По благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской Епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Славянский, русский, родной

Признаюсь, из двух молитвословов, напечатанных на церковнославянском и русском языках, я чаще открываю второй. Церковнославянский язык значительно отличается от языка, употребляемого в обыденной жизни. Большинство людей воспринимают этот непривычный язык только лишь как наследие далекого прошлого. Но так ли это? В чем значение церковнославянского языка для наших современников? И почему так важно его сохранить?

Учиться, чтобы понимать

Церковнославянский язык звучит в православных храмах славянских народов уже более тысячи лет. В его основе – древний язык славян, для которого святые равноапостольные учители Словенские Кирилл и Мефодий создали алфавит и грамматику, перевели на него с греческого Священное Писание и богослужебные тексты. Сегодня этот язык сохраняется в церковных книгах и службах.

Мы слышим, как чтецы в храмах читают богослужебные тексты на церковнославянском языке. «Как научиться лучше понимать службу?» – подобным вопросом задаются многие прихожане. Для кого-то понимание смысла богослужебных текстов началось с чтения на клиросе. «Когда я начала ходить на службы, – рассказывает прихожанка Свято-Троицкого кафедрального собора Елена Дондукова, – то осознала, что единственный способ понять – участвовать в церковной жизни. Достаточно трудно было сосредоточенно стоять на службе. Много непонятных слов, а мне хотелось осознанно молиться. Я пошла учиться в воскресную школу для взрослых, в которой нас обучали чтению богослужебных текстов. Затем в Покровском епархиальном образовательном центре прошла обучение на прикладном курсе “Чтец”. Очень благодарна преподавателям, которые помогли нам во многом разобраться. Теперь я сама читаю на клиросе».

Елена отмечает, что самый хороший помощник в изучении церковнославянского языка – Псалтирь. «Для начала лучше прочитать книгу в русской транслитерации. Я читала тексты по-славянски много раз и про себя, и вслух, внимательно изучала перевод на современный русский язык и транскрипцию. Когда слово было не понятно, сверяла. Самое главное — читать каждый день и нарабатывать технику».

Многие чтецы, а в прошлом просто прихожане храмов, могут поделиться подобным опытом. Для Валентина Милюкова участие в жизни Церкви тоже началось с чтения на клиросе. После обучения на курсах чтецов он применил свои знания на практике. Валентин читает на богослужениях в храме в честь иконы Божией Матери «Умиление» в селе Безымянное. «Я был удивлен, когда стал читать молитвослов на церковнославянском языке: значение многих слов открылось по-новому. Оценить красоту и поэтичность церковнославянского языка невозможно, если его совсем не понимаешь, а для этого надо потрудиться», – уверен мой собеседник.

Язык – почему он такой?

Слушатели прикладного курса не только учатся правильно читать и понимать тексты на церковнославянском, но также изучают историю языка. Ведь вроде бы язык не иностранный, но даже общее значение выражений уловить бывает трудно. Преподавателю приходится затрагивать и какие-то богословские аспекты, чтобы объяснить значение того или иного текста. К евангельским отрывкам на уроках добавляются псалмы и тексты святых отцов – это сложный и потому очень хороший материал для работы. «Я им показываю отличия церковнославянского от старославянского языка, глаголицы от кириллицы. Учащиеся проходят подготовку высокого уровня, потому что люди хотят не только читать и переводить, им интересен и сам язык, почему он такой. И одна из главных задач педагога — показать, что церковнославянский язык нам не чужд, он родной для нас», – говорит преподаватель образовательного центра священник Георгий Шматко.

Программа дается слушателям курса нелегко, но они учатся с удовольствием. «Сначала я читал дома молитвенные правила и старался найти перевод непонятных слов. Но этого оказалось недостаточно. Необходим всесторонний подход, с учетом грамматики и многочисленных переводов. Надо знать алфавитную систему, правильно ставить ударение, осознавать свои ошибки. Ответы на свои вопросы я нашел на курсах, и знание церковнославянского языка по-иному раскрыло для меня красоту нашего богослужения», – делится мыслями выпускник курса Александр Боцман.

Церковнославянский язык и был создан святыми солунскими братьями специально для общения с Богом. По собственному опыту знаю, что сохранять внимание при слушании текстов дольше тридцати минут сложно. А служба длится два-три часа. Как не потерять здесь интерес, успевать следить за смыслом? Конечно, лучше не просто слушать, а самому читать. Во время чтения открывается какая-то много раз слышанная ранее фраза и неожиданно доходит ее глубокий смысл. «Когда мы со взрослыми и с детьми начинаем читать на церковнославянском языке, у нас возникают вопросы. Зачастую сложности в толковании смысла и понятия выражений. Например, в том же покаянном 50-м Псалме есть строка „…грех мой предо мною есть выну…”, слово „выну” большинство воспринимает в буквальном смысле, а в переводе оно означает „всегда”. Или, например, слово „бабайка”: дети ассоциируют его с каким-то страхом, а в переводе – это весло», – говорит отец Георгий.

