О храмах искусства и об искусстве в храмах

О храмах искусства и об искусстве в храмах

Когда мы хотим полюбоваться живописью, идем в художественный музей, а помолиться перед иконой отправляемся в храм. Но как быть, если икона одновременно признана и произведением искусства: она должна быть в храме или в музее? Возможно ли мирное соработничество сотрудников храмов и музеев в России? Об этом мы беседуем с ведущим научным сотрудником отдела экспозиционно-выставочной работы художественного музея им. А.Н. Радищева Ириной Васильевной Воронихиной.

— Скажите, пожалуйста, Ваша работа с произведениями искусства помогла Вашему приходу в храм?

— Если говорить откровенно, не помогла, даже немного мешала. В художественной среде часто интересуются буддизмом, изучают восточные практики, но редко хотят побольше узнать о Православии — религии той страны, в которой они живут и в которой были крещены. Об этом прекрасно написал в своей книге «Церковь и интеллигенция» архимандрит Рафаил (Карелин).

5_1.jpgС другой стороны, мое воцерковление помогает работе — приводит к познанию огромного пласта культуры, который до этого был для меня закрыт. Ведь в музеях по советской еще традиции многие произведения искусства толкуют только с эстетической точки зрения, не вникая при этом в духовную суть. С приходом в храм я открыла для себя очень многое в понимании искусства, и в первую очередь, что его произведения обладают как разрушающим, так и созидательным свойством. Сейчас у меня изменился взгляд на многие произведения, которые я оцениваю теперь прежде всего с нравственной точки зрения.

— Как Вы для себя определяете разницу между иконой и картиной?

— У них совершенно разные цели и задачи. Икона — это проповедь в красках. Она выполняет духовные задачи: перенесение человека от видимого к невидимому, от земного мира к горнему, помогает молиться. Эти задачи диктуют язык иконописи, символику образа, цвета, технику. Икона существует вне времени и пространства. Иконописец творит в строжайших рамках канона, хотя, конечно, его индивидуальность проявляется в манере письма.

В живописи все иначе. Художник идет от выражения своей индивидуальности, своего отношения к изображаемому. Картины ценятся с точки зрения выражения индивидуального творческого языка. И если на иконах не принято ставить подписи вообще, то произведения художника подчас ценятся именно и только из-за подписи. Основная задача художника при создании картины — эмоциональное воздействие на зрителя, выплеск собственных чувств и переживаний. Часто в живописи художник добивается решения чисто формотворческих задач, не вкладывая в картины глубокого смысла.

— А чем отличается храм от музея? Нередко ведь можно слышать, что люди заходят в храм, чтобы полюбоваться предметами старины, узнать что-то новое об истории своего края, послушать красивое пение.

— Можно, конечно, воспринимать храмовое действо как синтез искусств, как об этом писал священник Павел Флоренский. С какой-то стороны это действительно так. Но у храма и музея совершенно разные миссии. Храм — это единственное место на Земле, где человек может стать ближе к Богу. И все, что находится в храме — иконопись, фрески, песнопения, способствует решению одной задачи: вести человека к Богу. Наверное, есть люди, которым храмовая эстетика помогает сделать дальнейшие шаги на пути воцерковления. Я к таким людям себя не отношу, эстетические переживания в храме для меня вторичны.

Музей — это хранилище памятников истории, культуры, которые вырваны из контекста, из естественной среды бытования и законсервированы. Основные функции музеев — хранительская, просветительская, исследовательская, причем главная из них — первая. Хотя музеи сейчас стараются привлечь посетителей интерактивными экспозициями и мероприятиями, все-таки музей — место статичное, консервативное. А в храме произведения церковного искусства вовлечены в постоянную насыщенную духовную жизнь.

— Порой даже постоянные прихожане храмов относятся к храму как к музею, считают, что лучше иконы пусть будут в плохом состоянии, зато старинные. Некоторых даже пугает любой ремонт в храме. Как Вы к этому относитесь?

— Храм, безусловно, живет, его можно сравнить с домом большой семьи, в котором делают ремонт, закупают новые вещи. Конечно, бывают случаи, когда вопрос сохранения храма в историческом виде важен и для церковного, и для светского искусства. Можно привести в пример храм в честь Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря, в котором сохранились фрески знаменитого иконописца Дионисия. Их, конечно, нужно сохранять. Но в то же время нужно дать возможность совершать богослужения, молиться в этом храме. В таких случаях необходимо грамотное сотрудничество музейных работников и насельников монастыря, свободное от взаимных предубеждений.1_ikona.JPG

— Много шума в нашем обществе наделал процесс передачи Церкви ценностей, изъятых из храмов в годы гонений. Как Вы — с одной стороны, верующий человек, прихожанка Свято-Троицкого собора г. Саратова, а с другой стороны, сотрудник музея — относитесь к этой передаче?

— Закон «О передаче религиозным организациям имущества муниципальной собственности» не предусматривает повсеместного возвращения церковных ценностей из музеев в храмы, кроме тех редких случаев, когда храм выполняет функции музея. 

Мое отношение к реституции неоднозначно. С одной стороны, как прихожанка храма, немного знакомая с внутрицерковными проблемами, я понимаю ее необходимость. С другой стороны, я хорошо знакома с работой музеев и считаю, что сейчас далеко не то время, когда храмам можно передать все без исключения предметы, имеющие и музейную, и духовную ценность. Разумеется, я говорю только о тех предметах, которые представляют большую художественную ценность, а не о мощевиках, которые до сих пор хранятся в некоторых музеях и которые надо все вернуть Церкви.

Передавать, безусловно, нужно — иконы, священные сосуды создавались для богослужения, для храма. Но раз так сложилось, что эти предметы попали в музеи, не стоит возвращать их поспешно, необдуманно. Борьба с Церковью в советское время привела к тому, что хранителями многих церковных ценностей в нашей стране стали музейные сотрудники. Их роль в спасении, изучении и сохранении этих ценностей трудно переоценить. 

Сейчас нужно подготовить специалистов, которые обеспечат сохранность этих ценностей в храме. На сегодняшний день проблема номер один — создать адекватные условия для хранения, чтобы сберечь произведения храмового искусства для последующих поколений. Понятно, что идеальный пример — это храм во имя святителя Николая в Толмачах, в котором находится Владимирская икона Божией Матери и который также является одним из помещений Третьяковской галереи. Но это идеал, который на данный момент недостижим для многих. 

Неверная интерпретация этого закона на местах может привести к поспешности и непродуманным действиям, которые способны настроить многих людей против Церкви. А это очень плохо. И здесь выход один — создание ризниц-музеев при крупных храмах, соборах. Для этого можно привлекать сотрудников музеев, которые являются прихожанами храмов. Нам нужно отказаться от противопоставления музейных работников и сотрудников храма, вместе мы сможем сохранить иконы, фрески и в то же время дать возможность верующим людям молиться перед ними, использовать произведения церковного искусства по назначению. 

Беседовала Марина Шмелева


Комментарии

Оставить комментарий

Православный календарь

25 марта 2017 г. 12 марта ст.ст. суббота. Седмица 4-я Великого поста. Поминовение усопших. Великий пост. Пища с растительным маслом.

Икона дня

Преподобный Симеон Новый Богослов
Преподобный Симеон Новый Богослов

Празднуемые Святые

Празднуемые Святые
Cовершается служба, не отмеченная в Типиконе никаким знакомПрп. Феофана исп., Сигрианского (818). Прав. Финееса (ок. 1500 до Р.Х.). Свт. Григория Двоеслова, папы Римского (604). Прп. Симеона Нового Богослова (1021). Св. Александра исп. пресвитера (1933). Сщмч. Иоанна, Константина пресвитеров, прмч. Владимира (1938). Сщмч. Сергия пресвитера (1943). Лиддской-нерукотворной (на столпе), иконы Божией Матери (I).

Евангельские чтения

«Мысли на каждый день года» свт. Феофана Затворника
«Мысли на каждый день года» свт. Феофана Затворника
(Ев. 6, 9-12; Мк. 7, 31-37). "Плоть и кровь не могут наследовать Царствия Божия" (1 Кор. 15, 50). Следовательно, для получения Царствия надобно обесплотить и обескровить, то есть утвердиться в таком характере жизни, что крови и плоти словно нет. Это достигается совершенным отречением от дел кровяных и плотских. "Дела плоти известны; они суть: прелюбодеяние, блуд, нечистота, непотребство. идолослужение, волшебство, вражда, ссоры, зависть, гнев, распри, разногласия, (соблазны) ереси, ненависть, убийства, пьянство, бесчинство и тому подобное". Перечислив все это, апостол прибавляет: "предваряю вас, как и прежде предварял, что поступающие так Царствия Божия не наследуют" (Гал. 5, 10-21). Имеющий уши слышать, да слышит.

Фоторепортаж

фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж фоторепортаж

В Покровске прошла V научно-практическая конференция «Православная книга – путь к преображению души»
Все фоторепортажи