По благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

С любовью к людям

Если вслушаться в слово «призвание», оно означает, что тебя позвали, и ты пошел. И не важно, когда это случилось – в юности или в зрелом возрасте. Человек нашел именно то дело, к которому лежит душа, которому хочется отдать свои силы, опыт, посвятить всего себя. Недавно в «ВКонтакте» на страничке Епископа Пахомия появилась интересная запись, небольшая зарисовка о человеке, который, однажды услышав призыв Бога к священству, полностью изменил свою жизнь, посвятив ее Церкви, Богу, людям.

Вот небольшой отрывок из этой записи: «Отец Герасим (Шевцов), настоятель Христорождественского храма села Каменная Сарма, – замечательный, удивительный, яркий батюшка, с огромным сердцем и жизненным опытом. Пожалуй, нет ни одного клирика в нашей епархии, кто не любил бы его. Я уже не говорю о прихожанах, здесь авторитет отца Герасима непререкаемый. Придя к Богу в зрелом возрасте и приняв сан священника, а затем и монашеский постриг, отец Герасим сохранил почти что детскую искренность и горячность. Эти качества сочетаются с его огромной любовью к людям, умением снисходить к их немощам, пастырской мудростью и ярким примером своей собственной жизни».

Мы встретились с отцом Герасимом, чтобы рассказать нашим читателям об этом замечательном сельском батюшке, чей путь к Богу, священству, а потом и монашеству был не совсем обычным.

– Я родился в Ершовском районе в простой крестьянской семье, мать работала в колхозе, отец был ветеринарным врачом. В нашей семье атеистов не было, но и особенно религиозной ее было не назвать. Никаких знаний о православной вере мы в детстве не получили, да у нас поблизости и храма ни одного не было.

Дед был коммунистом, возглавлял сельскую парторганизацию, а вот бабушка была по-настоящему верующим человеком, у нее в доме был свой угол, увешанный иконами. И когда товарищи по партии указывали своему парторгу на этот «пережиток прошлого», дед отвечал: «На моей половине весит портрет Ленина, а кому жена молится – это ее личное дело». Мама сумела крестить нас, но свою веру не навязывала, только постоянно по утрам молилась за нас. Так что пример бабушки и матери всегда был перед глазами.

Отец рано ушел из жизни, и мама одна поднимала нас, четверых детей. Я рос крепким парнем, увлекался спортом, и на срочную службу был призван в спецназ, трое моих сыновей также стали спецназовцами, кадровыми военными. После армии, как и мои родители, я работал в сельском хозяйстве, жил обычной жизнью семейного человека: работа, дети, домашние заботы. И никогда не думал, что главное дело моей жизни совсем в другом.

Все изменилось, когда в дом пришла страшная беда – от неизлечимой болезни в 46 лет умерла жена. Она успела перед смертью исповедоваться и причаститься, отпевал ее наш батюшка Сергий Захарья. Видя, как я тяжело переживаю уход любимой супруги, он сказал: «Приходи к нам, одному тебе будет трудно жить со своим горем». Так началось мое воцерковление, я стал алтарником в Никольском храме села Узморье, помогал в других сельских храмах.

В это время и в моем родном селе Каменная Сарма стали восстанавливать храм, односельчане позвали меня помогать. В мае 2013 года на освящение нашего храма приехал Владыка Пахомий. В беседе со мной он спросил, хочу ли я стать священником. Я уже жил с этой мыслью и, конечно, с радостью согласился.

Несколько месяцев в Свято-Троицком соборе изучал церковный устав, чтение на клиросе, потом по благословению Владыки поступил на учебу в Саратовскую православную духовную семинарию, успешно ее закончил, и в 54 года был рукоположен в дьяконы. А вскоре принял священнический сан и стал настоятелем трех сельских приходов.

К тому времени я был уже дедом пятерых внуков, и в марте нынешнего года к удивлению и недовольству своих родных принял монашеский постриг. Конечно, им хотелось, чтобы я больше занимался внуками, и я их всех очень люблю, но я выбрал то, к чему меня призвал Господь. Никаких метаний и сомнений у меня не было. Благословение Владыки Пахомия полностью ложилось на мой собственный выбор.

– Но почему все-таки монашество, ведь Вы только начали свой священнический путь?

– Всегда нужно помнить, что смысл нашей жизни состоит в том, чтобы достичь Царствия Небесного. Я поздно пришел к Богу и все чаще стал задумываться о спасении, а монашество – это особый благодатный путь, на который человека призывает Сам Бог. И я без монашества уже не мыслил своей жизни. Я по-прежнему служу на своих приходах, внешне ничего не изменилось, но внутренняя духовная жизнь после монашеского пострига стала иной, более глубокой и интересной.

Человек может всего добиться в миру и стать добрым семьянином. Но он к Богу стремится, стремится к тому, чтобы ничто не стояло между ним и Творцом. Это и есть монашеский путь. Если бы рядом со мой оставался любимый близкий человек, или пришел бы я к Богу раньше, в молодые годы, возможно, проживал бы сейчас другую жизнь. Но сейчас я рад, что моя жизнь складывается именно так, что я иду туда, куда ведет меня Господь.

– А если бы Владыка не подошел к Вам и не заговорил, Вы могли бы так и не стать священником?

– Я сам к Владыке подошел, я очень хотел изменить свою жизнь, хотел стать священником. Когда храм у нас восстановили, люди попросили Владыку прислать священника, а он ответил: «Священников у нас нет. Подбирайте свою кандидатуру, мы его будем учить». К тому времени я уже три года алтарничал и постоянно просил Господа услышать меня, и Он услышал. Господь говорит нам: Просите, и дано будет вам (Мф. 7, 7). Так и получилось.

Владыка внимательно меня выслушал, расспросил подробно о моей жизни, и только тогда благословил на обучение. Вот так и начинался мой путь. Сейчас я служу в родном селе, где меня все знают, правда, осталось здесь всего несколько стариков, а приход в основном состоит из жителей окрестных сел.

– Как Вы думаете, почему Господь кого-то призывает к Себе, а кого-то нет?

– Я много над этим думал. Когда горе меня придавило, я не роптал на Бога, сумел принять эту боль без гнева и не отвергнуть Господа из своей жизни, а, наоборот, приблизиться к Нему. Надо научиться благодарить Бога за все и всегда полагаться на Его волю.

– Батюшка, Вы не помните, конечно, но три года назад я пришла к Вам на исповедь с таким же горем – я только похоронила мужа и ни о чем другом говорить и думать не могла. Вы меня очень тогда поддержали, на своем примере показали, что с Богом все преодолимо. Я до сих пор Вам благодарна за тот душевный разговор.

– Никто без скорбей не живет, значит, таков Ваш путь ко спасению. Самое главное – не впасть в уныние, в отчаяние, это только увеличивает боль. Уповать надо на Господа, просить, чтобы укрепил, дал силы.

– Отец Герасим, прихожане Вас любят, вот и Владыка так тепло о Вас написал. Чем же Вы смогли завоевать доверие людей?

– Не мне об этом рассуждать, просто я стараюсь быть хорошим священником. Могу сказать, что каждого, кто приходит в храм, особенно если с бедой, с горем, надо внимательно выслушать, утешить, отнестись с любовью. Я стараюсь так и поступать. Нельзя отмахнуться от человека, сославшись на занятость. Дела подождут, а с человеком надо поговорить так, чтобы он в батюшке увидел отца. Надо взять на себя хотя бы частичку его боли.

Нередко в храм приходят люди вообще невоцерковленные. Душа болит, а идти некуда. Вот и приходят к Богу, как в последнюю инстанцию. А здесь еще священник встретит недобро, оборвет человека… Прежде всего, пастырь должен любить людей, так завещал нам Господь. Да любите друг друга, как Я возлюбил вас… (Ин. 13, 24). За каждую душу мы должны цепляться, спасая других, мы и себя спасаем. Никакие добрые дела не прибавят в глазах Божиих человеку, если в сердце его не будет любви.

– Наверное, Ваш любимый святой – батюшка Серафим?

– Опыт его жизни, его советы, его безграничная любовь к людям всегда со мной. У батюшки Серафима был уникальный дар духовника, он умел видеть людей, как никто другой. С каким тактом, вниманием он слушал каждого приходящего к нему человека. Умел почувствовать его горе, смятение и тревогу. Конечно, это притягивало к нему людей. Сегодня мы бы сказали, что батюшка обладал удивительно сильной харизмой. А обращение преподобного ко всем приходящим «Здравствуй, радость моя!» показывает, как надо нам, православным христианам, вести себя со всеми людьми. Особенно, если ты пастырь. Когда я был еще уставщиком, ездил в Дивеево, молил отца Серафима о священстве, и он меня услышал.

– Вы не жалеете, что так поздно в Вашей жизни это произошло?

– Конечно, жалею, я считаю, что мог гораздо больше сделать полезного для своей души и для людей, если бы раньше обратился к Богу. А так многие годы моей жизни были прожиты бесцельно.

– Разве бесцельно? Вы сыновей прекрасных воспитали!

– Сыновьями я горжусь, сумел воспитать их в православной вере, воинами воспитал. У них даже краповые береты есть.

– Что это за береты?

– Краповый берет – это красный берет, окропленный кровью, символ спецназа. Это самая ценная награда для бойца, заслужить который под силу не каждому. Чтобы получить право носить краповый берет, надо пройти серьезные испытания, и трое моих сыновей их достойно прошли. Считается, что эта награда для бойца спецназа даже выше медали.

– И у Вас такой берет был?

– Почему был, он и есть у меня. Но мне бы не хотелось об этом говорить. Это не самое главное. Главное – это то, что по воле Божией пришло в конце моей жизни.

– Что бы Вы еще хотели успеть сделать? Вроде все уже произошло – и детей достойных воспитали, и священником стали.

– Нет, не все. Священный сан – самая большая радость в моей жизни. Я буду служить столько, сколько Господь даст мне сил и здоровья. У меня сейчас много забот на каждом приходе, скоро прибавится еще один приход, и надо будет везде успевать, ездить, служить. Люди этого ждут. А потом буду молить Бога, чтобы дал мне возможность подняться на более высокую ступень монашеского посвящения и стать схимником. Владыка мне так и сказал: «Пока Вас не отпускаю, Вы здесь нужны. А когда будете немощны, определю Вас в монастырь». Вот тогда все земные заботы и дела будут оставлены ради соединения с Господом. А можно ли для этого найти место лучше, чем монастырь? Я буду принадлежать только Богу, и главным в моей жизни станет молитвенное служение.

Ольга Стрелкова
Оставить комментарий
Поделиться в: