По благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Испугаться и обрадоваться

Последнее время почему-то очень часто слышу или читаю подобное вот этому посту в социальной сети:

«В Бога верю, но в Православную Церковь никогда не пойду, потому что в ней человека подавляют, запугивают, внушают ему страх перед грозным всемогущим божеством, чувство собственного ничтожества и постоянное чувство вины: ты окаянный грешник, ты всю жизнь должен каяться и вымаливать у Бога прощение…».

Тут же – коммент:

«Согласна! Почему Церкви нужно непременно видеть человека плохим, скверным, грешным, заставлять его униженно каяться, пугать адом? В конце концов, я не воровала и не убивала, почему я должна считать себя плохой и чего-то бояться?»

И – вот оно, любимое:

«Подавление человека страхом, внушение ему комплекса неполноценности и неуверенности в себе нужно церковникам для того, чтобы человеком манипулировать…» – «…и получать с него доход!» – подхватывает еще один сетевой умник.

Периодически встречаюсь с молодым пользователем, взявшим на себя великую миссию: объяснить людям, что Бог добрый и бояться Его не надо, в то время как Церковь – с точки зрения этого сетевого миссионера – говорит противоположное: Бог грозен и жесток, а мы должны непременно испытывать страх. Мои попытки объяснить молодому человеку, что он ломится в открытую дверь, ни к чему доброму не привели: один мой коммент он сразу стер, второй я писать не стала. Этого «проповедника Божьей доброты» поддерживают многие, в том числе и православные, воцерковленные вроде бы люди. Мне трудно сказать, почему они его поддерживают, что именно надломилось в их отношениях с Церковью или, может быть, ее конкретными людьми, что затемнило им глаза. Но, несмотря на стирание комментов, мне по-прежнему хочется ответить на всё, процитированное мною выше. Потому что неправду нельзя вот так оставлять. И еще – потому что полноценный ответ на эти – очень старые на самом деле! – вызовы необходим мне самой. Хотя у меня никогда не возникало такой проблемы: «Меня здесь, в Церкви подавляют, внушая страх и чувство вины».

Откуда же он взяться должен, полноценный ответ? Конечно, об этом написано не раз и не два – в православной духовной литературе написано вообще обо всем. Но жизнь в Церкви – это дорога открытий. Открытий именно, а не просто прилежного усваивания каких-то истин. Открытие человек подчас делает там, где ему, казалось бы, и открывать-то нечего – всё давно известно. В том-то и дело: известно – это одно, открыто – это совсем другое. Известно – это значит, что здесь потрудилась голова, нагрузилась память; открыто – значит, произошло событие, изменившее человека в целом. Иными словами – человек собственные двери вдруг открыл, чтобы впустить истину в сердце. Открытие всегда неожиданно – и всегда притом подготовлено, да, той самой потрудившейся головой. Итак, все, что изложено ниже – не реферат на заданную тему, а мое открытие.

«Работайте Господеви со страхом и радуйтеся Ему с трепетом» (Пс. 2, 11), – сколько раз слышала я за богослужением эти слова, и вдруг до меня дошло: подлинный – не мелочный, не суеверный – страх Божий в человеке говорит о полноте его веры. О том, что Бог для этого человека действительно есть, и сей факт определяет всю его внутреннюю и внешнюю жизнь. Человек, как Енох (Быт. 5, 24), ходит пред Богом, он понимает, что все время находится на глазах у своего Создателя … и поэтому, действительно, боится согрешить.

А когда полной веры в человеке нет, когда человек сам толком не знает, как и во что верует, на что надеется, – тогда он не видит себя непосредственно перед Богом, и грешить ему не страшно, и вообще – «Кто сказал, что вот именно это – грех? Я лично так не считаю. Не лишайте меня права на собственное мнение».

Или – «В современной жизни невозможно руководствоваться книгами, написанными тысячи лет назад».

Или – «Да мало ли что они там говорят, все эти иерархи!.. Я вижу необходимость поступить именно так».

Хорошо, видишь – поступай, но что дальше?..

Полувера-то ведь не спасет. Спасает только полная вера, та, ради которой умирают мученики. Полувера не поможет: «Сомневающийся подобен морской волне, ветром поднимаемой и развеваемой. Да не думает такой человек получить что-нибудь от Господа. Человек с двоящимися мыслями не тверд во всех путях своих» (Иак. 1, 6–8). Не только нетверд, но и несчастен: вошел на пир, смотрит на стол, а сесть за него не может…

Нет, если уж мы, теми или иными судьбами, перешагнули церковный порог, значит, нам нужна вера полная. Та, обретать которую – страшно. Потому что все наши самооправдания – «не воровал, не убивал» – кончаются, как только мы представляем себя непосредственно перед Его взором. Обретая полную веру, человек расстается с иллюзиями о собственной прекрасности и перестает бороться за права человека: понимает, что никаких отдельных, независимых от Творца прав у него, твари, нет.

От Бога нельзя защититься статусом, положением в том или ином человеческом сообществе, ролью, которую ты научился в нем играть. Учитель может внушить ученикам, артист публике, а спортсмен болельщикам, что он – пример для подражания и объект для поклонения; но с Богом-то это не прокатит. Полная вера встряхивает человека, срывает одежды, которые он всю жизнь сам для себя шил и расшивал, заставляет его увидеть себя таким, как есть. И, наконец, по-настоящему испугаться.

И это великое для человека благо. Я очень хотела бы испугаться по-настоящему – обретя полную веру, увидев себя перед Ним. Чтобы разом расстаться… разом не получится? Хорошо, скажу иначе: начать, наконец, последовательно расставаться с теми моими внутренними гадами, коим, по слову псалмопевца, «несть числа». Чтобы обрести ясность видения – видения себя и мира; такая ясность и есть мудрость, недаром же сказано: «Начало премудрости страх Господень» (Пс. 110,10). И недаром мы каждый вечер вслед за Иоанном Златоустом просим: «Господи, всели в мя корень благих, страх Твой в сердце мое». Корень благих – причина всего лучшего в нас. А дальше там, у Златоуста, что? Дальше – «Господи, сподоби мы любити Тя от всея души моея и помышления, и творити во всем волю Твою». И это уже о радости встречи.

Ведь полная вера – это и есть встреча с Богом. Не знание о Нем, а непосредственная встреча с Ним. Да, это страшно, но вместе с тем встретить Бога и не обрадоваться – все равно что на солнце выйти и не согреться. Обратим внимание: радость и страх здесь неразделимы: и то, и другое говорит, что встреча подлинная, что она состоялась. Радость без трепета – это или чисто душевный, эмоциональный восторг, или эйфория, эксплуатируемая в сектантских практиках. Служение Ему без подлинного (еще раз, не мелочного, не суеверного) страха – это лишь поверхностный самообман, игра, участие в ритуале. А если страх есть, но нет радости? Тогда это не Божий страх, а просто страх. Не вера во Христа, а подавленность неизвестностью и собственной беспомощностью.

По-настоящему испугаться – и по-настоящему обрадоваться, вот что человеку надо. Тогда человек обретет свободу. Потому что тот, кто боится Бога, не боится ничего и никого более; потому что от радости о Нем, от любви Его нас, по слову апостола (ср. Рим. 8, 35–39), никто и ничто не отлучит.

А какая она, Его любовь?.. Все эти сетевые рассуждения о добром Боге, столь отличном от «злого Бога церковников», – они ведь имеют в виду любовь теплохладную. Трогательная, казалось бы, фраза: «Не бойтесь Бога, Он добрый», по сути, означает: не напрягайтесь, не парьтесь, принимайте себя такими, какие есть, живите, как живется, – Бог вас не осудит. Если искать земные параллели, то вот именно так не осуждают друг друга давние собутыльники, исключительно добрые, – а верней сказать, совершенно безразличные друг ко другу. Но любовь Бога – иная. Она не теплохладная, она, по выражению митрополита Сурожского Антония, огненная. Вот еще одно мое недавнее открытие: Бог бесконечно терпелив и вместе с тем совершенно нетерпим. Терпелив с человеком, нетерпим к черноте и грязи греха, который в человеке живет.

Создателю нужно, чтобы Его создание стало настоящим, свободным и счастливым. И это бесконечно страшно для нас. И безмерно радостно. И здесь они неразделимы – радость и страх.

Да, я пытаюсь объяснять это в социальной сети. Но мои объяснения нужны только тем, кому… не надо объяснять, на самом деле, кто не хуже меня это всё понимает. А те, кто повторяет старую сказку о «злом боге церковников»… Ну, чем мы им поможем? Бог-Любовь создал нас свободными, и каждый из нас сам выбирает свой путь.

 
Поделиться в: