По благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской Епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Храм у дороги

Как часто мы совершаем чуть ли не кругосветное путешествие по святым местам. Крупный ли это исторический центр культурной и духовной жизни с процветающими соборами и обителями, богатой историей и сонмом подвижников или едва заметное на карте пятнышко с крохотным храмом, сохранившимся в лучшем случае в памяти местных жителей, — неважно. Важно, что мы, не все и не всегда, конечно же, ищем святыни не на родной земле. А зря. У нас тоже есть, на что посмотреть и где помолиться. Вот, допустим, храм в честь Святой Троицы в с. Малое Перекопное — один из древнейших в Заволжье.

Хлебный край

Добраться до него можно только своим ходом по трассе «Саратов — Самара». Страхи не найти село, проскочить поворот — напрасны. Свято-Троицкий храм величественно возвышается среди полей. Кирпичные стены краснеют на горизонте, а стеклянные глаза-окна грустно наблюдают за неспешным течением Иргиза да за оживленной дорогой, с которой редкий путник заглядывает сюда. Хотя чего грустить, если серебристые купола устремлены прямо в небо, а Господь дал еще один шанс на чудесное возрождение.

Несколько веков назад в заволжских степях и на самом Иргизе встречались разве что кочевавшие башкиры, калмыки, киргизы и ногайские татары. Первые поселения раскольнических общин и беглых крестьян образовались здесь в начале XVIII века согласно правительственным указам. А чуть позже, в 1762 году, Екатерина II вернула из-за границы и центральных мест России бежавших христиан, в том числе и старообрядцев. Царица издала манифест, обещавший им пустующие земли по берегам Волги, Иргиза, Еруслана и веротерпимость. Преимущественно из Польши сюда стали стекаться реэмигранты: старцы, монахи, миряне. Трудолюбивые переселенцы быстро освоили местность: возделали плодородную землю и засеяли привезенной пшеницей белотуркой, дававшей хороший урожай. Старообрядцы сделали Заволжье хлебным краем, и в скором времени посреди степей зашумели слобода Мечетная (Николаевская), хутора, большие села Криволучье и «пшеничная столица Поволжья» — Балаково, выросли крестьянские и купеческие усадьбы, торговые здания и стал разноситься над селениями колокольный звон деревянных церквей.

Одну из них старообрядцы возвели в 1763 году в селе мордовских крестьян Студенцы, которое переименовали в Малое Перекопное в 1771 году. Местные жители подкопили средства, и на том же месте в 1827 году заложили краеугольный камень, а в 1833-м освятили престол в честь Святой Троицы. Новый великолепный храм с колокольней вмещал до четырехсот богомольцев, а приход насчитывал около трех тысяч верующих… Что делать? Ломать, хорошо хоть не все, и перестраивать. За проектировку взялся самарский архитектор Варавин. И к 1903 году прихожане, щедро жертвовавшие на строительство, молились в трехпрестольном каменном храме с превосходной росписью, теплыми полами и грациозной колокольней.

Еще, по словам нынешнего настоятеля священника Димитрия Волкова, здесь были земское училище, церковно-приходская школа, трапезная и дом священника, от которого, по народным преданиям, тянулся подземный ход в алтарь с помещением для икон и ризницы. И кто бы тогда мог подумать, что спустя тридцать лет от былого великолепия не останется и следа: алтарь, паперти разрушат, колокола отправят на переплавку, церковную утварь растащат, фрески оставят на растерзание погоде и годам, храм превратят в зернохранилище, а тех, кто воспротивится осквернению, покарают.

Возвращение к жизни

5 стр Вместо входа зияет дыра, стекла перебиты, полы раскурочены, тракторы и веялки практически в алтаре — зерносклад отлично выполняет свою функцию. Смотреть, правда, на это невозможно, но люди пытаются. А что еще остается? Мечты о восстановлении храма разбивает реальность. С чего начать? Кто будет этим заниматься? Две молоденькие худенькие женщины, занятые семьей и работой, и пенсионер? Ну да, кто же еще.

Прихожанки храма сотрудник сельской администрации Елена Николаевна Курбатова и библиотекарь Светлана Алексеевна Карташова пришли на интервью с большими папками, толстыми тетрадями и фотографиями — собственноручно созданным архивом. Они-то и грезили о храме. Будучи атеистками. «Больше всего мне хотелось сохранить фрески. Храм был для меня, в первую очередь, памятником архитектуры и памятью о моих предках. Я собиралась сделать то, что хотела, а потом уйти», — говорит Елена. Только, видимо, с корнями не поспоришь. Прабабушка прихожанки 10 лет провела в тюрьме за сбор подписей, требующихся для открытия этого же храма, а дед, сделавший по просьбе Елены подсвечники, сокрушался: «Какое убожество я отдаю в храм, до закрытия славившийся красотой и благолепием!»

По совету отца Константина Фролова Елена и главный агроном, ныне завуч Ольга Алексеевна Шапошникова собрали подписи односельчан, подготовили письмо архиепископу Александру (Тимофееву) и нашли хозяйственного помощника — церковного старосту. Дальше — больше. Ольга подготовила качественные фото храма, Елена и Светлана — исторические и архивные данные. Нашлись записи Виктора Романовича Щепеткова, учителя истории и увлеченного краеведа, в течение 35 лет собиравшего рассказы старожилов и предметы старины, создавшего кружок, потом музей села и храма. Наконец после долгих перипетий на епархиальном собрании в Саратове состоялась встреча с главным ктитором — земляком и на тот момент вице-спикером Госдумы, а теперь первым заместителем руководителя Администрации Президента РФ В. В. Володиным.

В храме провели свет, отремонтировал крышу, оштукатурили стены, организовали субботник, привели в порядок один придел, приобрели кое-какую утварь. Елена наладила бухгалтерию, а Светлана выделила в библиотеке полку для икон и свечей, принимала записки. Стали приезжать батюшки, крестить людей и совершать требы. На приходе затеплилась жизнь.

Прочные связи

Вениамин Тимофеевич Петров родился в с. Малое Перекопное в 1931 году. Крещен, но к храму и близко не подходил. Легко можно было нажить неприятности по учебе и службе. Семья жила бедно, отца арестовали и отправили в лагерь, где он и умер, войну мальчик застал в возрасте десяти лет.

Отслужив в армии, Вениамин Тимофеевич получил образование и несколько лет работал по специальности — вел уроки труда в школе, позже устроился инженером-конструктором на Балаковскую ТЭЦ-4 и через 30 лет в должности заместителя начальника цеха вышел на пенсию. В родное село вернулся с женой Любовью Прохоровной и двумя детьми, занялся пчеловодством и стал работать в колхозе на току.

«Зачем я пошел на то приходское собрание, не знаю», — признается Вениамин Тимофеевич. Он всегда считал себя верующим человеком, детей лично возил на Крещение в Пугачев, только в церковь тогда так и не зашел. Вдруг кто увидел бы… С тех пор многое изменилось: верующих не преследуют, а завершившуюся карьеру зарубить уже невозможно. И все же жить церковной жизнью Вениамин Тимофеевич не спешил, не то что становиться церковным старостой. Но как отказать, когда просят о помощи? Тем более что мысли о возрождении святыни села закрадывались.

На службе Вениамин Тимофеевич зарекомендовал себя как трудолюбивый, ответственный и грамотный сотрудник, легко брался за работу и сходился с людьми. Прочные профессиональные и дружеские связи сыграли в восстановлении храма не последнюю роль. Товарищ помог достать стекло для окон, ученик, узнав, чем занимается педагог, пожертвовал солидную сумму. Забавный случай произошел с главой администрации Балаково А. И. Сауриным. На приеме Вениамин Тимофеевич заговорил с представителем власти на мордовском языке. И попал в кон. Тот, как и церковный староста, оказался мордвином. На деньги, выделенные администрацией, купили дом для рабочих…

Именно Вениамин Тимофеевич бежал вдогонку за В. В. Володиным, когда тот неожиданно покинул епархиальное собрание, именно он, во второй раз, встретив ктитора, прямо спросил: «Так Вы окажете поддержку храму? Дайте ответ!». Именно Вениамин Тимофеевич, опять-таки неожиданно для самого себя, в конце декабря направил письмо о помощи директору мебельной фабрики с подписью: «С Рождеством Христовым!». Руководитель, оказавшись французом и праздновавший Рождество исключительно 25 декабря, естественно, был рад получить такое послание и сделать пожертвование на храм. Лакированные деревянные панели пошли на преобразование придела в уютную молитвенную комнату. Именно Вениамин Тимофеевич убедил нового главу, которым стал его бывший начальник, возвратить ранее принадлежащие храму 500 гектаров земли. Стоило их засеять, как у прихода появилось хорошее подспорье. Единственное, о чем жалеет прихожанин, это роспись. Спасти фрески лучших мастеров периода модерна не удалось…

На груди Вениамина Тимофеевича блестят медали. Одна — труженику тыла к 60-летию Великой Победы, две другие — за труды во благо Русской Православной Церкви. С 1997 года староста на посту. Застал положение антиминса в 2003 году и великое освящение храма в 2010-м, которое совершил Епископ Саратовский и Вольский Лонгин (ныне митрополит) — жизненно важные события, за которые боролись селом.

Епископ Пахомий в гостях у Вениамина Тимофеевича ПетроваТеперь пора бы на покой, только сменить прихожанина некому. Вениамин Тимофеевич делится: «Семьдесят лет нас от Церкви отучали, а сейчас попробуй — приведи кого. Но я думаю, что все обязательно наладится». К службе прихожанин приезжает на белой «пятерке», бодро идет в алтарь и помогает настоятелю священнику Димитрию Волкову.

Молодой батюшка служит на приходе шесть лет. Задержался дольше остальных, чему верующие очень рады. Да и сам священник, наверное, тоже. С утра и до вечера отец Димитрий занят. Нужно уделять внимание прихожанам, открывать воскресную школу, дальше делать ремонт. Но это совсем другая история. Главное — открыт храм. Да еще какой! Настоятель не перестает отмечать: «Благодатный. Заходишь и ощущаешь дух того времени, той веры. А как отслужишь Литургию, так и уходить отсюда не хочется»

Дарья Хохлова




Оставить комментарий
Поделиться в: