По благословению Епископа Покровского и Новоузенского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Легко ли быть «малой Церковью»?

Выражение «Семья – малая Церковь» дошло до нас с ранних веков христианства. Христос сказал: «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф. 18, 20). Христианскую семью, где есть единство любящих друг друга людей, скрепленных живой верой в Бога, действительно можно назвать «малой Церковью». Но возможно ли такое понимание семьи в наше время, такое крепкое единение? Беседуем об этом с протоиереем Алексием Кашириным.

«На молитву надо позвать»

В мае нынешнего года в городском парке Саратова состоялось обновление Доски почета «Лучшие семьи губернии». В их число вошла и многодетная семья протоиерея Алексия Каширина, настоятеля храма во имя великомученика и целителя Пантелеимона п. Степное Покровской епархии. Интересно, что два года назад семья младшего брата отца Алексия – протоиерея Владимира Каширина – тоже была занесена на областную Доску почета. Организаторы этого мероприятия были удивлены, вновь встретив знакомую фамилию. И есть чему удивиться: оба брата священники, оба многодетные отцы, достойно воспитывающие своих детей и сумевшие сохранить в своих «малых Церквях» лучшие семейные традиции.

Мы решили побеседовать с отцом Алексием и выяснить, легко ли быть «малой Церковью».

– Отец Алексий, давайте сначала разъясним понятие «малая Церковь». Что надо сделать, чтобы стать ею? Увеличить домашний иконостас, кадить ладаном, повесить над входной дверью икону?

– Церковь – это среда для спасения, а не внешние атрибуты. Значит, свой быт, свою семейную жизнь надо организовать так, чтобы она стала этой духовной средой. Для верующего человека Церковь начинается в храме, когда он участвует в Таинствах Исповеди, Причастия, а продолжается дома, в семье.

– Наверное, это сложно сделать свой дом продолжением Церкви. В храме собираются единомыслящие люди, а в семье не всегда бывает так. Нельзя же церковный устав привнести в дом.

– Это делать необходимо, потому что церковным уставом, например, предписан пост. Если в семье посты не соблюдаются, такая семья далека от Православной Церкви. А вот усердствовать в воспитании детей в вере не надо по той простой причине, что воспитывают примером, а не проповедями. Нравоучения, конечно, корректируют поведение детей, но ребенок, видя, как поступают родители, научится свои поступки сверять с позицией старших. Для него она станет правильной.

– Но как, к примеру, поставить ребенка на молитву, приучить читать утреннее и вечернее правило?

– Поставить нельзя. На молитву, на мой взгляд, надо позвать: «Хочешь, давай вместе помолимся».

– А он ответит: «Не хочу, лучше погоняю в футбол!»

– Это ответ 10–14-летнего подростка, звать надо гораздо раньше, здесь вы уже опоздали. Если семья пришла к вере, когда дети уже в подростковом возрасте, действовать надо по-другому. В этом возрасте у ребят часто возникают сложные ситуации, проблемы в школе или с друзьями. В такие важные для них моменты стоит предложить помолиться. Опыт молитвы, ощущение, что ты не один в этом мире, что есть Господь, который может помочь, он никуда не денется.

– И, наверное, надо почаще благословлять ребенка?

– Обязательно. Мои дети перед каждым экзаменом или контрольной звонят и просят не только у меня, но и у мамы родительского благословения. Для них это естественно, они знают, что без Бога не до порога.

– В советское время мы привыкли ответственность за воспитание своих детей делить со школой, какими-то досуговыми организациями. Недавно мы вспоминали святых Царственных мучеников, в их семье духовным воспитанием занимались сами родители. На Ваш взгляд, это правильный подход?

– Не соглашусь, потому что важнейшую роль в воспитании детей играет общество. Изолировать ребенка от мира не надо, потому что дома ты говоришь ему одно, а телевизор и улица – другое.

Я даже скажу вам такую парадоксальную вещь. Чем меньше общение ребенка с родителями, тем важнее и ценнее оно становится. Тогда каждое ваше слово, каждое наставление отпечатается в его сознании, запомнится. Если же ребенка постоянно воспитывать, слова теряют смысл, он их не слышит.

Вы вспомнили о царской семье, семье святых мучеников. Наши цари постепенно очищались от петровских, потом екатерининских всплесков нецерковности, отхода от Православия. В Николае II уже проявилась максимальная русскость, и так же в православных традициях любви, милосердия, жертвенности были воспитаны его дети.

Меня особенно поражает личность врача Евгения Боткина. Ведь ему предлагали уйти, а он остался, разделил мученическую смерть с царской семьей. Живя среди таких людей, дети напитывались их духом, они не могли быть иными, да и Господь действует в нас определенным образом.

«За все благодарим Бога»

– Давайте порассуждаем о служении матушки, супруги священника: в чем оно заключается? У святых отцов я прочитала, что основа православной семьи – единомыслие и любовь. Но ведь матушка – самостоятельная личность, почему у нее не может быть своих взглядов на семейную жизнь, в том числе, и на воспитание детей?

– Я про жизнь в семье знаю другие слова: Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу, потому что муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви (Еф. 5, 22–23). Это во-первых. А во-вторых: Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее (Еф. 5, 25).

Церковь объединяет людей Духом Святым, но когда мы вспоминаем слова Священного Писания – и будут два одною плотью (Мф. 19, 5) – они для современного мира, к сожалению, уже ничего не значат. Семейный человек заводит любовь на стороне или живет в так называемом гражданском браке. Если его половина имеет такой же опыт, значит, их уже не двое, а четверо. А у тех тоже были свои романы. Вот и получается сообщество людей, объединенных блудной связью, духом блуда. В этом греховном сообществе растут дети. Какими они вырастут?

Преподобный Амвросий Оптинский сказал, что в первые века христианства дьявол искушал людей страданиями, гонениями и смертью, в его время – помыслами и болезнями. А сегодня, я бы сказал, хамством и вседозволенностью. Если семья поддаётся этим искушениям, она не может называться христианской. Матушка для супруга – надежный тыл. Мы всё преодолеваем вместе, что бы в жизни ни происходило, за все благодарим Бога.

– Устроение христианской семьи часто сравнивают с церковной иерархией. Отец – священник, у матушки роль дьякона, а дети – послушные прихожане.

– Я бы такие параллели не проводил. Нередко смотришь на детей и у них научаешься смирению. Я воспитывался в семье нецерковной, а мои дети уже знают, что такое смирение, и они могут отпустить какую-то ситуацию: как Господь даст. Я же пытаюсь управлять ситуацией, это не всегда правильно.

– Может, Вы слишком строгий родитель, поэтому и дети у Вас смиренные?

– Строгость не учит смирению, скорее, она приучает ребенка приспосабливаться. В воспитании главное – любовь. Но она должна быть не лицемерной, дети чувствуют неправду острее, чем взрослые.

Прекрасная школа смирения

– Отец Алексий, нам осталось вспомнить о старшем поколении. Меня это особенно интересует. В России традиционно жили все вместе, садились за один стол. Сейчас это большая редкость, да и Господь говорит: «…оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей» ( Мф. 19, 5).

– Это сказано в духовном смысле, а не в бытовом. А в бытовом я ближе к «Домострою». Даже практически рассуждая, проще жить вместе, гораздо выгоднее, экономичнее. Одна квартира, один общий стол. Сами посудите: варите вы одну кастрюлю или две, оплачиваете одну квартиру или две? Жить вместе дешевле. И внуки всегда под присмотром, родители спокойны за детей. Внуки часто раздражают своих родителей, но не бабушек, те гораздо терпеливее.

– Батюшка, Вы не берете в расчет душевный покой. Всегда ли можно его сохранить, живя вместе?

– Мы говорим о «малой Церкви», а не о коммунальной квартире, где порой все друг друга ненавидят. Большая семья – это самая лучшая школа терпения, смирения, жертвенной любви. Здесь работа должна вестись со всех сторон, и старики должны быть помощниками в семье, а не обузой. В осенний период жизни Господь дает им возможность быть нужными и полезными своим родным.

– Остается спросить, какова Ваша семья?

– Маму своей супруги я называю тещенькой, она жила с нами, сейчас уехала к себе на родину, нам ее не хватает. Моя мама живет в семье брата.

– К какому выводу мы пришли? Возможно ли в наше время сделать свою семью «малой Церковью»?

– В наше время это даже актуальнее, чем в другие времена. Сегодня мы гораздо больше нуждаемся в среде спасения, которую дает нам Церковь с большой буквы и малая Церковь – наша семья. 

Ольга Стрелкова
Поделиться в: