По благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Над чем смеется Гоголь?

Пьеса «Ревизор» написана почти 180 лет назад, но как легко угадываются в лицах, в поступках и в диалогах ее героев черты нашей действительности. Может быть, поэтому имена персонажей давно стали нарицательными? Н. В. Гоголь заставил современников и потомков смеяться над тем, к чему они привыкли и что перестали замечать. Человеческий грех хотел высмеять Гоголь в своем произведении. Тот грех, который превратился в обыденность.


Известный исследователь творчества Н. В. Гоголя Владимир Алексеевич Воропаев писал о том, что премьера комедии, состоявшаяся 19 апреля 1836 года на сцене Александринского театра, по свидетельству современников, имела колоссальный успех. «Общее внимание зрителей, рукоплескания, задушевный и единогласный хохот, вызов автора… — вспоминал князь П. А. Вяземский, — ни в чем не было недостатка». Даже государь Николай Павлович хлопал и много смеялся, а выходя из ложи, сказал: «Ну, пьеска! Всем досталось, а мне — более всех!». Но сам автор воспринял это представление как провал. Почему при явном успехе Николай Васильевич писал такие строки: «„Ревизор” сыгран — и у меня на душе так смутно, так странно… Мое же создание мне показалось противно, дико и как будто вовсе не мое»?

Очень трудно сразу понять, что хотел показать автор в своем произведении. При более серьезном изучении мы можем увидеть, что Гоголь сумел воплотить в образах героев множество пороков и страстей. Многие исследователи подчеркивают, что город, который описывается в пьесе, не имеет прототипа, да и сам автор указывает на это в «Развязке “Ревизора”»: «Всмотритесь-ка пристально в этот город, который выведен в пиэсе: все до единого согласны, что этакого города нет во всей России<…> Ну, а что, если это наш же душевный город, и сидит он у всякого из нас?»

Произвол «местных чиновников», ужас от встречи с «ревизором» тоже присущи каждому человеку, это отмечает Воропаев: «Между тем замысел Гоголя был рассчитан как раз на противоположное восприятие: вовлечь зрителя в спектакль, дать почувствовать, что город, обозначенный в комедии, существует не где-то, но в той или иной мере в любом месте России, а страсти и пороки чиновников есть в душе каждого из нас. Гоголь обращается ко всем и каждому. В этом и заключено громадное общественное значение „Ревизора”. В этом и смысл знаменитой реплики Городничего: „Чему смеетесь? Над собой смеетесь!” — обращенной к залу (именно к залу, так как на сцене в это время никто не смеется)».

Гоголь создал сюжет, который позволяет узнать или напомнить зрителям данной пьесы самих себя. Вся пьеса наполнена намеками, переносящими зрителя в современную автору действительность. Он говорил, что ничего не выдумывал в своей комедии.

«На зеркало неча пенять…»

В «Ревизоре» Гоголь заставил современников смеяться над тем, к чему они привыкли и что перестали замечать — над беспечностью в духовной жизни. Вспомните, как Городничий и Аммос Федорович рассуждали про грех? Городничий подчеркивает, что человека без грехов не бывает: так самим Богом устроено, и вины в человеке от этого никакой нет. Когда Городничему намекают на его собственные грехи, то он тут же вспоминает и про веру, и про Бога, и даже успевает заметить и осудить, что Аммос Федорович редко бывает в Церкви.

К службе Городничий относится формально. Она для него — средство унижать подчиненных, получать незаслуженную мзду. Но ведь людям власть дана от Бога не для того, чтобы они занимались, чем хотели. Опасность! Лишь опасность заставляет Городничего вспомнить то, что он уже забыл. То, что он на самом деле лишь подневольный чиновник, который должен служить народу, а не своим прихотям. Но разве думает Городничий о покаянии, разве приносит, пускай даже в сердце, искреннее сожаление о содеянном? Воропаев отмечает, что Гоголь хотел показать нам Городничего, который попал как бы в замкнутый круг своей греховности: в его покаянных размышлениях незаметно для него возникают ростки новых грехов (купцы заплатят за свечу, а не он).

Николай Васильевич очень подробно описал, чем является для людей, любящих власть, уважение, мнимый почет и страх перед начальством. На какие только меры не идут герои пьесы, чтобы как-то исправить свое положение в глазах мнимого ревизора. Городничий даже решился отдать за Хлестакова, которого знает всего один день, свою родную дочь. А Хлестаков, окончательно принявший на себя роль ревизора, сам назначает цену «долга», который «спасает» городских чиновников от мнимого наказания.

Гоголь изобразил Хлестакова неким глупцом, который сначала говорит, а потом начинает думать. С Хлестаковым происходят очень странные вещи. Когда он начинает говорить правду, то ему вовсе не верят или вообще его стараются не слушать. Но когда он начинает лгать в лицо всем, то к нему проявляют очень большой интерес. Воропаев сравнивает Хлестакова с образом беса, мелкого плута. Мелкий чиновник Хлестаков, случайно став большим начальником и получив незаслуженный почет, превозносится над всеми и всех осуждает в письме к своему другу.

Гоголь раскрыл такое количество низких качеств человека не для того, чтобы придать своей комедии более потешный вид, а для того, чтобы люди могли разглядеть их в себе. И не просто разглядеть, а задуматься над своей жизнью, своей душой.

«Зеркало суть заповеди»

Николай Васильевич любил свое Отечество и старался донести до своих сограждан, до людей, которые считали себя православными, мысль о покаянии. Гоголю очень хотелось видеть в своих соотечественниках добрых христиан, он сам не раз наставлял своих близких в необходимости соблюдать заповеди Божии и стараться жить духовной жизнью. Но как мы знаем, даже самые горячие поклонники Гоголя не вполне поняли смысл и значение комедии; большинство же публики восприняло ее как фарс. Были люди, которые возненавидели Гоголя с момента появления «Ревизора». Говорили, что Гоголь — «враг России и его следует в кандалах отправить в Сибирь».

Следует отметить, что эпиграф, который был написан позднее, раскрывает нам представление самого автора об идейном замысле произведения. Гоголь оставил в своих записях такие слова: «Те, которые хотят очистить и убелить лице свое, обыкновенно смотрятся в зеркало. Христианин! Твое зеркало суть Господни заповеди; если положишь их пред собою и будешь смотреться в них пристально, то они откроют тебе все пятна, всю черноту, все безобразие души твоей».

Понятно настроение современников Гоголя, которые привыкли жить греховной жизнью и которым вдруг указали на давно забытые пороки. Человеку действительно трудно признать свои ошибки, а еще труднее согласиться с мнением окружающих, что он не прав. Гоголь стал неким обличителем грехов своих современников, но не просто обличить грех хотел автор, а заставить людей покаяться. Но «Ревизор» актуален не только для XIX века. Все, что описано в пьесе, мы можем наблюдать и в наше время. Греховность людей, равнодушие чиновников, общая картина города позволяет нам провести некую параллель.

Наверное, все читатели задумывались по поводу завершающей немой сцены. Что она открывает зрителю в действительности? Зачем актеры в течение полутора минут стоят в полном оцепенении? Почти через десять лет Гоголь пишет «Развязку “Ревизора”», в которой указывает на действительную идею всей пьесы. В немой сцене Гоголь хотел показать зрителям картину Страшного Суда. В. А. Воропаев обращает внимание на слова первого комического актера: «Что ни говори, но страшен тот ревизор, который ждет нас у дверей гроба. Ревизор этот — наша проснувшаяся совесть. Перед этим ревизором ничто не укроется».

Бесспорно, Гоголь хотел разбудить в заблудших христианах чувство страха перед Богом. Хотел докричаться своей немой сценой до каждого из зрителей пьесы, но не многие смогли принять позицию автора. Некоторые актеры даже отказывались играть пьесу, узнавая о подлинном смысле всего произведения. Все хотели видеть в пьесе лишь карикатуры на чиновников, на людей, но не на душевный мир человека, не желали распознавать в «Ревизоре» свои страсти и пороки. Ведь именно страсти и пороки, сам грех высмеивается в произведении, но не человек. Именно грех заставляет людей меняться в худшую сторону. И смех является в произведении не просто выражением чувства радости от происходящих событий, а орудием автора, с помощью которого Гоголь хотел добраться до окаменевших сердец своих современников. Гоголь словно напоминал всем слова Библии: Или не знаете, что неправедные Царства Божия не наследуют? Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, <…> ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники — Царства Божия не наследуют (1 Кор. 6, 9–10). И каждому из нас нужно почаще вспоминать эти слова.

Андрей Касимов

***

Читателям

Вдумчивому читателю произведений Н. В. Гоголя, а также учителю литературы рекомендуем познакомиться с работой Ивана Андреевича Есаулова «Пасхальность в поэтике Гоголя» (ее можно найти на образовательном портале «Слово» — http://portal-slovo.ru).

И. А. Есаулов — профессор, член Международного общества Ф. М. Достоевского, заведующий кафедрой теории и истории словесности Российского православного университета, директор Центра литературоведческих исследований. В своих трудах Иван Андреевич пытается осмыслить русскую литературу в контексте христианской традиции и ее трансформации в ХХ веке, а также занимается теоретическим обоснованием этого подхода.


Оставить комментарий
Поделиться в: