По благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Какой запомнилась монахиня Евфросиния?

Болью в сердцах многих верующих, знавших монахиню Евфросинию (Огольцову), 2 января отозвалась новость о ее кончине. К сороковому дню от преставления матушки мы попросили поделиться воспоминаниями о ней нескольких людей – священнослужителей и мирян, тех, для кого она была… 

…старшей сестрой

Для монахини Виринеи (Букатовой) мать Евфросиния была ею всегда – от рождения. «Мы росли в Пугачеве. Родители не были воцерковленными, а вот бабушка постоянно молилась, в Вавилов Дол пешком ходила. Уже тогда зерно веры в нас посеяли, и о Боге мы всю жизнь помнили, обращались к Нему своими словами. Но советское время, комсомол … После школы сестра уехала в Саратов, отучилась в железнодорожном колледже, получила профессию. Она всегда была ответственным человеком», – рассказывает монахиня Виринея. Аналитический, почти мужской ум позволил Татьяне Михайловне (мирское имя) много лет занимать высокие должности в своей специальности, а энергичный характер – постоянно развиваться.

Серьезно воцерковляться она стала уже в зрелые годы. Как-то в церковный праздник, занимаясь домашними делами, она сильно повредила ногу. Проведя восемь месяцев на костылях и решив, что это такое вразумление от Бога, будущая монахиня дала Ему обет – если выздоровеет, то первым делом пойдет в храм. И слово свое сдержала. Начала ездить в восстанавливающийся Никольский женский монастырь, петь на клиросе. А на втором году после смерти мужа ушла туда со всем имуществом и намерением принять постриг.

«Она жила там, как у себя дома. То есть: видишь что-то не так, исправляешь. Все стремления, все мысли у нее были о том, как бы сделать лучше для монастыря. В монашеской среде вообще считается, что если человек именно так живет в обители, значит, приживется. А если его приходится принуждать и уговаривать, то толку из него не выйдет», – рассказывает мать Виринея.

В Липовку по указу Епископа Пахомия сестры, уже монашествующие, приехали в июле 2013 года. «Только со своими вещами. Даже денег не было, только половина от ее пенсии. Жили в доме без газа, спали на матрасах, постеленных на кирпичах, зато с соседями – мышами и крысами. Потом от сельской администрации нам дали двухэтажный дом, стали его обустраивать. Там сейчас келейный корпус, – вспоминает главная сподвижница матушки. – В аварийном состоянии был и храм – стены с выпадающим кирпичом, крыша, как решето. Зимой храм промерзал, весной и летом оттаивал, по стенам текла вода.

Но Господь дал нам благодать такую! Никакого уныния не было, только воодушевление и надежда на Бога. Мы начали молиться, читать Псалтырь, люди понесли записки с требами. А дело к осени, отопления нет. Мы тогда “сели на телефон”, задействовали весь Пугачев и за три дня собрали 90 тысяч. Хоть отопление провели, всю зиму служили, при окнах в одно стекло и девяти градусах тепла, но служили. Потом в Липовке и Духовницком собирали деньги на окна. На епархиальные мероприятия ездили и в Маркс, в Пугачев, в Вавилов Дол, в Энгельс – набирали требы и пожертвования. Летом строили, а зимой отдавали долги, но главное – служили, молились. С Божией помощью в 2019 году окончили внешнюю отделку храма. Теперь дело за ремонтом внутри».

Мать Евфросиния не жалела ни здоровья, ни времени и для другой Церкви – той, что «в ребрах». «Очень всех любила. “Служить Богу и людям” – наш общий девиз, вспоминает сестра. – Иной раз и правило могла прервать, если узнавала, что приехали гости, паломники или помощь кому нужна. “Не бросать же людей!”, – говорила». На то они и откликались. На подворье постоянно собираются те, кто хочет помолиться, потрудиться, пережить какие-то скорби, по-другому взглянуть на свою жизнь. И, по мнению матери Виринеи, паломники продолжат приезжать. А монахини – строить и молиться: «Будем продолжать то, что начали».

…поддержкой и утешением

«Всегда обогревала лаской, теплом. Мать Евфросиния чувствовала других людей, их состояние, – рассказывает Людмила Ефименкова из Пугачева. – Бывало, у меня не ладится в торговле, унываю, а она позвонит: “Люда, ты где?”, понимает, что душа моя не на месте. Потом увидишь ее, обнимешься, посмотришь на лучезарную улыбку, и все проходит. Вселяла такую надежду на Бога, Его Промысл. Сколько по ее советам молилась разным святым, и все ситуации, все скорби разрешались. Много кого собрала под своим крылом и никого не оставляла без доброго слова. Мы так Липовку полюбили, скучаем всегда по ней, как по родному дому».

«Однажды, побывав на престольном празднике, мы всей душой к матушкам прилепились. С такой любовью нас встречали, когда приезжали потрудиться, не хотелось расставаться с ними. Очень горько, что не стало матушки, – говорит, не скрывая слез, Елена Шевелева из Балаково. – Весной она лежала у нас в городской больнице. Мест не было, ее положили в коридоре. А она все так кротко и смиренно принимала, не жаловалась, повторяла, что ей нельзя возмущаться. К ней придут люди поддержать, а она сама всех жалеет и утешает. Старалась не думать о болезни, за обитель все переживала, говорила: “Вот соберем на колокола, как они зазвонят – все болезни у меня пройдут”. Вот и прошли, теперь “ни печали, ни воздыхания”».

«Она благословляла не ругаться ни с кем, любить людей, прощать. Бывало, что спонсор хлопнет дверью, а она со смирением снова стучит, не думала о своих чувствах, лишь бы для монастыря что-то сделать, для верующих, паломников. Мы как приедем оттуда, вроде и устали, но на сердце такая радость. Особый дух там присутствует, что уезжать не хочется. Словами не передать, как благодать, присутствие Господа и Матери Божией в Ее обители чувствуется».

…всегда на своем месте

«Мать Евфросинию помню еще с Никольского монастыря, тогда я руководил реставрационным отделом Саратовской епархии. Уже в ту пору заметил ее деятельные качества, – рассказывает Епископ Пахомий. – Решив их с сестрой направить в Липовку, услышал подлинно монашеский ответ: “Благословите”. Они с матерью Виринеей близки по духу, за послушание взялись с энтузиазмом, постоянно фонтанировали идеями, спрашивали совета, прислушивались. Чувствовалось, что устройство жизни подворья – дело жизни ­для них. Потому и удалось за короткие сроки восстановить храм из руин – отреставрировать снаружи, установить крышу, позолотить купол, на территории навести порядок. И мне они дороги, и липовцы их очень полюбили. Мать Евфросиния сочетала в себе замечательные качества русской женщины – сильная, решительная и волевая, целеустремленная, при этом добрая и внимательная ко всем, гостеприимная и душевная. А с матерью Виринеей у них было удивительное единомыслие, хоть младшая сестра всегда и оставалась в послушании».

«Когда мы виделись в декабре, было чувство, будто она прощается. Хотя все и надеялись, что матушка выкарабкается. Сейчас не верится, что она ушла от нас. Кажется, что в Липовке живут они с сестрами Виринеей и Иулианией, как “три богатыря”, стоят на границе и держат удар», – делится Владыка. И в определенном смысле так и есть. После переселения в жизнь вечную, в Небесный дом Божий монахиня Евфросиния не покинула и земного. По благословению Архиерея и монастырской традиции она погребена за алтарем Покровского храма.

Подготовила Татьяна Уютова

 

Желающим помочь:

Архиерейское подворье храма в честь Покрова Пресвятой Богородицы находится по адресу: Саратовская область, Духовницкий район, с. Липовка. Проезд: рейсовый автобус Саратов — Духовницкое, далее рейсовый автобус Духовницкое — Липовка.

О нуждах монастыря, способах помощи и возможности приехать в качестве паломника или трудника можно узнать по телефону: +7 927 106 7317 – монахиня Виринея (Букатова).

Оставить комментарий
Поделиться в: