, чтобы вам в детстве когда-нибудь было скучно? Я — нет. У меня и моих друзей вообще не было в лексиконе такого слова, хотя наши родители также были вечно заняты на своих бесконечных работах и тоже не имели возможности нас развлекать. Нам и самим было весело и интересно, мы много читали, придумывали разные игры, и даже если это была игра в войну, то это была война за мир во всем мире, а не против всех, лишь бы было в кого стрелять.

Я не смогла полностью исключить компьютер. Он стал стимулом, чем-то вроде поощрения за хорошее поведение или учебу. На замену «стрелялкам и убивалкам» пришли более мирные игры — сын завел компьютерную ферму, сажает и убирает овощи и фрукты. Время, проводимое за компьютером, ограничивается. Но это далеко не победа, скорее небольшая передышка.

Когда я рассказала о виртуальном огороде своей знакомой-педагогу, она спросила: «Почему бы вам не посадить настоящий? Хотя бы на подоконнике?». Сегодня мы купили с сыном горшок, землю и семена. Посадим и будем ждать всходов.

* * *

st_2012_04_12_9.jpgПрокомментировать эту ситуацию мы попросили главного редактора православного журнала для молодых людей «Наследник» протоиерея Максима Первозванского, отца девятерых детей:

— Есть такой воспитательный закон: если родители не воспитывают своего ребенка, это не значит, что он не воспитывается. Просто его воспитывает что-то другое или кто-то другой: учителя в школе, старшие товарищи во дворе, телевизор или компьютер. Поэтому у автора этой статьи и возникла серьезная проблема. Она честно говорит о ее причине: «Мне было проще усадить ребенка за компьютер, а самой заниматься делами». Причем сразу, в качестве первой игры ребенку было предложено стрелять и убивать. Это серьезный просчет родителей — деятельность ребенка была направлена не на созидание, а на разрушение.

Родители обязательно должны регламентировать и время нахождения у компьютера, и характер компьютерных игр, как мы регламентируем чтение, знакомства своих детей. Ребенок, как правило, не способен сам остановиться в игре. Компьютер или телевизор — это пассивное получение достаточно сильных эмоций. Человек испытывает какие-то переживания, получает информацию, при этом не затрачивая абсолютно никаких усилий со своей стороны. Организация каких-то развлечений в реальном мире требует усилий. Даже чтобы книгу читать, необходимо потрудиться, задействовать воображение. А в компьютерной игре ничего не надо воображать, тебе просто дается картинка, придуманная автором игры или создателями фильма.

В пост вообще можно запретить играть на компьютере. Но следует понимать, что когда у человека есть зависимость, что-то в его душе занимает большое место, это нужно замещать чем-то другим. Это касается и взрослых, и детей. Почему так сложно наркоманов, алкоголиков, игроманов вывести из этого состояния? Физическую зависимость снять легко, но в душе остается пустота, и если ее ничем не заполнять, пристрастие легко возвращается. Это достаточно серьезная, долгая работа по заполнению образовавшейся или образующейся пустоты чем-то правильным, созидательным.

Потому серьезным способом борьбы с компьютерной зависимостью — особенно если мы говорим не о взрослых, а о детях — является довольно жесткое ограничение времени и качества того, чем занимается ребенок у компьютера, а самое главное — активные созидательные формы совместной деятельности. И автор об этом говорит в конце статьи: необходимо вместе с ребенком что-то делать. Это может быть и спорт, и творчество.

Конечно, очень важно, чтобы ребенок все-таки читал, и тогда те миры и фантазии, которые он будет черпать из мировой литературы, для него будут все-таки интереснее и важней, чем то, что он будет получать в телевизоре и компьютере. По крайней мере, будет какое-то равновесие. Я это вижу по многим детям, в том числе и своим.

Анна Владимирова


Комментарии

Оставить комментарий

Православный календарь

20 сентября 2017 г. 7 сентября ст.ст. среда. Седмица 16-я по Пятидесятнице. День постный. Пища с растительным маслом.

Икона дня

Мч. Созонт Помпеольский
Мч. Созонт Помпеольский

Празднуемые Святые

Празднуемые Святые
Совершается служба на шестьПредпразднство Рождества Пресвятой Богородицы. Cовершается служба, не отмеченная в Типиконе никаким знакомМч. Созонта (ок. 304). Совершается служба со славословиемСвт. Иоанна, архиеп. Новгородского (1186). Cовершается служба, не отмеченная в Типиконе никаким знакомПрмч. Макария Каневского, архим. Овручского, Переяславского (1678). Прп. Макария Оптинского (1860). Апп. от 70-ти Евода (66). и Онисифора (после 67). Мч. Евпсихия (II). Прп. Луки (после 975). Прпп. Александра Пересвета и Андрея Осляби (1380). Прп. Серапиона Спасоелезаровского, Псковского (1480). Сщмчч. Петра и Михаила пресвитеров (1918). Сщмчч. Евгения, митр. Горьковского, и с ним Стефана пресвитера и прмчч. Евгения, Николая и Пахомия (1937). Сщмч. Григория, Василия пресвитеров, прмч. Льва (1937).

Евангельские чтения

«Мысли на каждый день года» свт. Феофана Затворника
«Мысли на каждый день года» свт. Феофана Затворника
(Гал. 6, 2-10; Мк. 7, 14-24). "Извнутрь, из сердца человеческого, исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, кражи, лихоимство, злоба, коварство, непотребство, завистливое око, богохульство, гордость, безумство". Тут перечислены ходячие грехи, но и все другие, большие и малые, исходят из сердца, и вид в каком они исходят - помышление злое. Первое семя зла впадает на мысль сделать то и то. Отчего и как впадает? Часть этих впадений можно объяснить известными законами сочетаний и сцеплений идей и образов, но только часть. Другая значительнейшая часть происходит от самодвижного раздражения страстей. Когда страсть живет в сердце, то не может не потребовать удовлетворения. Это требование обнаруживается позывом на то и другое; с позывом же соединен предмет тот или другой. Отсюда мысль: "а вот что надо сделать". Тут то же происходит, что, например, при голоде: почувствовавший голод, чувствует позыв на пищу; с позывом вспадает на мысль и самая пища; отсюда - достать то или это и съесть. Третья, может быть, более объемистая часть исходит от нечистых сил. Ими переполнен воздух, и они стаями шныряют около людей, и всякий по роду своему рассевает вокруг себя воздействие на соприкосновенные лица. Злое летит от них, как искры от раскаленного железа. Где удобоприемлемость там внедряется искра, а с нею и мысль о злом деле. Этим, а не другим чем либо, можно объяснить неизвестно почему зарождающиеся помышления злые, среди занятий решительно не сродных с ними. Но эта разность причин не делает разности в том, как поступать с помышлениями злыми. Закон один: пришло злое помышление - отбрось и делу конец. Не отбросишь в первую минуту, во вторую труднее будет, в третью еще труднее, а тут и не заметишь, как родится сочувствие, желание и решение и средства явятся. . . вот грех и под руками. Первое противление злым помышлениям - трезвение и бодрствование с молитвою.
(Еф. 1, 1-9; Мк. 7, 24-30). Что подвигло сирофиникиянку придти к Господу и быть столь неотступною в прошении? Сложившийся образ убеждений; убеждена была, что Спаситель силен исцелить дочь ее и пришла к Нему; убеждена была, что Он не оставит без удовлетворения прошения ее, и не переставала просить. Убеждения - итог всей жизни, воспитания, ходячих мыслей, впечатлений от окружающего, от встречаемых учений и разнообразных случаев и занятий в жизни. Под действием всего этого работает мысль и доходит до известных убеждений. При этом надо иметь во внимании, что всюду есть и отовсюду теснится в душу человека истина Божия. Истина лежит в сердце человека; истина Божия отпечатлена на всех тварях; есть истина Божия в обычаях и нравах человека; есть она и в учениях больше или меньше. Но всюду же есть и ложь. Кто от истины, тот собирает истину и полон убеждений истинных, спасительных. А кто не от истины, тот собирает ложь и полон убеждений ложных, заблуждений пагубных. От человека ли быть от истины и не от истины - всякий разбери сам, а между тем суд Божий всех ожидает. . .

Фоторепортаж

фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж

Епископ Пахомий принял участие в праздновании дня Собора Саратовских святых
Все фоторепортажи