По благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Прозреть, встать, шагнуть ко Христу

Четвертое воскресенье по Пасхе именуется Неделей о расслабленном, шестое — о слепом: мы с вами сейчас находимся между ними, то есть между этими двумя евангельскими историями, сохраненными евангелистом и апостолом Иоанном Богословом (главы 5 и 9) — и имеющими самое непосредственное отношение к каждому из нас. Об исцеляющей нашу духовную слепоту и расслабленность благодати и о том, что при этом зависит от нас самих — беседа с настоятелем храма в честь Воскресения Христова на Воскресенском кладбище Саратова протоиереем Александром Домовитовым.

— Отец Александр, почему Господь исцелил именно этих людей? Он ведь не всех избавлял от недугов, многих, да, но не всех подряд. В Евангелии не описано ни одного случая массового исцеления: чтобы перед Ним стояла огромная толпа больных и увечных, и Он разом их всех вылечил. Это, скорее, из практики современных шарлатанов, а Христово чудо всякий раз — отдельная история, персональное обращение к конкретному человеку.

— Христос — Сердцеведец, Он смотрит в сердце человека, нуждающегося в исцелении: насколько его сердце готово принять эту благодать, отозваться на нее, изменить свою жизнь, или, как сказано в чинопоследовании соборования, работать Богу со всяким благодарением.

Мы не знаем, каким человеком был расслабленный, лежавший в одном из крытых ходов Овечьей купели, до своей болезни. Но можем предположить, что за эти свои 38 лет он настрадался и стал действительно человеком смиренным, кротким, послушным, простым. В его душе перегорело все, что было страстного. И вот, его сердце очистилось, и он готов принять Христа, довериться Ему, по Его слову встать, взять свой одр и ходить. А слепой, слепорожденный, просивший милостыню — смело и твердо защищает своего Исцелителя перед фарисеями, и сразу ясно, что не только о физическом прозрении тут речь, но и о духовном — он исповедует Иисуса Сыном Божиим и поклоняется Ему.

— Расслабленный не мог сам, без Христа — встать, слепой не мог без Него прозреть; а если иметь в виду наше — пусть относительное, неполное, несовершенное, но все же состоявшееся духовное прозрение, наш приход в Его Церковь — это тоже не могло совершиться без содействия Самого Хрис­та?.. Или это зависит только от нашего собственного выбора?

 Блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах (Мф. 16, 17), — так ответил Христос апостолу Петру, когда тот исповедал Его богочеловеческое достоинство — назвал Его Сыном Бога Живого. Да, Бог Сам открывает человеку Себя, приводит человека к Себе, исцеляя от духовного недуга — неверия. Но это не значит, что от самого человека ничего не зависит. Господь откликается на наше желание. Желание, стремление обрести Бога должно быть в человеке — для того, чтобы Сам Бог ему помог это сделать. А ведь как часто мы слышим: «Я буду ходить в церковь, но не сейчас, потом, когда у меня будет побольше времени. Вот выйду на пенсию и возьмусь за это дело, за спасение своей души». Но, как показывает жизнь — пенсионный возраст приходит, а человек как не ходил в храм, так и не ходит. У него нет искреннего желания измениться, стать другим. Вера ведь всегда подразумевает изменение человека, его жизни, сознания. Это и есть покаяние. Если человек хочет идти этим путем — единственным, ведущим к Богу, — Господь подает человеку в помощь Свою Божественную благодать. А если не хочет — Господь не станет ему что-то навязывать.

— Что же заставляет человека добровольно избирать духовную слепоту? Иной человек, впрочем, говорит, что хотел бы уверовать, но не может, неспособен. Или — что просто не нуждается в религии. Можно ли такому человеку помочь?

— Ответить на вопрос, почему тот или иной человек не хочет быть с Богом, мы, наверное, не сможем. Но для того, чтобы прозреть, надо осознать себя слепым. Осознать свою болезнь, потому что это иначе не назовешь: неверие — болезнь души человеческой. А человек зачастую нам отвечает: как я могу вам поверить, если все общество вокруг меня такое же, как я? Это вы, православные — другие; это вы больные, может быть, а мы здоровые.

И вот здесь очень важно — какими нас, христиан, видят окружающие. Как говорил Спаситель, да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного (Мф. 5, 16). Ученики Христовы, которые проповедовали Христа, — они же становились другими людьми. Общество смотрело на них и понимало, что это люди другого мира, хотя живут в том же мире, что и все остальные. Глядя на первых христиан, люди делали выбор: хочу быть таким, как они. Каждая казнь мученика добавляла Христу новых учеников, Церкви — новых членов. А если взять наше настоящее время?.. Мы умеем говорить и говорим при случае много, мы подкованы в богословии, мы, может быть, искренне хотим нашим неверующим ближним что-то объяснить, в чем-то их убедить, но что представляем собой мы сами? Можем мы сами о себе сказать: с тех пор, как я, по милости Божией, прозрел и пришел в Церковь, я живу другой жизнью? Совесть говорит: нет, не живешь ты другой жизнью, живешь, как жил.

— Иными словами: чем удивляться тому, что вон тот человек неверующий, удивись лучше тому, что ты сам — вот такой верующий, что твой пример никого ни в чем не убеждает?

— Да, можно еще вспомнить слова митрополита Сурожского Антония: «…никто не может отвернуться от земли и обратиться к небу, если не увидит в глазах или на лице хоть одного человека свет вечной жизни». Можно ли увидеть свет Вечности в наших глазах? Вот о чем необходимо думать.

— В чем же причина нашей тусклости (по выражению того же митрополита Антония), нашей расслабленности, наших бесконечных «не могу»? В маловерии?

— В маловерии, в недоверии к Богу, в неумении трудиться, делать собственные шаги, чтоб чего-то достигнуть. Человек не привык делать усилия, поэтому он говорит: «Не могу» — и ссылается, например, на нехватку времени.

Благодать Божия, подаваемая человеку, имеет решающее значение, но дальше человек должен делать что-то сам. Господь подает помощь каждому человеку. Но мы не доверяем этой помощи. Человек лежит в этом состоянии расслабления, и его оно вполне устраивает — многие же так живут. Он просто не хочет встать и поднять этот одр — одр собственной слабости.

— «…это для того, чтобы на нем явились дела Божии»,— говорит Спаситель Своим ученикам о слепом (Ин. 9, 3). У святителя Феофилакта Болгарского есть такая мысль: дела Божии являются на каждом человеке, но если исцеленный слепой был благодарен и сохранял верность своему Исцелителю, то мы не помним, что сделал для нас Господь, не умеем благодарить, в этом-то и есть наша беда.

— Да, и митрополит Сурожский Антоний говорит об этом: если за полученное исцеление, за то недостающее, что нам вдруг дали, мы еще благодарим, то за то, что у нас есть, за то, чего мы не лишались — здоровье, условия для жизни, физические и душевные силы — не благодарим совсем. Мы воспринимаем это как что-то естественное и не считаем себя Его должниками. А это не естественно, нет, это дар Божий. И сама наша жизнь, то, что мы существуем — это не случайность какая-то, это Божий дар. Господь привел нас из небытия в бытие, Он дал нам не просто жизнь, но жизнь вечную. Мы Его должники, и Он оставляет нам наши долги, прощает. А мы, даже получив неожиданное исцеление, даже воскликнув в порыве чувств: «Слава Тебе, Господи!», не хотим отдать долги, измениться, продолжаем прежнюю жизнь.

Почему люди не получают просимого? Потому что они не готовы на это ответить, изменить себя и свою жизнь. А Господь всегда готов помочь: Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему и буду вечерять с ним, и он со Мною (Откр. 3, 20). Нет такой двери, мимо которой Христос прошел бы, не постучав. Если человек готов отдать Богу свое сердце, Бог дает ему Самого Себя.

Газета «Православная вера», № 10 (678), май 2021 г.

Пресс-служба Покровской епархии
Поделиться в: