Живая беседа о Евангелии

Живая беседа о Евангелии

У любого педагога, который преподает вероучительные дисциплины, возникает вопрос: как сделать свой урок интересным, сохраняя при этом серьезность и глубину? Преподаватель авторского курса «Основы религиозной культуры», автор и редактор телеканала «Радость моя» диакон Илия Кокин находит ответ на этот вопрос для себя и делится своим открытием с коллегами.

— Отец Илия, Вы много пишете для детей. А когда начинался Ваш путь к Богу?

— Я пришел к вере, когда мне было лет 12–13. Это было в конце 80-х, когда и в стране, и в отношении к Церкви происходили перемены. Первый шаг в сторону веры у меня был достаточно стандартным — прочтение романа М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита». После этого мне захотелось почитать, что же о Христе написано в Евангелии и насколько это похоже на то, что написано в романе. И евангельский вариант мне понравился гораздо больше.

Затем недалеко от моего дома открылся храм во имя святителя Митрофана Воронежского, куда я стал ходить на службы. Настоятель храма протоиерей Димитрий Смирнов решил оформить алтарь мозаичным панно. А я учился в художественной школе, и мне это было интересно с точки зрения художественной техники. Познакомился с художниками и стал им помогать. Мне даже доверили выложить маленький кусочек этого панно.

— А семья участвовала в Вашем воцерковлении?

— Семья была нецерковной, и потому все очень перепугались, когда я начал воцерковляться слишком активно. Я поездил по монастырям, и мне очень понравилось в Спасо-Прилуцком монастыре рядом с Вологдой. И в 15 лет я захотел туда уйти. Это решение было настолько серьезным, что после 9 класса я ушел из школы. Наместник монастыря поставил мне единственное условие: нужно было взять благословение у архимандрита Кирилла (Павлова). Полгода я регулярно ездил в Лавру, но попасть к отцу Кириллу так и не мог.

В это время я пономарил на Московском подворье Оптиной пустыни. И как-то туда приехал отец наместник. Я рассказал ему свою печальную историю. А он спросил: «А ты школу-то закончил?» Узнав, что нет, он мне сказал: «Кому ты в монастыре такой нужен? Заканчивай школу, поучись в семинарии и приходи в монастырь. Тогда будет от тебя польза».

Затем я окончил школу экстерном, поступил в Московскую духовную семинарию, затем отучился в академии. На последнем курсе академии принял сан. А вот в монастырь так и не ушел.

— Чем запомнилось обучение в семинарии и академии?

— Два года я пел в хоре архимандрита Матфея (Мормыля), в начале третьего класса даже стал уставщиком хора. Это было замечательное время, я многому научился тогда. А затем случилось событие, которое я воспринял поначалу как трагическое. Меня взяли в иподиаконы к Святейшему Патриарху Алексию II. А у меня и в семинарии все было хорошо: я управлял десяткой (студенческий хор, который поет рядовые службы в академическом храме) и был уставщиком. К тому же за учебу переживал. Но потом понял, что иподиаконство у Святейшего — совершенно уникальная школа.

Я был пять лет иподиаконом, из них три года книжником — подавал архиерейский чиновник и видел, как Патриарх молился. А служил Святейший часто. Впечатление от Патриарха Алексия осталось светлое и радостное. Это был человек с очень добрыми лучистыми глазами, который всегда мог помочь и поддержать. Например, у сестры одного из иподиаконов врачи диагностировали тяжелое заболевание почек. Иподиакон попросил Патриарха за нее помолиться. На протяжении нескольких служб Святейший усердно молился, вынимал частички просфоры на проскомидии. И через некоторое время на повторном обследовании врачи не обнаружили никаких признаков заболевания.

— А как педагогика вошла в Вашу жизнь?

— Я начинал с работы в вузе — три года преподавал сравнительное религиоведение на журфаке Российского православного университета Иоанна Богослова. Это была хорошая школа, где я приобрел опыт работы с аудиторией.

А потом перешел в частную Московскую школу «Ретро». Духовником этой школы был священник из храма, где я служил. Школа очень хорошая. Ее создала семья православных педагогов в 1991 году, и там до сих пор сохраняется по-настоящему семейная атмосфера.

5.2.jpgВ этой школе я преподаю разные предметы религиозной направленности. Что-то я сам придумывал, в чем-то на кого-то пытался ориентироваться. Преподавать детям очень интересно. В этом есть профессиональный вызов, ведь одно дело — общаться со взрослыми людьми, а для детей нужно подбирать другие слова, другую интонацию.

— Вы преподаете, создаете православные проекты для детей. Каким Вы видите идеальный результат своей деятельности?

— Вот буквально в этот понедельник я получил профессиональное удовлетворение, когда весь урок проговорил с мальчиком, который на протяжении двух лет держался достаточно агрессивно. Он практически на каждом уроке заявлял, что он неверующий и ему неинтересно все, о чем я говорю. Я пытался его вовлекать в диалог, и вот лед тронулся. На последнем уроке он с большим интересом задавал мне самые разные вопросы о вере. Для меня важно, чтобы у ребенка возник интерес к предмету. И подобные разговоры вселяют надежду, что ребенок будет и дальше интересоваться этой темой.

— Как родилась идея создать учебно-методический комплект «Жизнь и учение Господа Иисуса Христа»?

— Создание этого пособия — промысел Божий в действии. Как обычно создаются учебники? У человека появляется идея, он ее какое-то время вынашивает, структурирует свои наработки, а потом уже начинает все записывать. С этим пособием было все по-другому. Ко мне обратилось руководство детского семейного образовательного канала «Радость моя» с просьбой написать даже не учебник, а просто рабочую тетрадь по этому курсу.

Нужно сказать, что телеканал тесно связан с православной школой-пансионом «Плесково», руководство канала следит за тем, по каким пособиям и учебникам там преподают религиозные дисциплины. И вот не было пособия по самому главному курсу — евангельской истории и учению Спасителя. И поскольку сроки были сжатые — нужно было успеть к началу учебного года — попросили сделать хотя бы тетрадь с интересными заданиями. Но я подумал, что если уж создавать курс, то нужно делать и учебник, и хрестоматию. Мне выделили ресурсы, дали художников, редакторов, с которыми мы и сделали всю работу в сжатые сроки.

Материал в пособии делится на четыре четверти. Первые три четверти посвящены истории (причем евангельские чудеса выделены в отдельный блок), а последняя четверть — учению Спасителя.

Дети реагируют на задания, представленные в виде игр, кроссвордов, комиксов, очень живо. У нас даже возникают небольшие проблемы с дисциплиной. После выполнения заданий я говорю: «Дети, закрываем рабочую тетрадь», — а они не закрывают и просят разрешить им выполнить следующее задание. Недавно в школе прошел опрос, какие уроки ученикам интереснее всего. Этот предмет занял второе место после физкультуры.

— То есть Закон Божий, «Основы православной культуры» вести интересно можно?

— Конечно, можно. И только так и нужно. Иначе мы отобьем у детей интерес к вере, к Православию. Помните слова Гефсиманской молитвы, которыми Господь обращается к Богу Отцу, молясь за апостолов: Как Ты послал Меня в мир, [так] и Я послал их в мир. И за них Я посвящаю Себя, чтобы и они были освящены истиною. Не о них же только молю, но и о верующих в Меня по слову их (Ин. 17, 18–20). То есть не только о них, но и о верующих по слову их. Это значит, что той страшной, холодной ночью Господь молился и о нас, а еще и о наших детях. Только наши дети будут верить (или не верить) в Спасителя уже не по слову апостолов (прочувствуйте всю меру ответственности!), а по нашему с вами слову.

И тут возникает не менее важный вопрос: как сделать, чтобы наше слово было живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого, чтобы оно проникало до разделения души и духа (Евр. 4, 12)? Для этого необходимо, чтобы наше слово было обращено не только к уму, но и к сердцу. Это непрерывный творческий процесс. Кто-то из современных апологетов сказал о том, что каждое поколение переводит Евангелие на свой язык.

— Вы упомянули кроссворды, комиксы. А допустимы ли такие формы работы со столь серьезным материалом?

— Недопустимо выбирать формы преподавания, которые убивают в детях благоговение. К слову сказать, комикс использован только для иллюстрации притчи о блудном сыне. Естественно, для иллюстрации евангельской истории я этот формат не использую.

Более того, некоторые из заданий мне приходилось отстаивать перед православными экспертами, поскольку они вызывали смущение. Но здесь все основано на многолетней практике. К примеру, в рабочей тетради есть игра-бродилка по казням египетским. Для чего? У детей часто возникает вопрос: «Почему в Ветхом Завете Бог такой злой и жестокий? Почему столько крови льется?». И эпизод с казнями египетскими — один из самых кровавых и жестоких. А проживание ситуации в игре помогает детям снять психологический негативизм по отношению к этой теме. Они начинают воспринимать эту ситуацию просто как страницу истории.

— Как добиваться эмоционального отклика детей? Как заставить их сопереживать, а не просто выслушивать и заучивать?

— Прежде всего, учитель должен быть сам заинтересован в том, о чем он говорит. Учитель с потухшим взором ничему не сможет научить. Если несколько лет педагог говорит одними и теми же словами и ему самому уже становится скучно, надо менять ракурс, проблематику, подключать новые факты.

Очень важно выстраивать на уроке диалог. У нас в семинарии был педагог, о котором рассказывали легенды. Он внедрился в религиозную секту, и через какое-то время ему дали слово на одном из собраний. Тогда он по пунктам разложил все их учение, сравнив его с Библией. Секта после этого распалась, а у педагога как-то внезапно сгорели дом и машина. Представьте, какой исповеднический поступок, какое дерзновение! Так вот когда я учился, это был уже пожилой человек. Он преподавал катехизис по своему авторскому курсу. На лекциях можно было наблюдать, как он слово в слово воспроизводил свой учебник. Это было безумно скучно. А самое главное, это настолько оторвало преподавателя от реальности, что любой неожиданный вопрос выбивал его из колеи и приводил в раздражение. То есть если человек в какой-то момент теряет живой интерес к своему предмету, он утрачивает способность к диалогу.

— Что бы Вы пожелали педагогам и родителям в деле духовного воспитания детей?

— Есть одна простая истина: воспитывать может только воспитанный человек. Покажите детям, как быть христианином. И сделайте это так, чтобы им захотелось стать такими же.

Беседовала Марина Шмелева

* * *

Педагогам

Приобрести учебно-методический комплект «Жизнь и учение Господа Иисуса Христа» можно в храмах Покровской епархии и магазине «Православное Заволжье», расположенном на территории Свято-Троицкого кафедрального собора (г. Энгельс, ул. Площадь Свободы, 5).

Получить дополнительную информацию о пособии (посмотреть видеопрезентацию, скачать урок, прочитать отзывы) можно на сайте: www.detovoditel.ru или www.детоводитель.рф



Комментарии

Оставить комментарий

Православный календарь

19 сентября 2017 г. 6 сентября ст.ст. вторник. Седмица 16-я по Пятидесятнице. Поста нет.

Икона дня

Чудо Архистратига Михаила в Хонех
Чудо Архистратига Михаила в Хонех

Празднуемые Святые

Празднуемые Святые
Совершается служба на шестьВоспоминание чуда Архистратига Михаила, бывшего в Хонех (Колоссах) (IV). Cовершается служба, не отмеченная в Типиконе никаким знакомМчч. Евдоксия, Зинона и Макария (311-312). Мчч. Ромила и с ним многих (ок. 107-115). Прп. Архиппа (IV). Мчч. Кириака, Фавста пресвитера, Авива диакона и с ним 11-ти мучеников (ок. 250) Сщмч. Кирилла, еп. Гортинского (III-IV). Прп. Давида (VI). Сщмч. Димитрия пресвитера (1918). Сщмчч. Иоанна и Всеволода пресвитеров (1937). Киево-Братской (1654) и Арапетской икон Божией Матери.

Евангельские чтения

«Мысли на каждый день года» свт. Феофана Затворника
«Мысли на каждый день года» свт. Феофана Затворника
(Гал. 5, 11-21; Мк. 7, 5-16). "Ничто, входящее в человека извне, не может осквернить его; но что исходит из него, то оскверняет человека". Это место и подобные ему, напр. : "брашно не поставляет нас пред Богом" - выставляют обыкновенно нелюбители поста, полагая, что этим они достаточно оправдывают свое непощение, по уставу и порядку Церкви. Насколько удовлетворительно это извинение, всякому верному Церкви ведомо. При пощении постановлено воздерживаться от некоторых яств не потому, что они скверны, а потому, что этим воздержанием удобнее достигается утончение плоти, необходимое для внутреннего преуспевания. Такой смысл закона поста столь существен, что считающие какую-либо пищу скверною причитаются к еретикам. Неблаговолителям к посту не на этом надо бы настаивать, а на том, что пост не обязателен, хоть он точно средство к одолению греховных позывов и стремлений плоти. Но это такой пункт, на котором им устоять никак нельзя. Если преуспевание внутреннее обязательно, то обязательно и средство к тому, считающееся необходимым, и именно пост. Совесть и говорит это всякому. Для успокоения ее твердят: я другим способом возмещу опущение поста; или: мне пост вреден; или я попощусь, когда захочу, а не в установленные посты. Но первое извинение неуместно, потому что еще никто не ухитрился помимо поста сладить со своею плотью, и как следует устанавливать свое внутреннее. Последнее также неуместно, потому что Церковь - одно тело и особиться в ней от других противно ее устроению; удалить себя от общих чинов Церкви можно только выходом из нее, а пока кто член ее, тот не может так говорить и того требовать. Второе извинение имеет тень права. И точно, в ограничениях поста снимается обязательство его с тех, на которых постное действует разрушительно, потому что пост установлен не тело убивать, а страсти умерщвлять. Но если перечислить таковых добросовестно, то окажется такая их малость, что и в счет их нечего ставить. Останется один резон - нехотение. Против этого спорить нечего. И в рай не возьмут против воли; вот только когда осудят в ад - хочешь не хочешь, а ступай; схватят и бросят туда.

Фоторепортаж

фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж

Епископ Пахомий принял участие в праздновании дня Собора Саратовских святых
Все фоторепортажи