Преподобноисповедник Гавриил (Игошкин)

f34239f6700af9ba0196dd815e062c8a.jpgПреподобноисповедник Гавриил родился 23 мая 1888 года в деревне Самодуровка1 Пензенской губернии в семье крестьянина Ивана Игошкина. Во святом крещении младенцу нарекли имя Иоанн, потому что в этот день, 23 мая, праздновалась память Ростовского чудотворца — блаженного Иоанна Власатого Милостивого. Родители его, Иван Павлович и Варвара Павловна, отличались богобоязненностью и простотой. С детства Иоанн познакомился с тяжелым крестьянским трудом, помогая своему отцу в работе.

Родители воспитали сына в заветах строгого благочестия, и посеянное семя принесло добрый плод. Иоанн был старшим сыном в семье. Когда он подрос, его отдали учиться грамоте. Родители смотрели на обучение грамоте как на дело священное: грамота давала ключ к чтению и уразумению Божественных писаний. Приходилось ходить на учебу за десять километров в Русский Качим, — именно там находилось двухклассное духовное училище. Иоанн полюбил храм Божий, в свободное от учебы время посещал его, а дома все свободное время посвящал чтению духовных книг и молитве.

 Еще будучи отроком, Иоанн обнаружил склонность к подвижничеству, с годами его ревность к благочестию возрастала все более и более. Закончив учебу, он решил оставить мир с его соблазнами и ушел 12 ноября 1903 года в монастырь Жадовская пустынь Корсунского уезда Симбирской губернии.

 В 1909 году послушника Иоанна призывают на военную службу в город Ковно. В Ковенской крепостной артиллерии на должности певчего при военном соборе он прослужил до конца марта 1913 года. Возвратившись домой, Иоанн вместе с родителями занялся крестьянским трудом, но в 1914 году, в связи с начавшейся Первой мировой войной, был призван в действующую армию, где служил псаломщиком и делопроизводителем при 25-м военном госпитале. В конце 1917 года Иван Игошкин был демобилизован по болезни и вернулся к родителям в Самодуровку. В 1922 году родители его скончались.

     В январе 1921 года Иоанн был рукоположен во диакона к Свято-Троицкой церкви города Покровска, а в 1922 году — во священника к тому же храму. В 1922 году архиепископа Уральского Тихона (Оболенского)2 переводят в Москву, и он забирает с собой священника Иоанна.psv01.jpg

С 1922 года отец Иоанн служил вторым священником Покровского храма Марфо-Мариинской обители сестер милосердия, что на Большой Ордынке, основанной в 1908 году преподобномученицей великой княгиней Елизаветой Федоровной.

Духовник обители и настоятель Покровского храма архимандрит Сергий (Сребрянский)3 стал для батюшки живым образцом пастырского служения, и у него он многому научился. Отца Сергия в 1926 году арестовали и сослали. В послевоенное время отец Иоанн, уже сам отбывший многие годы в лагерях, посетил своего любимого наставника и духовника, который жил тогда в ссылке в селе Владычня Тверской области.

Отец Иоанн прослужил в храме обители до 1928 года, после его закрытия его перевели в храм святителя Николая в Пыжах. В 1929 году отец Иоанн принял монашеский постриг в Московском Богоявленском монастыре с именем Гавриил. В 1930 году иеромонах Гавриил был возведен в сан игумена.

Первый раз отца Гавриила арестовали 14 апреля 1931 года, он был осужден и заключен в концлагерь сроком на три года. Срок отбывал в Вишерском лагере Екатеринбургской области. Здесь он пробыл до 29 июня 1932 года, после чего по состоянию здоровья был освобожден досрочно и выслан в город Ростов Ярославской области под наблюдение местного отдела ОГПУ, через полтора месяца отправлен в город Владимир отбывать оставшийся срок ссылки — до декабря 1933 года. По окончании срока ему был выписан паспорт, и он вернулся в Москву, где был назначен настоятелем храма святителя Николая в Пыжах. В 1934 году игумен Гавриил был возведен в сан архимандрита. В июле 1934 года храм, где служил архимандрит Гавриил, захватили обновленцы, и он перешел служить в храм Воскресения Христова в Кадашах.

 19 августа 1934 года в праздник Преображения Господня во время богослужения его арестовали, обвинив в принадлежности к активной контрреволюционной церковно-монархической группировке. 3 октября 1934 года он был освобожден за недоказанностью вины. Вскоре церковь, в которой служил отец Гавриил, была закрыта, и его перевели в храм Покрова Богородицы села Звягино Пушкинского района Московской области. Среди прихожан московских храмов отец Гавриил пользовался большим авторитетом, и многие, несмотря на расстояние, стали ездить в Звягино. Это был пастырь, просвещенный благодатью Божией, умудренный жизненным опытом, находивший путь к каждому сердцу. Ему были чужды осуждение и равнодушное отношение к людям. После службы в храме, а иногда и дома он проводил духовные беседы, разъясняя Священное Писание. Отец Гавриил со своими духовными чадами собирал пожертвования для отправки в лагеря высланным священникам.

В октябре 1936 года местные комсомольцы совершили поджог церкви, в которой служил отец Гавриил. Он очень скорбел об этом и говорил о гонении на Православную Церковь со стороны властей, о безнаказанности за поджог. Его перевели в храм Сошествия Святого Духа города Пушкино. 4 ноября 1936 года во время богослужения на праздник в честь иконы Казанской Божией Матери отца Гавриила арестовали, обвинив в контрреволюционной деятельности. Содержался отец Гавриил в Бутырском изоляторе, где на многочасовых допросах спрашивали о священнике Вениамине Воронцове, с которым он служил пять лет в Марфо-Мариинской обители. На вопросы отец Гавриил отвечал уклончиво: «Я с ним не поддерживаю связи». Задавали вопросы и о других священниках и руководителях Марфо-Мариинской обители, в частности о великой княгине Елизавете Федоровне. На все вопросы он отвечал: «Ничего не знаю и общаюсь только с теми людьми, что касается службы в церкви».

st_Gavriil.jpgВ день Рождества Христова — 7 января 1937 года отцу Гавриилу предъявили обвинительное заключение, и 20 января Особое совещание при Народном комиссариате внутренних дел СССР за участие в контрреволюционной группе приговорило его к пяти годам исправительно-трудового лагеря. Отца Гавриила отправили этапом в город Чибью в Коми область.

Отец Гавриил во время пребывания в лагерях претерпел много издевательств. Были случаи избиения чуть не до смерти, выводили в 40-градусный мороз на улицу босиком, где держали по нескольку часов. Однажды решили подсыпать ему яд в пищу, но Господь открыл батюшке умысел зложелателей, — он помолился, перекрестил еду и сказал: «Напрасно вы меня травите. Вы мне яду подсыпали. Я съем эту еду, как вы этого хотите, и она не причинит мне вреда». Злоумышленники переглянулись, стали смеяться и ждать, что батюшка умрет. Но с Божией помощью он остался жив и невредим.

Срок заключения закончился в конце 1941 года, но в связи с войной отец Гавриил был освобожден только в июле 1942-го. После освобождения работал в этом лагере до октября 1942 года. В октябре 1942 года он уехал в город Кузнецк Пензенской области к своей сестре Пелагее. Прожив у сестры около месяца, он решил идти пешком в Ульяновск, чтобы получить назначение на службу, так как в Ульяновск была эвакуирована Московская Патриархия во главе с митрополитом Сергием (Страгородским)4. По пути зашел к известному в то время блаженному старцу Василию Струеву, проживавшему в селе Копышовка Тагайского района Ульяновской области, чтобы получить от него благословение, как и где ему жить. В дороге он занемог, и старец Василий благословил пожить ему в двух километрах от него в Базарном Урене у престарелых сестер, которые не побоялись принять в свой дом старца. Он пришел в деревню в длинном кафтане, в резиновых галошах на шерстяной носок, завязанных веревкой, как лапти. И это в лютый январский мороз 1943 года! После долгих лет скитания по тюрьмам и лагерям здоровье батюшки было совсем плохим, и старые женщины приютили его у себя, создали покой и уют. Подлечили, как могли, и он стал чувствовать себя лучше. За отцом Гавриилом со стороны властей был установлен строгий надзор; несмотря на это, к нему стали обращаться многие верующие. Шла война, и людям как никогда была необходима молитва священника за родных и близких, воевавших и погибших на фронтах Великой Отечественной. Отец Гавриил тайно совершал Божественные литургии, исповедовал, причащал Святых Христовых Таин, совершал требы. Несмотря на угрозу очередного срока, отец Гавриил никому не мог отказать в помощи, и здесь уместно вспомнить евангельские слова: Я есмь пастырь добрый: пастырь добрый полагает жизнь свою за овец (Ин. 10, 11). Частенько он бывал у старца Василия в Копышовке, с которым подолгу вел духовные беседы. Отец Гавриил прожил в Базарном Урене до начала мая 1946 года (по словам его жителей, он предсказал, что победу над фашистами объявят именно 9 мая 1945 г.). Немного поправив свое здоровье, он обращается с прошением к епископу Ульяновскому и Мелекесскому Софронию (Иванцову; † 1947) о назначении на службу.

Архимандрит Гавриил, фото 1949 г., из архивного уголовного дела Ульяновской ФСБВскоре он становится настоятелем церкви в честь иконы Божией Матери «Неопалимая Купина» в Ульяновске. Власти видели, каким авторитетом стал пользоваться отец Гавриил, и уполномоченный по делам религии облисполкома отказал ему в регистрации как «врагу народа». Батюшку перевели настоятелем Никольской церкви г. Мелекесса (ныне Димитровград) Ульяновской области. По приезде в Мелекесс отец Гавриил, благодаря денежной помощи брата Григория, проживавшего в Москве, купил небольшой домик по ул. Неверовой, 4.

Прихожане полюбили нового настоятеля. Но не всем церковнослужителям пришлись по душе строгость и требовательность отца Гавриила: в Московскую Патриархию, правящему архиерею, в органы государственной безопасности стали поступать письма-доносы на батюшку. И вот регент Костин пишет очередной донос, и 8 июня 1949 года во время богослужения отец Гавриил был арестован. Донос регента был лишь поводом для ареста, на самом же деле сотрудники Госбезопасности исполняли директиву МГБ и Прокуратуры СССР за № 66/241 от 26 октября 1948 года, которая гласила, что все священники, отбывшие срок заключения, должны быть снова арестованы и сосланы пожизненно.

Прихожане тяжело переживали расставание с отцом Гавриилом, им было жаль своего пастыря, который жил только для них, отдавая им всю свою душу. Когда его вывели из церкви, сотрудники ГБ остановили проезжающую мимо автомашину с углем и с насмешками посадили батюшку на нее, чтобы довезти до отделения милиции. Многие прихожане бежали за машиной со слезами, чтобы получить, возможно, последнее благословение и попрощаться с батюшкой. Когда машина подъехала к отделению милиции, отца Гавриила трудно было узнать: он весь был черным от угольной пыли. К нему сразу подошли верующие, а одна прихожанка осмелилась спросить: «Отец Гавриил, за что Вас так?» — «За грехи, люди нашлись и написали клевету. Последний мой суд будет». Когда батюшка слез с машины, люди хотели подойти к нему под благословение, но милиция этого не допустила.

Архимандрита Гавриила обвинили в том, что он враждебно настроен к политике ВКП(б) и советского правительства, среди верующих на протяжении ряда лет проводит антисоветскую пропаганду, вверенный ему храм превратил в духовную школу, в которой в праздничные и воскресные дни после церковной службы проводятся духовные беседы, привлекает к церкви молодежь и детей школьного возраста, учит родителей говорить детям Слово Божие и приучать к страху Божию. На основании всего этого архимандриту Гавриилу было предъявлено обвинение в преступлении, предусмотренном статьей 58–10 ч. 2 УК РСФСР. Во внимание не брались старость, две перенесенные сложные операции и плохое состояние здоровья. В качестве меры пресечения было избрано содержание под стражей. Начались мучительные допросы, которые начинались в 11 час вечера и продолжались до двух-трех часов ночи.

29 декабря 1949 года областной суд признал отца Гавриила виновным по ст. 58–10 ч. 2 УК РСФСР и приговорил к 10 годам лишения свободы с лишением избирательных прав сроком на 5 лет и конфискацией имущества (частного дома). В тюрьме отец Гавриил терпеливо нес свой крест и других научал терпению, ко всем относился с любовью и называл тюрьму курортной лечебницей, где душа верующего человека исцеляется терпением, смирением, перенесением скорбей и молитвой. По прибытии в лагерь отца Гавриила поселили в барак, где содержались уголовники-рецидивисты, Когда надзиратель вел отца Гавриила первый раз в камеру, батюшка несколько раз просил остановиться для отдыха, — одышка и сильная сердечная боль давали о себе знать. Надзиратель был уверен, что в первую же ночь батюшку убьют, так как без убийства не проходило ни одной ночи. Когда открыли дверь камеры, батюшка вошел туда со словами: «Мир вам!». Сразу сказал, что он священник, и попросил разрешения помолиться. С появлением отца Гавриила тяжкие преступления в тюрьме прекратились.

В лагерь батюшке приходило от его духовных чад много посылок с теплыми вещами и продуктами, которыми он оделял всех соседей по бараку. Делить продукты в камере доверяли только отцу Гавриилу как старшему. Зачастую он отдавал свой кусок хлеба самым истощенным из собратьев по несчастью, лечил обмороженных.

Находясь вдали от духовных чад, архимандрит Гавриил поддерживал их молитвенно, не оставлял без пастырского попечения, хотя сам находился в несравненно более тяжелом положении. Он постоянно присылал в своих письмах наставления, проповеди, поздравлял с церковными праздниками.

Начальник лагеря относился к отцу Гавриилу с большим уважением: батюшка исцелил его тяжелобольную жену, которой не могли помочь врачи. Произошло это так: начальник лагеря стал просить отца Гавриила полечить жену. «А как лечить? — ответил батюшка.— Идите к врачу».— «Пользы нет!» — «Я ведь только молюсь и прошу у Господа, чтобы исцелил болящего».— «А я об этом и прошу Вас». И начальник пригласил отца Гавриила к себе домой. Батюшка жил у него две недели. По молитвам архимандрита Гавриила жена начальника лагеря получила от Господа полное исцеление.

После смерти Сталина, в марте 1953 года, была объявлена амнистия политзаключенным, но отец Гавриил продолжал отбывать свой срок. 4 сентября 1953 года он пишет очередное письмо в Верховный Суд СССР с просьбой отменить решение Ульяновского областного суда как незаконное, основанное на клеветнических показаниях. Как и прежде, он не признает своей вины и не может понять, за что его, старого, больного человека, осудили на 10 лет. Батюшке исполнилось уже 65 лет, здоровье его было очень плохим, и он просил отпустить его домой, чтобы умереть в кругу близких людей. Начальник лагеря тоже хлопотал о досрочном освобождении батюшки, и 23 октября 1954 года отец Гавриил был освобожден по болезни, отбыв ровно половину срока.

Трижды судимый, отец Гавриил пробыл в лагерях в общей сложности 15 лет, но никогда не жаловался на суровые условия лагерной жизни. О себе он почти ничего не рассказывал, хотя все знали, какая у него была страшная судьба. Все свои беды он воспринимал как испытание его веры и любви к Богу. Часто повторял: «На всё воля Господня, слава Богу за всё!». Он непоколебимо верил в благой Промысл Божий о каждом человеке, в Покров Царицы Небесной над каждым из людей, безропотно и мужественно переносил страдания, нередко говорил: «Я рад, что Господь сподобил меня пострадать вместе с моим народом и претерпеть сполна все скорби, которые не единожды выпали на долю православных. Испытания посылаются человеку от Бога и необходимы для его очищения и освящения».

После освобождения из лагеря батюшка вернулся в Мелекесс, чтобы молиться за своих врагов, строго следуя заповедям Божиим. Вернулся батюшка с узелком в руках, в котором было только Священное Писание и рукописи духовных трудов. Дом отца Гавриила был конфискован. И он пошел в церковь, надеясь на помощь добрых людей. Многие боялись пригласить к себе «врага народа». Но вот нашлась добрая душа — Евдокия Васильевна Ирдинкина, которая не побоялась принять отца Гавриила. Семья Евдокии Васильевны состояла из старицы Анастасии, незамужней Марии Андреевны Мадьянкиной, ее сестры — вдовы Ольги Андреевны Кузьминой и дочери последней отроковицы Валентины. Все они были глубоко верующими людьми. Когда отец Гавриил стал жить в этом доме, сюда начали приходить скорбящие, больные, обиженные. Просили у батюшки молитв и благословения. Приходили и просто увидеться со старцем. Всех утешал батюшка, всем помогал, за всех молился. К нему шли как миряне, так и священники.

6 января 1955 года Президиум Верховного Суда РСФСР рассмотрел жалобу отца Гавриила и постановил: «Приговор Ульяновского областного суда от 29 декабря 1949 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР от 23 февраля 1950 года в отношении Игошкина И.И. отменить и делопроизводство прекратить, из-под стражи освободить, полностью реабилитировать». Признавалось, что отец Гавриил был осужден без достаточных оснований. Вскоре удалось возвратить конфискованный дом. В знак благодарности Евдокии Васильевне и ее семье отец Гавриил пригласил их жить к себе, так как их дом стал совсем ветхим: «Будете за мной ухаживать, я человек больной, долго не проживу, а дом подпишу на вас». Так он и сделал.

Далеко расходилась молва о праведности отца Гавриила. Кто бы ни приходил к нему, всех он принимал с любовью. Иногда домочадцы просили, чтобы батюшка немного отдохнул, но он всегда отвечал: «Здесь некогда отдыхать, уж очень много дел, там отдохну». За праведную жизнь Господь даровал отцу Гавриилу дары прозорливости и исцеления.

18 октября 1959 года архимандрит Гавриил отошел ко Господу.

Множество чудес творил он при жизни, и до сего времени творятся им чудеса. Недаром народ почитает его святым угодником и исповедником Христовым, скорым помощником и ходатаем перед Богом. На могиле батюшки всегда живые цветы. Его молитвами Господь утешает, ублажает и исцеляет приходящих к нему. Воистину старец Гавриил — это великий светильник Божий, который светит всем.

Память новопрославленному святому преподобноисповеднику Гавриилу, архимандриту Мелекесскому, совершается в день его преставления — 18 октября. А также в день общецерковного празднования собора новомучеников и исповедников Российских — 7 февраля (если этот день совпадает с воскресным днем, а если не совпадает, то в ближайшее воскресенье после 7 февраля).

18 октября 2000 года в Никольском кафедральном соборе Димитровграда состоялось великое торжество — были открыты для всенародного поклонения мощи новопрославленного угодника Божия.

20 декабря 2000 года на родине святого преподобноисповедника Гавриила, в селе Сосновка (ранее Самодуровка) Сосновоборского района Пензенской области был установлен памятный деревянный крест на месте, где когда­то стоял дом, в котором родился святой. 5 июня 2004 года на родине был освящен новый храм в честь преподобноисповедника Гавриила.

Возврат к списку

Православный календарь

9 декабря 2016 г. 26 ноября ст.ст. пятница. Седмица 25-я по Пятидесятнице. Рождественский пост. Пища с растительным маслом.

Икона дня

Святитель Иннокентий Иркутский
Святитель Иннокентий Иркутский

Празднуемые Святые

Празднуемые Святые
Cовершается служба, не отмеченная в Типиконе никаким знакомПрп. Алипия столпника (640). Cовершается служба, не отмеченная в Типиконе никаким знакомОсвящение церкви вмч. Георгия в Киеве (1051-1054). Совершается служба с полиелеемСвт. Иннокентия, еп. Иркутского (1731). Прп. Иакова отшельника Сирийского (457). Прп. Стилиана Пафлагонского (V-VI). Сщмчч. Иоанна, Георгия, Назария, Василия, Василия, Илии, Василия, Даниила, Михаила, Николая пресвитеров, прмч. Тихона (1937). Мч. Петра (после 1937).

Евангельские чтения

«Мысли на каждый день года» свт. Феофана Затворника
«Мысли на каждый день года» свт. Феофана Затворника
(2 Тим. 1, 1-2. 8-15; Лк. 19, 12-28). Притча о десяти минах изображает всю историю человечества до второго пришествия Христова. Господь говорит в ней о Себе, что Он идет через страдания, смерть и воскресение к Отцу Небесному принять царство над человечеством, которое все - Его родовое достояние. Оставшиеся на земле делятся на две половины: на рабов, поработивших себя Господу через послушание вере, и на нехотящих иметь Его царем и работать Ему, ради неверия своего. Тем, которые приступают ко Господу верою, с готовностью работать Ему, даются дары Святого Духа в св. таинствах: это мина - и каждый верующий получает ее на служение в кругу верующих. Когда все из рода человеческого, способные покоряться Господу, покорятся Ему, тогда Он снова придет, как принявший Царство. Первым делом Его будет рассудить рабов, кто что приобрел данною благодатью, а потом последует суд и над теми, которые не захотели иметь Его царем, т. е. , или не уверовали, или отпали от веры. Напечатлей эти истины в уме своем и не отводи от них внимания, ибо тогда будет решение, которому уж не жди перемены. Бегай неверия; но и веруй не праздно, а приноси и плоды веры. Обретши тебя верным вмале, Господь и над многим тебя поставит.

Фоторепортаж

фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж

Совершено Великое освящение храма во имя великомученицы Екатерины г. Новоузенска
Все фоторепортажи