Славянские и русские слова «переплелись» довольно крепко и образовали вместе великий свободный русский язык. Мы и сейчас, не всегда сознательно, пользуемся его словами. А если откроем этимологический словарь, увидим, что множество слов заимствовано из славянского языка. Вспомните пословицу «Устами младенца глаголет истина»; употребляя ее, мы не задумываемся над тем, что по-русски следовало бы сказать: «Губами ребенка говорит правда». Согласитесь, не так поэтично звучит.

Конечно, читать на церковнославянском языке намного сложнее, но ощущение от чтения непередаваемое. Достаточно вспомнить цитаты из Священного Писания, труды святителя Игнатия Брянчанинова и других русских подвижников веры, и мы увидим, насколько их возвышенный язык способствует более глубокому постижению изложенных истин.

История редкой книги

Сегодня в домашней библиотеке вряд ли найдется старопечатное издание на церковнославянском языке. Увидеть такие книги и даже попробовать прочесть можно на выставке «Истоки и корни», посвященной 1030-летию Крещения Руси и Дню славянской письменности и культуры в Энгельсском краеведческом музее. Представленные экземпляры конца XIX – начала XX века – сокровища музейного фонда редкой книги. Как собиралось это богатство?

«Комплектование коллекции происходило в советский период, это были единичные случаи пожертвований жителями города», – рассказывает главный хранитель Энгельсского краеведческого музея Елена Николаевна Плахова. Она открывает выставочные стеллажи и аккуратно достает книги. Здесь все предусмотрено для того, чтобы фолианты были наглядно представлены, но при этом находились в максимально комфортных условиях.

Особое впечатление в коллекции производит переданный в дар музею жителем города «Октоих» – сборник церковных песнопений с крюковыми нотами конца XIX века. Осторожно листаем страницы древней книги и обращаем внимание на ее особенности. «Здесь содержание и названия стихов выполнены в технике киновари – с тонкими растительными элементами, буквицы и служебные слова написаны красными чернилами, а названия разделов – в технике угловатой вязи, текст раздельноречный, полуустав», – разъясняет специалист.

Рядом в кожаном переплете с тиснением лежит «Катехизис» на старославянском языке, издание конца XIX века. «Монументальность и красота ощущается каждый раз, когда берешь эту книгу в руки. В некоторых местах кожа истерлась, и можно видеть гладкую поверхность доски, служащей основой обложки. Видно, как на корешке тиснением выполнены смысловые надписи вязью “книга глаголемая”. Вязь – это тип письма, в котором буквы сближаются или соединяются одна с другой и связываются в непрерывный орнамент, такая надпись уже в XVII веке воспринималась как орнаментальное украшение», – показывает Елена Николаевна.

Таким же ценным изданием с использованием натуральной кожи, металлических застежек, деревянной обложки, со вторым тиснением и киноварью является «Триодь Постная», подаренная музею средней школой № 14 в 1979 году.

Украшением музейного фонда являются книги из частной коллекции художника-графика, живописца, коренного покровчанина Павла Ивановича Зори. Книга 1897 года выпуска «Псалтирь, или Богомысленные размышления, извлеченные из творений святого отца нашего Ефрема Сирианина и расположенные по порядку псалмов Давидовых Афонского Русского Пантелеймонова монастыря» была подарена Павлу Ивановичу его мамой и свято хранилась в семье.

«Одно из крупных пополнений музейной коллекции православной литературы произошло в 2012 году. Людмила Брижатова, внучка известного общественного деятеля Степана Павловича Петрова (благотворитель и меценат, первый председатель Покровской городской думы), передала в дар музею свои личные документы и книги из семейного архива. Среди них “Служба с акафистом Успению Пресвятой Богородицы”, изданная в типографии Киево-Печерской лавры в 1892 году», – рассказывает главный хранитель. А в 2015 году было еще одно поступление – Библия. Листая ее страницы, находим, что книга 1904 года выпуска, изданная Синодальной типографией по благословению Святейшего Правительствующего Синода. Библия принадлежала жителю города Фильченкову Виктору Михайловичу, она передавалась из поколения в поколение. С этой книгой прожила всю жизнь его бабушка Матрена.

Эти редкие издания демонстрируют нам величие православной культуры и доказывают то, что церковнославянский язык звучал веками для поколений наших предков. Выставка – хорошая возможность прикоснуться к нашей истории и узнать больше о церковнославянском языке.

Людмила Питайчук

Admin
Оставить комментарий
Поделиться в: