По благословению Епископа Покровского и Новоузенского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

МАРИЯ МЕРИНОВА: «ДОБРОВОЛЬЦЫ ‟КРАСНОЙ ЗОНЫ” – МОЯ ПРАВОСЛАВНАЯ СЕМЬЯ»

В православной службе «Милосердие» есть особая группа людей – добровольцы. Это люди, которые находят время для помощи самым разным людям, попавшим в беду или трудное жизненное положение.

В период пандемии у них появилось особое служение – помощь в «красной зоне». Добровольцы взяли на себя повседневную и психологическую поддержку пациентов московских COVID-госпиталей и ежедневно приходят к тем, кто неделями не может встать с больничной кровати, кто лишен заботы и утешения родных и близких.

О вере, которая приводит добровольцев в «красную зону» и их служении, мы поговорили с координатором добровольцев православной службы помощи «Милосердие» Марией Мериновой.

– Что обычно делает доброволец в «красной зоне»?

– Наша основная задача и цель – поддержать пациентов. У нас в госпиталях прекрасный медицинский персонал, там очень хорошо лечат, все медицинские назначения выполняются. Но человек может провести в стационаре длительное время: не день-два, а неделю, иногда даже месяц. Из-за того, что он «привязан» к кислородному оборудованию, он не может встать, постричь ногти, помыться, почистить зубы, помыть голову – у некоторых просто нет сил на эти простые гигиенические процедуры. Возможности пациента ограничены пределами кровати. И тут незаменима помощь добровольца, у которого есть время, силы и все необходимое, чтобы оказать помощь и поддержку.

– Чтобы стать добровольцем «красной зоны», нужны какие-то особые навыки?

– Когда в больницах понадобились добровольцы, под руководством епископа Пантелеимона – председателя Синодального отдела по благотворительности и руководителя православной службы «Милосердие» – на базе больницы Святителя Алексия были организованы курсы по уходу.

Все необходимые навыки ребята получают там, потому что идти «в красную зону» без подготовки особого смысла не имеет. Пациенты находятся в тяжелом состоянии, очень важно за ними правильно ухаживать, чтобы помочь, а не навредить. На курсах дают базовые знания: как покормить, как перевернуть лежачего человека, постричь ему ногти, поменять подгузник, постельное белье.

Когда доброволец приходит в «красную зону», его там сопровождает наставник. Есть много нюансов, которые надо учитывать, находясь в больнице, поэтому обязательно в каждой смене есть более опытный доброволец, который в определенное время собирает ребят, координирует их работу, дает инструкции, что нужно сделать, куда лучше подойти, как себя вести в разных ситуациях.

– Как долго длится смена добровольца?

– Три с половиной часа – это то время, которое человек находится в максимальном ресурсе, он погружен в служение ближнему и не успевает устать физически. В отличие от медицинского персонала, который находится в «красной зоне» по 6 часов, мы опытным путем определили, что именно за это время наступает усталость.

Четыре смены по 3,5 часа – переходящие. Мы захватываем завтрак с 8 часов, с 12:30 до 16:00 – вторая смена, с 17:00 до 20:30 – третья. Еще есть четвертая смена – на нее приходят люди после работы. Она короче, с 19:30 до 21:00, но это очень насыщенный промежуток, когда пациенты готовятся ко сну. В 21:00, как правило, все пациенты уже ложатся спать, и наша помощь уже не нужна.

– Вы каждый день встречаете много людей. Наверняка какие-то пациенты становятся вам особенно близки …

– У нас есть такое выражение: «встретить свою бабушку». Каждый из добровольцев встречает пациента, который производит на него неизгладимое впечатление, трогает до глубины души.

У меня была пациентка, которая находилась в реанимации, необыкновенной красоты женщина средних лет. И в одну из первых смен она мне сказала, что хочет пойти в храм, поговорить со священником: «Мне тяжело. Думаю, о чем раньше не думала». Я оставила ей свой номер телефона и пообещала, что, как только она выпишется, я отведу ее к священнику. На следующий день ее перевели из реанимации, где она провела больше месяца, в палату интенсивного наблюдения. Мы с ней снова встретились, и она попросила меня помыть ее, привести в порядок после реанимации. Для нее было жизненно важно почувствовать себя чистой. Мы много общались потом с этой пациенткой, у нее долго не восстанавливалось здоровье. Я попросила ребят-добровольцев помолиться за нее, и на следующий же день ее перевели на реабилитацию, где она, слава Богу, восстановилась. Когда она вышла из стационара, мы с ней созвонились, и она пришла в храм.

– В чем главный смысл служения? Зачем люди приходят в «красную зону»?

– Я никогда в жизни не встречала такого большого количества разных людей, объединенных одной идеей. Добровольцы, которые ходят вместе со мной в «красную зону», – моя православная семья. Мы не чужие друг другу люди, которые выполнили какие-то дела и ушли. Мы ходим друг к другу в гости, общаемся, в наших встречах принимает участие владыка Пантелеимон. Он говорит, что «красная зона» – это школа смирения. Важно не раздражаться и со смирением все принимать. Этому учит «красная зона».

Среди волонтеров много интеллигентных, очень интересных людей. Есть люди на руководящих должностях, преподаватели вузов, сотрудники полиции, водители метро. Большая часть из них – люди воцерковленные. Они знают, что Бог есть. И приходят, чтобы послужить Ему и ближним.

Поделиться в: